Зачем платить 2000 долларов за сумку, которая в «Икее» стоит 49 рублей

На прошлой неделе модный дом Balenciaga выпустил кожаный шопер стоимостью более 2 тысяч долларов, который легко можно спутать с сумкой для покупок из IKEA за 49 рублей. Time Out вспомнил похожие случаи в мире моды и поразмышлял, зачем дизайнеры это делают.

СМИ от новостных до глянцевых, блогеры и знаменитости моментально отреагировали на новинку от Balenciaga. Всех возмутила высокая цена и ее очевидное сходство с шопером из IKEA, за который не нужно выкладывать столь крупную сумму и который впоследствии можно отправить на переработку.

Не заставила себя долго ждать и корпорация IKEA. Вместо иска о плагиате, который все предрекали, они предъявили миру ироничную инструкцию, как отличить настоящую сумку «ФРАКТА» от подделки Balenciaga — сумка от IKEA шуршит, вмещает в себя множество вещей, например, хоккейное снаряжение и кирпичи, она легко отмывается от грязи, в нее можно налить воды, она удобно складывается и стоит 99 центов.

Автор скандальной сумки — креативный директор дома Balenciaga Демна Гвасалия, который известен своей работой с маркой Vetements и является ее единственным официальным представителем (остальные дизайнеры из коллектива работают анонимно). И IKEA, кстати, не первый массовый бренд, вдохновивший Гвасалия.

Дизайнеры и художники во все времена черпали вдохновение в повседневных вещах. То, что кажется шуткой, хулиганством, иронией, — на самом деле продуманная стратегия.

В прошлом году все шумно обсуждали его футболку для Vetements с логотипом DHL, стоимостью более 20 тысяч рублей. На показе в Париже на подиум в ней вышел российский дизайнер Гоша Рубчинский. Тогда все тоже возмущались абсурдной ценой, но футболки от Vetements, которые нереально отличить от тех, что обычно носят курьеры DHL, разлетались по модным гардеробам с космической скоростью. За ними гонялись, их доставали у перекупщиков по совсем безумным деньгам, а потом приходили в них на модные мероприятия и позировали street style фотографам.

До Демны Гвасалия многие модные дома и дизайнеры уже обращались к повседневным вещам, превращая их в дорогостоящие объекты. В 2007 году такая же реакция была у мирового сообщества на сумку челнока от Louis Vuitton. Марк Джейкобс на показе весенне-летней коллекции вручил моделям огромные клетчатые мешки, которые в Америке ассоциируются с эмигрантами из неблагополучных стран, а в России с челноками 1990-х, которые ездили в Турцию и Китай за «шмотками». Когда возмущенные крики стихли, в глянце стали появляться фотографии знаменитостей, разгуливающих по Нью-Йорку, Лос Анджелесу, Майами, Парижу и Лондону с сумкой челнока от Louis Vuitton. В 2013 Celine и Stella McCartney снова обратились к этому мотиву и показали пальто, как будто сшитые из этой самой китайской хозяйственной сумки.

Потом у Louis Vuitton появилась сумка похожая на пакет для мусора, у Maison Martin Margiela — клатч-пакет из-под чипсов, Раф Симонс сделал для Jil Sander сумку-крафтовый мешок для завтраков, Chanel выпустили lego bag, будто собранную из детского конструктора, а Джереми Скотт разлил новый парфюм Moschino во флаконы похожие на жидкость для мытья стекол.


Дизайнеры и художники во все времена черпали вдохновение в повседневных вещах. То, что кажется шуткой, хулиганством, иронией, на самом деле продуманная стратегия, у которой есть цель — удивить публику, заставить ее хотеть какой-то бессмысленный предмет, выпущенный ограниченным тиражом, привлечь ее внимание. К бренду или проблеме — переработке мусора, обществу потребления, абсурдной погоне за трендами. А заодно продать побольше вещей из основной коллекции. Это работает безотказно — особенно теперь в эпоху блогеров, инстаграма и твиттера. Бренд получает публикации и вирусную рекламу (причем авторы оригинала, такие как DHL и IKEA, тоже, поэтому они выбирают не суд с Демна Гвасалия, а правильную реакцию), публика — повод потратить деньги и задуматься о вечном или просто насладиться волшебным превращением банального предмета в арт-объект.

Спецпроект

Загружается, подождите ...