Фото №0
Фото №1
Фото №2
Фото №3
Фото №4
Фото №5
Биографическая драма по одноименной книге Марго Ли Шеттерли о команде афроамериканок-математиков, перевернувших американскую космическую индустрию 1960-х годов. Вынужденные оставаться скрытыми фигурами в мировом научном мире из-за пола и цвета кожи, талантливые женщины производили вычисления для НАСА и сделали возможными первые полеты американских астронавтов в космос. Ужесточение космической гонки с СССР и феноменальные способности сотрудниц заставили начальство сделать несколько важных шагов в борьбе с сегрегацией и женской дискриминацией. «Скрытые фигуры» получили три номинации на «Оскар» в категориях «лучший фильм», «лучшая актриса второго плана» (Спенсер) и «лучший адаптированный сценарий».

Проникновенная история вклада чернокожих математичек в успех американской космической миссии.

В подкорку этой сердечной, народной драмы зашита довольно изысканная мысль: у ученых, занятых чем-то действительно важным, нет времени на расизм или сексизм. Эта идея обернулась реальностью в центре научных разработок НАСА в начале 1960-х, когда в разгаре космической гонки между США и СССР несколько чернокожих математичек не только получили повышение, но и сыграли ключевую роль в запуске астронавтов в космос. До отмены сегрегации и движения за права афроамериканцев оставалось еще несколько лет.

«Скрытые фигуры» берут эту почти неизвестную главу черной истории и покрывают ее толстым слоем глянца. Пристрастие к оглушительному пафосу режиссер Теодор Мелфи демонстрировал еще в своем предыдущем фильме «Святой Винсент» — и его новая работа следует тому же пути, даже располагая и без того мощной историей. В ее центре — три чернокожих женщины, троица обаятельных ботанов в юбках. Математик-умница Кэтрин Джонсон (Тараджи П. Хенсон) корректирует космические траектории, проложенные высокомерными белыми мужчинами. Мечтающая стать супервайзером Дороти Воэн (Оливия Спенсер) в свободное от работы время учит языки программирования. Инженер Мэри Джексон (Жанель Монэ) бьется за право посещать колледж. Фильм приравнивает их роль в космической программе к достижениям астронавтов и дизайнеров кораблей — но это поправка, которую ему нетрудно простить.

В свои лучшие моменты «Скрытые фигуры» хвастает тем же научно-космическим драйвом, что и «Аполлон 13» — и им идет на пользу присутствие Кевина Костнера в режиме либерального гнева: вот он, в роли директора НАСА, срывает табличку с двери сегрегированного туалета: «У всех в НАСА моча одного и того же цвета!» Но чтобы добраться до этих проникновенных сцен, придется перенести километры смехотворных монтажных нарезок, озвученных Фаррелом Уильямсом, и несколько болезненно передирающих стиль Аарона Соркина словесных перепалок. Этот фильм, конечно, метит в звезды, но он мог бы и в самом деле пробиться в стратосферу, если бы немного охладил свой подход.