Москва
Москва
Петербург
Топ фильмов-фэнтези 2015 года

Топ фильмов-фэнтези 2015 года

Фэнтези — уникальный жанр, интересный и взрослым, и детям. Лучшие фэнтези-фильмы позволяют заглянуть в другой мир, вернуть в жизнь сказку, добрую или страшную. Ежегодно киноиндустрия дарит зрителям новые фильмы в жанре фэнтези, и прошлый год не стал исключением. Time Out представляет зарубежные новинки кино-фэнтези, вышедшие в 2015 году.

Пэн: Путешествие в Нетландию (реж. Джо Райт, США)

Историю Питера Пэна уже не раз переосмысляли на новый лад — включая «Крюк» Стивена Спилберга, где Робин Уильямс играл повзрослевшего мальчика, который вообще-то отказывался взрослеть, и «Волшебную страну» с Джонни Деппом в роли писателя Дж. М. Барри. Теперь же режиссер «Анны Карениной» Джо Райт в своем первом семейном фильме живо рассказывает предысторию детской классики — воображая, как именно Питер (Леви Миллер) стал Пэном.

Некоторые персонажи совпадают (впрочем, обходится без семьи Дарлингов), но Райт задействует новый сюжет — который уделяет особенное внимание тому, кем были родители Питера и почему они оставили его в мрачном приюте. 

«Пэн» то и дело переключается между военным Лондоном 1940-х и красочной, будто бы нарисованной анархистом-мегаломаном Нетландией. Именно в этом сказочном мире обитают остальные персонажи. Вот похищающий детей пират Черная борода (Хью Джекман), театральный, непредсказуемый гранд-злодей, появляющийся в кадре под «Smells Like Teen Spirit» Nirvana. Вот Джеймс Хук (Гаррет Хедлунд), еще не капитан (всему свое время), который раздражающе энергичен и выглядит молодым Индианой Джонсом. А вот Тигровая Лилия (Руни Мара), спокойная, сильная, наверняка будущая любимица маленьких девочек. Она возглавляет возможное только в ХХI веке пан-национальное племя, конгломерат рас и цветов — от викторианской кожи детища Барри Райт отказывается так же смело, как и от его сюжета.

Под леденцовой оболочкой этого фильма обнаруживается довольно лобовое мессианство для самых маленьких: потерянную маму Питера, конечно же, зовут Мэри (Аманда Сейфрид во флэшбеках). «Пэн» искрит интересными идеями. Не все они приживаются, но в итоге выходит бодрое и красиво снятое приключение — которое не только удивляет свою юную аудиторию, но и не боится ее немного припугнуть.


Новейший завет (реж. Жако ван Дормель, Бельгия)

Божественная комедия Жако ван Дормеля о бегстве десятилетней дочки Саваофа в наш безумный мир. Бог не только есть – он живет в Брюсселе, тиранит жену и десятилетнюю дочь, а время проводит, теша самолюбие посредством бессмысленных мучений своей любимой игрушки. То есть человечества. На этой прямолинейной идее автор «Господина Никто» Жако ван Дормель выстраивает божественную (во всех смысла слова) комедию – которая пользуется образом сварливого бога, чтобы воспеть мир людей во всем своем многообразии. Включает последнее, к слову, влюбленных друг в друга Катрин Денев и гориллу, красотку с силиконовой рукой и социопата-убийцу.


Золушка (реж. Кеннет Брэна, США)

Традиционалистская экранизация классической сказки — традиционных же достоинств. Довольно феминизма. «Дисней», очевидно, устал от того, что его канон классических сказок начал расшатываться от веяний времени, требующего от принцесс сознательности. После нешаблонных «Холодного сердца» и «Чем дальше в лес...» студия возвращается к первоосновам принцессиного бытья в богатой, инфантильно сладкой «Золушке» Кеннета Браны. Микроскопическая талия, пышный бюст, хэппи-энд — эта Золушка (Лили Джеймс из «Аббатства Даунтон»), хоть и зовется поначалу только Эллой, а не Синдереллой, от большинства предшественниц ничем не отличается.

Брана начинает свой фильм уже с придыханием, разыгрывая сцены из идиллического детства Эллы в эстетике, вдохновленной лесными угодьями, в которых это детство прошло. «Будь стойкой и верь в добро», — завещает ей мама (Хэйли Этуэлл) со святой улыбкой на устах, тем самым заклиная девочку на жизнь в непротивлении злу и одиноком пении для аудитории из ручных CGI-мышат. Зло здесь эффектно олицетворяет Кейт Бланшетт в роли мачехи, похожей на фамм фаталь из 1940-х (включая локоны Вероники Лэйк и убийственно красную помаду). В целом это довольно буквальное прочтение классической сказки, но Брана и сценарист Крис Вайц («Золотой компас») додумали мачехе достаточную предысторию, чтобы она не выглядела одномерной психованной стервой. Оставшаяся разоренной вдовой после смерти первого мужа, она не сильно рада тому, что муж второй все еще влюблен в свою собственную покойницу.

В остальном этот фильм от знакомого с детства сюжета не отступает. Хелена Бонэм Картер уморительна в роли Феи-Крестной, ведущей себя, как Александр Васильев после пары джин-тоников. «Не против, если я немного поколдую?», — бубнит она, глядя на старое золушкино платье. Брана, кроме того, похоже, вдохновлялся сказкой о Кейт Миддлтон и принце: если в диснеевском мультфильме 1950-го Золушка была дворянской дочерью, то здесь она простолюдинка, а ее Принц (Ричард Мэдден, играет в основном бровями) — наследник небольшого королевства, намеренный жениться по любви.

Все это очень трогательно и безобидно — хотя и не перестаешь втайне мечтать, чтобы Золушка заслужила свой хэппи-энд чем-то посущественнее доброго отношения к рисованным мышам и умения терпеть чужое скотство с неизменной улыбкой на лице.


Век Адалин (реж. Ли Толанд Кригер, Канада)

Романтическое фэнтези о девушке, почти сто лет отказывавшейся стареть. Как обнаруживали многие вампиры киноэкрана, в комплекте к вечной молодости прилагается немало проблем. То же теперь доказывает и эта фэнтези-мелодрама, в которой героиня Блейк Лайвли с 1937-го не состарилась даже на день. Опасаясь особого, как к фрику, к себе отношения, она кружит по планете, нигде не задерживается и ни к кому не привязывается — даже после рождения дочери.

Судьбу одиночки Адалин меняет любовь, но все интересное, что можно придумать на тему вечной молодости и преходящего чувства, в фильме не показано. Объяснение странного изъяна героини смехотворно, а поданные как документальные отступления от основного сюжета карикатурны. Самой же Адалин не хватает хоть какой-нибудь индивидуальности (не считая одного скелета в шкафу) — кажется, что перед нами просто повзрослевшая Серена ван дер Вудсен из «Сплетницы».

Лучшее решение авторов фильма — задействовать в ролях второго плана обаятельных ветеранов актерской школы. Эллен Берстин восхитительна в роли постаревшей дочери Адалин, а Харрисон Форд, кажется, сыграл свою лучшую роль за последние десять лет: старика, чей единственный талант — говорить невпопад.


Багровый пик (реж. Гильермо Дель Торо, США)

Один из лучших фильмов в жанре фэнтези 2015 года. Когда Эдит Кушинг (Миа Васиковска) было десять, призрак покойной мамы — костлявые пальцы, запавший череп лица, дух разложения — прилег к ней в кровать со словами: «Остерегайся Багрового пика». Повзрослев, впечатлительная девушка от потусторонних сил отделаться так и не сможет — и, вдохновляясь примером Мэри Шелли, даже начнет писать романы о призраках и душевном мраке. «Может, о любви лучше что-нибудь напишете?» — ухмыльнется издатель. «Призраки — только метафора», — ответит она, но все-таки возьмется за романтику. Благо в ее родной Баффало вот-вот приедет таинственный английский дворянин Шарп (Том Хиддлстон) с ледяной красавицей-сестрой (Джессика Честейн) и немедленно разобьет невинной Эдит сердце. Багровый пик — точка, где сойдутся романтика и готика, любовь и привидения, а заодно семейное поместье Шарпов, — не заставит себя ждать.

Новый фильм Гильермо Дель Торо, человека, с равным успехом способного снять и причудливый ретрохоррор («Лабиринт Фавна»), и эксцентричный комикс («Хеллбой»), на полном серьезе орудует в жанре викторианской готической новеллы, для которой запредельная романтика важна не менее, чем присутствие потусторонних сил. Серьезное, преданное отношение к анахроничному жанру (авторы в диапазоне от сестер Бронте до Лавкрафтра здесь цитируются, упоминаются, копируются дословно) не мешает Дель Торо довести и его до обаятельного (по большей части) абсурда. Именно благодаря такому подходу устаревшая, оставшаяся где-то на рубеже ХХ века формула и оживает.

В самом деле. Гипертрофированная романтичность викторианской литературы здесь воплощается гиперконтрастной палитрой красок, визуальным рядом, который слепит ярко-алыми платьями и еще более красной кровью и впечатляет ридлискоттовскими мегаснежинками. Потусторонние силы предстают созданиями, пугающе телесными, полуразложившимися трупами — а не невесомыми привидениями. Бесконечность любви то и дело оборачивается безумием, запредельностью сексуального желания, а борьба добра со злом — чрезмерным насилием, раскроенными черепами и ножами, воткнутыми в щеки. Но, главное, Дель Торо, как бы ни нагнетал мрака и романтики, не забывает то и дело пошутить: остроумно настроенный зритель даже увидит в «Багровом пике» историю впечатлительной американской варварки, ворвавшейся в чопорный английский жанр, чтобы отвесить пощечин его рахитичным героям. Причем лопатой.


Страшные сказки (реж. Маттео Гарроне, Италия)

Самый живописный фэнтези-фильм 2015 года — итальянские сказки с участием Сальмы Хайек и Венсана Касселя. «Страшные сказки» полны эффектных, впечатляющих своей живописностью — и причудливых, прямо скажем — кадров. Сальма Хайек, пожирающая сердце речного монстра в сыром виде. Гигантская блоха, живущая в качестве домашнего питомца у Тоби Джонса. Близнецы-альбиносы, сталкивающиеся с пещерным чудовищем. Венсан Кассель, залезающий в кровать к старухе. Принцесса, выданная замуж за огра (хотя такое, справедливости ради, и в жизни бывает сплошь и рядом).

Этот калейдоскоп образов Маттео Гарроне закручивает, чтобы перенести на экран сказки неаполитанского выдумщика Джамбаттисты Базиле. О том, как один король оказался слишком большим сластолюбцем, другой — слишком верен своему слову, а третий — слишком влюблен в жену. В «Страшных сказках» с их гротескным подходом к Средневековью вообще все слишком, все чрезмерно и избыточно: от героев и сюжетов до визуального ряда и готовности окунуть сказку в хоррор.

Чрезмерность идет фильму на пользу в том, что касается живописности — от «Сказок» действительно не отвести глаз. Другое дело, что, обращаясь к разнообразной магии по сюжету, Гарроне не переводит ее в магию кино. Чем дальше, тем мучительнее тягучесть «Сказок», не происходит и трансформации сказочных историй в подлинную, несказочную мораль. При всей своей красоте эта картина так и остается иллюстрацией — хотя и очень эффектной.


Крампус (реж. Майкл Догерти, США)

Наследующая «Гремлинам» хоррор-комедия о злом рождественском демоне из европейских легенд. Этот не очень-то смешной и не то, чтобы страшный рождественский комедийный хоррор похож на монстра Франкенштейна, сшитого из отдельных частей более достойных фильмов. Скрестить добродушную консьюмеристскую сатиру «Гремлинов» с семейным угаром «Рождественских каникул» и «Один дома». Добавить страшноватые сказочные страсти «Санты на экспорт» и «Кошмара перед Рождеством» — и смешать с чрезмерной праздничной сентименталкой «Полярного экспресса». Кажется, из таких ингредиентов не может выйти ничего плохого? Увы, нет — «Крампус» не только шумен, назойлив и слащав, но и стирается из памяти уже на финальных титрах.

Действие разворачивается в рождественскую неделю — и с глазастого крошки Макса (Эмджей Энтони) уже хватит: родители (Адам Скотт и Тони Коллетт), того и гляди, перегрызут друг другу глотки, сестра (Эллисон Толман) уже достала со своим тинейджерским нигилизмом, да еще и вот-вот прибудут противные кузены. Макс еще не знает, что стоит ему в отчаянии порвать свое письмо Санте, как этот безобидный проступок привлечет к нему внимание другого рождественского духа.

«Крампус» время от времени хвастает жутковатым, бытовым напряжением, которое было и в другом фильме режиссера Майкла Догерти — хорроре «Кошелек или жизнь» 2007-го года. Но в целом это кино страдает от своей тотальной всеядности: здесь слишком много надоедливых родственников, слишком много злобных существ, лезущих из всех щелей, слишком много слабеньких издевок над толстыми детьми и старушками-матерщинницами. Поверьте — в эти праздники лучше остаться дома.


Астрал 3 (реж. Ли Уоннелл, США)

Сигнализирующий о потере качества приквел хоррора о демонах из иного измерения. Франшиза «Астрал» и раньше смотрелась гадким утенком в фильмографии своих создателей — режиссера Джеймса Вана и сценариста Ли Уоннелла, что неудивительно на фоне небанальной «Пилы» и стилистически выверенного «Заклятия». Теперь же, когда главные звезды — Патрик Уилсон и Роуз Бирн — покинули проект, а сценарист сел в режиссерское кресло, следить за этим киносериалом стало не только необязательно, но и даже мучительно.

Третий фильм серии по вечной хоррор-традиции обращается в прошлое — действие картины происходит за несколько лет до первой ленты. Главным героем в отсутствие несчастных супругов Ламберт становится полубезумная старушка-медиум Элис Рейнер (Лин Шей), в оригинале помогавшая паре вызволять из астрала сына. Здесь Элис впервые сталкивается с демонами из астрала — которые пытаются овладеть душой и телом юной девушки (Стефани Скотт). Как и в прошлых сериях, экстрасенс прибегает к помощи пары бессмысленных охотников за привидениями.

«Астрал 3» последовательно демонстрирует все привычные недостатки сиквелов популярных хорроров: высосанный из пальца сюжет; сменившие оригинальных звезд, давно не способные держать кадр ветераны жанра (в данном случае – Дермот Малруни в роли отца одержимой девушки); безраздельная вера в базовые техники испуга от хлопающих в пустом доме дверей до выпрыгивающих из темноты неразличимых призраков; визжащие за кадром скрипки. Хуже всего то, что Уоннелл то и дело полагается на память зрителей о событиях первых двух частей, то тут, то там подмигивая мнимым поклонникам. «Астрал 3», как и предыдущие серии, конечно, может на время избавить хоррор-фанатов от жанровой ломки, но вот требовать от аудитории дотошного знания фильмов, о которых забываешь через полчаса после просмотра, это уже чересчур.

 

9 сентября 2016
ЧЕМ ЗАНЯТЬСЯ НА WEEKEND? ПОДПИШИСЬ НА САМОЕ ИНТЕРЕСНОЕ
Загружается, подождите...
Загружается, подождите...
Загружается, подождите...
Регистрация

Войти под своим именем

Вход на сайт
Восстановить пароль

Нет аккаунта?
Регистрация