В прокат вышел фильм «Манифесто» Джулиана Розефельдта. Кейт Бланшетт сыграла в нем 13 ролей — от бездомного до биржевого брокера. И зачитала 12 художественных манифестов ХХ века — от Ги Дебора до Кандинского. Time Out разбирается, что все это значит.
Previous
Бомж и ситуационизм
© Julian Rosefeldt / VG Bild-Kunst

Бомж и ситуационизм

1/12

Что мы видим

По запущенным индустриальным окраинам куда-то плетется бомж. Карабкаясь по лестницам, крышам и мостам, он голосом заправского алкоголика из подмосковной электрички выкрикивает что-то о революции, кризисе буржуазии, несостоятельности капиталов. В общем, перед нами социально-ответственный юродивый.

Цитата

«Общий кризис капитализма отражается в его культуре. Экономическая и политическая машина буржуазии находятся в упадке. Ее философия литература и искусство обанкротились».

Что все это значит

Как вы догадались, бездомный в исполнении Кейт Бланшетт зачитывает художественный манифест. Сразу оговоримся — и в этой, и в последующих сценах Розефельдт использует не конкретный текст в чистом виде, а компиляцию из нескольких. В этой сцене, посвященной философии ситуационистов, за главного — лидер движения Ги Дебор и его манифест 1960 года. Ситуационизм возник в 1957-м, отпочковавшись от троцкизма. Отсюда призывы к социальной и культурной революции. Манифест Ги Дебора стал предтечей его знаменитого труда «Общество спектакля», в котором француз жестко критикует капитализм и усиление роли СМИ и развлечений в жизни человека (как мы видим, бомжу-ситуационисту в новелле Розенфельдта не очень-то весело). Ситуационисты оказали сильное влияние на студенческие протесты 1968 года, соперничая с марксистской и маоисткой идеологией.

Next

Спецпроект

Загружается, подождите ...