На Каннском фестивале есть одна нехорошая традиция. На первом в мире показе фильма, где присутствуют только кинокритики, зрители начинают громко высказывать свое мнение о картине: хлопают или «букают», то есть кричат boo. Time Out рассказывает обо всех «забуканных» фильмах этого фестиваля и объясняет, почему с ними так жестоко обошлись.
Previous

Луна Юпитера

1/6

Как отреагировала публика?

Единогласно «забукала» фильм, как только начались титры.

Заслуженно? 

Отчасти да.

Венгерская картина «Луна Юпитера» была бы очень интересным опытом для авторского кино. Это вроде бы обычная восточно-европейская драма, в угоду современным реалиям — про сирийских беженцев. Несчастные отряды мигрантов пытаются переплыть реку на венгерской границе, но их ловит погранслужба, лодки переворачиваются, выжившие бросаются врассыпную. Одного из них, молодого парня по имени Арьян, даже ловит местный мент и с перепугу стреляет в него аж четыре раза. Кровь из сирийца, однако, не течет ручьями, а начинает против гравитации подниматься вверх, как и он сам: мученик-эмигрант обретает сверхъестественные способности.

И все было бы хорошо. Попытка обернуть стандартное супергеройское кино, которое к 2017 году уж точно себя исчерпало, под артхаусный жанр — это очень похвально. По тому же пути пошел успешный фильм студии Fox «Логан», который тоже впервые показали на большом кинофестивале (Берлинском). Сама идея и вправду поражает: превратить совесть европейской нации, сирийского парня, в ангела или даже Иисуса — это красивое переосмысление современного кризиса Старого Света. Над своей же прямолинейной метафорой авторы же и посмеиваются: например, когда новый друг главгероя, жуликоватый врач (играет грузин Мераб Нинидзе), спрашивает, кем работал отец Арьяна, то закономерно узнает, что плотником (кем же еще).

Беда в том, что всю эту симпатичную параллель режиссер Корнел Мундруцо к концу радостно променял на бесконечную экшн-сцену, которая идет последние минут сорок. Герои в ней все бегут и бегут друг за другом, рядом взрывается станция метро, а каннский зритель-сноб с недоумением наблюдает недорогие спецэффекты. Бюджет картины для Венгрии, кстати, немаленький, 10 миллионов евро. Получается, что не волновала Мундруцо судьба Европы, а волновала только лишь его собственная карьера. «Спутник Юпитера» — это такой шоурил молодого постановщика, который надеется, что его позовут в Голливуд, и он с радостью забудет и про европейское кино, и про сирийских беженцев.

Next