Самое лаконичное интервью Константина Хабенского

В четверг в прокат выходит мультфильм «Урфин Джюс и деревянные солдаты». Злодею Урфину свой голос подарил Константин Хабенский. Time Out задал актеру четкие вопросы по делу и получил на них самые честные ответы. 

— Вы сами мультфильм уже посмотрели?

— Еще не успел, но посмотрю.

— А литературный первоисточник, сказочный цикл Александра Волкова, читали?

— В детстве.

— Кто из героев Волшебной страны вам ближе всего по психотипу?

— Мне и с Урфином комфортно.

— Урфин — он какой?

— Наивный.

— В чем проявляется его наивность?

— Он жил в мире фантазий.

— О чем фантазировал Урфин?

— Он мечтал, чтобы его все любили.

— Урфин — он несчастный?

— Все мы несчастливы в той или иной степени.

— А почему вам нравится этот персонаж?

— Он прекрасен в своей наивности. 

— Урфин мечтает о волшебной палочке и в конце концов ее находит, а вы в детстве мечтали о чем-то подобном?

— Об этом обычно все дети мечтают.

— На какого сказочного героя вы хотели быть похожи в детстве?

— Ни на кого.

— А в юности?

— Наверное, на героев Дюма и Майн Рида.
 


— В прокате идет «Время первых», где вы играете покорителя космоса. Для вашего поколения космонавты были супергероями, ролевыми моделями. Вам не обидно, что нынешним мальчишкам плевать на космос?

— Сейчас космос — обычное явление, кто-то постоянно есть на орбите.

— Сейчас герои поколения — это ютуберы. У вас не вызывает недоумения, что ролевые модели — это люди, вытворяющие в кадре черт знает что?

— Не вижу ничего страшного.

— А вы на YouTube зависаете?

— Иногда смотрю, в основном по работе.

— Вы занимаетесь благотворительностью, играете в театре и в кино. Константин, кто вы в первую очередь?

— Я — никто. 

— Вас часто называют главным российским актером. Что вы думаете, когда слышите подобное?

— Не придаю этому значения.

— А кого из своих коллег считаете главными?

— Есть люди, которые работают, а есть те, кто делает вид.

— Некоторые считают, что вы собрались уйти из кино. Правда?

— Это кто же?

— Журналисты.

— Наверное, они решили, что мне пора заканчивать. Но я осмелюсь еще поработать.