Как не надо называть рестораны
© facebook.com/MosburgBarGrill

Благодаря нетленному мультфильму про капитана Врунгеля все будущие бизнесмены должны уяснить для себя четкое правило: как вы яхту назовете, так она и поплывет. В ресторанном море — тоже: все имеет суть и вес.

Моду на дурацкие ресторанные вывески в Москве завели создатели холдинга Ginza Project. Еще в 2005 году они обидели посольство Японии, а с ним — всех японцев разом, назвав сеть суши-баров «Япошкой». Поработав совсем недолго, ребята провели ребрендинг, устранили досадный суффикс и укрепили внешнеэкономические отношения более мягким «Япошей». Потом был скандал с отелем The Ritz-Carlton, который не захотел дарить свое люксовое название новоиспеченному ресторану «Гинзы» «РИЦ Карлсон». Отельеры лишили его приставки «Ритц», отчего здешним официантам как минимум пару лет пришлось носить широкие голубые штаны с огромной пуговицей на животе. Надеемся, они хотя бы получали плюшки за вредность.

Можно лишь пожалеть дипломированных филологов, которые плачут горькими слезами, каждый раз проходя мимо каламбурных «Паб Ло Пикассо», Cook'kareku, «Каррифана», «Картофана», «Мосбурга» и прочей «КукаБарры»

Героя северного эпоса Деда Пихто «Гинза» вызвала отвечать за русскую кухню. Стоило нам только привыкнуть к вывеске «Дед Пихто», как ресторан преставился и реинкарнировал в новый проект с еще более чудовищным названием Dusha. К счастью, и она вскоре отдала богу душу.

Впрочем, не «Гинзой» единой множатся бестолковые вывески в этом городе. Там, где есть креатив, обязательно случится и антикреатив. В последнее время его развелось так много, что неудачные названия впору разбивать по типам и селекционировать. 

Например, столичные рестораторы очень любят поиграть словами. Можно лишь пожалеть дипломированных филологов, которые плачут горькими слезами, каждый раз проходя мимо каламбурных «Паб Ло Пикассо», Cook'kareku, «Каррифана», «Картофана», «Мосбурга» и прочей «КукаБарры» (cook и bar скрываются под именем хохочущей австралийской птицы). Удачных примеров этих слияний и поглощений мы не нашли, зато нелепых — хоть отбавляй. 

На ресторанной арене идет настоящая битва славянофилов и западников. Манеру приписывать «Ер» (Ъ) в конце фамилии, начатую старорежимным рестораном «Палкинъ», в свое время скопировал Андрей Деллос в «Кафе Пушкинъ», объясняя тем самым всю дореволюционность происходящего в его заведении. Продолжил развитие русско-имперской темы Кирилл Гусев с «Обломовым», а жирную точку в этой истории поставили бизнесмены из поселка Крекшино с рестораном аргентинской, европейской, итальянской, русской и японской кухни «Александръ». 

В противовес славянофилам западники (в лице все той же «Гинзы») завели моду на использование определенного артикля английского языка перед русским словом. Но их «The Сад», ставший одним из зачинщиков, хотя бы имел стройную концепцию и хорошую кухню. Чего не скажешь о бесконечной череде заведений с определенным артиклем, но не всегда определенным качеством услуг: «The Лапша», «The Плов», The Podwall и даже «Кекс in the City». Возникает вопрос: нужно ли произносить все эти Grechka Lab, Valenok и Beriozka с американским акцентом или достаточно будет заграничного написания? 

Отдельная песня — ресторанные метисы (Mamalыga, Vаниль, Бараshka, Хищnik и тому подобное), которые действительно заставляют озвереть, когда приходится дважды переключать раскладку на клавиатуре. Поди запомни, какая часть слова пишется латиницей, а какая кириллицей, и главное зачем? Из моды эта мода давно вышла. Но свежеоткрывшийся Vinтаж 77 об этом не знает, а к языковой чехарде здесь добавили еще и цифры для верности. В меню — блюда какой угодно кухни, в интерьере — зеркальный потолок ромбами, а вообще это караоке, где за отдельную плату можно сломать микрофон. Кстати, о цифрах: иногда кажется, что рестораны подают нам тайные знаки. Что значат 18.12, 1808, 444, 45/60, 495 на вывесках? Цены? Граммы? Калории? А, может быть, сигналы бедствия? Нет ответа.

В стране, где каждый второй произносит Lamborghini как «Ламборджини», есть ресторан римской пиццы Scrocchiarella. Просто попробуйте как-нибудь быстро ответить по телефону, где вы находитесь: «Я в «Скрокьярелле».

Кафе «Сюси-пуси», к сожалению, кроме инфантильного названия, ничего больше предложить не в состоянии. Закрывшемуся пабу «Немец-Перец. Колбаса» надо было вводить специальное барное меню «Стакан-лимон. Выйди вон!». А ресторан, в котором уживаются хорошие вина, пироги с разными начинками и блюда из птицы, недолго думая, назвали «Пироги, Вино и Гуси». Пироги, вино и гуси, а нужны ли вы бабусе? Хорошо, что у них нет кальянов.  

Тяжелее всего приходится жить граммар-наци в одном мире с ресторанами, у которых и вовсе неподъемные имена, со сложной и ненужной орфографией, — как модный нынче Erwin. РекаМореОкеан, фешенебельный A.V.E.N.U.E. или уже почивший в бозе воображала B.I.G.G.I.E. Или вот — «Страна, которой нет». Нет? И не надо! А в нашей стране, в которой каждый второй произносит Lamborghini как «Ламборджини», есть ресторан римской пиццы Scrocchiarella. Просто попробуйте как-нибудь быстро ответить по телефону, где вы находитесь: «Я в «Скрокьярелле».  Рестораторы, пожалуйста, перестаньте испытывать терпение и гостей, и журналистов, и даже собственных пиарщиков! 

Напоследок дадим один совет будущим королям нейминга: красивые иностранные названия стоит хорошенько прогуглить до открытия. Не то попадешь впросак, как в случае с баром Koba, ведь именно Кобой друзья называли Сталина.