Москва
Москва
Петербург
Лучшие ужастики 2015 года

Лучшие ужастики 2015 года

Мировой рейтинг фильмов ужасов включает картины таких мэтров кинематографа как Альфред Хичкок, Джордж Ромеро, Сэм Рэйми, Тим Бертон и других великих хоррор-режиссеров. Некоторые из «творцов страха» уже умерли, другие продолжают пугать зрителей. Прошлый год не был богат на самые страшные фильмы ужасов, но некоторые интересные представители жанра все же вышли в прокат. Time Out собрал список наиболее ярких ужастиков 2015 года.

Багровый пик (реж. Гильермо Дель Торо, США)

Один из лучших фильмов-ужасов 2015 года. Когда Эдит Кушинг (Миа Васиковска) было десять, призрак покойной мамы — костлявые пальцы, запавший череп лица, дух разложения — прилег к ней в кровать со словами: «Остерегайся Багрового пика». Повзрослев, впечатлительная девушка от потусторонних сил отделаться так и не сможет — и, вдохновляясь примером Мэри Шелли, даже начнет писать романы о призраках и душевном мраке. «Может, о любви лучше что-нибудь напишете?» — ухмыльнется издатель. «Призраки — только метафора», — ответит она, но все-таки возьмется за романтику. Благо в ее родной Баффало вот-вот приедет таинственный английский дворянин Шарп (Том Хиддлстон) с ледяной красавицей-сестрой (Джессика Честейн) и немедленно разобьет невинной Эдит сердце. Багровый пик — точка, где сойдутся романтика и готика, любовь и привидения, а заодно семейное поместье Шарпов, — не заставит себя ждать.

Фильм ужасов Гильермо Дель Торо, человека, с равным успехом способного снять и причудливый ретрохоррор («Лабиринт Фавна»), и эксцентричный комикс («Хеллбой»), на полном серьезе орудует в жанре викторианской готической новеллы, для которой запредельная романтика важна не менее, чем присутствие потусторонних сил. Серьезное, преданное отношение к анахроничному жанру (авторы в диапазоне от сестер Бронте до Лавкрафтра здесь цитируются, упоминаются, копируются дословно) не мешает Дель Торо довести и его до обаятельного (по большей части) абсурда. Именно благодаря такому подходу устаревшая, оставшаяся где-то на рубеже ХХ века формула и оживает.

В самом деле. Гипертрофированная романтичность викторианской литературы здесь воплощается гиперконтрастной палитрой красок, визуальным рядом, который слепит ярко-алыми платьями и еще более красной кровью и впечатляет ридлискоттовскими мегаснежинками. Потусторонние силы предстают созданиями, пугающе телесными, полуразложившимися трупами — а не невесомыми привидениями. Бесконечность любви то и дело оборачивается безумием, запредельностью сексуального желания, а борьба добра со злом — чрезмерным насилием, раскроенными черепами и ножами, воткнутыми в щеки. Но, главное, Дель Торо, как бы ни нагнетал мрака и романтики, не забывает то и дело пошутить: остроумно настроенный зритель даже увидит в «Багровом пике» историю впечатлительной американской варварки, ворвавшейся в чопорный английский жанр, чтобы отвесить пощечин его рахитичным героям. Причем лопатой.

 

Страшные сказки (реж. Маттео Гарроне, Италия)

Самый живописный фильм ужасов 2015 года — итальянские сказки с участием Сальмы Хайек и Венсана Касселя. «Страшные сказки» полны эффектных, впечатляющих своей живописностью — и причудливых, прямо скажем — кадров. Сальма Хайек, пожирающая сердце речного монстра в сыром виде. Гигантская блоха, живущая в качестве домашнего питомца у Тоби Джонса. Близнецы-альбиносы, сталкивающиеся с пещерным чудовищем. Венсан Кассель, залезающий в кровать к старухе. Принцесса, выданная замуж за огра (хотя такое, справедливости ради, и в жизни бывает сплошь и рядом).

Этот калейдоскоп образов Маттео Гарроне закручивает, чтобы перенести на экран сказки неаполитанского выдумщика Джамбаттисты Базиле. О том, как один король оказался слишком большим сластолюбцем, другой — слишком верен своему слову, а третий — слишком влюблен в жену. В «Страшных сказках» с их гротескным подходом к Средневековью вообще все слишком, все чрезмерно и избыточно: от героев и сюжетов до визуального ряда и готовности окунуть сказку в хоррор.

Чрезмерность идет фильму на пользу в том, что касается живописности — от «Сказок» действительно не отвести глаз. Другое дело, что, обращаясь к разнообразной магии по сюжету, Гарроне не переводит ее в магию кино. Чем дальше, тем мучительнее тягучесть «Сказок», не происходит и трансформации сказочных историй в подлинную, несказочную мораль. При всей своей красоте эта картина так и остается иллюстрацией — хотя и очень эффектной.


Визит (реж. М. Найт Шьямалан, США)

Адские каникулы у бабушки с дедушкой в самом изящном фильме М. Найта Шьямалана. 15-летняя Бекка (Оливия ДеДжондж) и ее младший брат Тайлер (Эд Оксенбульд) впервые в жизни едут на каникулы к бабушке с дедушкой, которых из-за маминой юношеской ссоры дети не видели никогда. Старики встретят внуков сырничками и теплым приемом, но предупредят: «Ни за что не выходите из комнаты после 9.30 вечера». Дети, конечно, ослушаются – о чем немедленно пожалеют: их бабушка имеет привычку по ночам ходить голой и скрести стены, дед же зачем-то постоянно пропадает в отдаленной сторожке.

После нескольких феерических неудач («Повелитель стихий», «После нашей эры») М. Найт Шьямалан превратился из главных людей Голливуда в почти что парию, объект всеобщих насмешек. Тем приятнее доложить, что «Визит» не только сигнализирует о возвращении автора «Шестого чувства» к стилю и уровню своих ранних фильмов – нет, это попросту лучший в его карьере фильм, насколько изящный по структуре, настолько же издевательский, уморительный по содержанию. Шьямалан выжимает максимальный шоковый эффект из страха старости (борцов с эйджизмом «Визит» возмутит до глубины души), а малолетним возрастом своих протагонистов искрометно пользуется прежде всего в сатирических целях (не обойдется и без карикатурного кид-рэпа). Смешное, страшное, беззаветно циничное кино – представьте «Любовь» Ханеке, в которую впустили пару тинейджеров и немного безумия. Кажется, еще ни одному режиссеру в истории так не шло на пользу десятилетие неудач.


Виктор Франкенштейн (реж. Пол МакГиган, США)

Фантастический боевик-ужастик по мотивам Мэри Шелли — с ужасно стриженным Дэниелом Рэдклиффом в роли Игоря, совестливого помощника Франкенштейна. Когда, казалось, уже исчерпаны все способы и ракурсы экранизации готического романа Мэри Шелли, режиссер «Кислотного дома» Пол МакГиган находит новый. Он рассказывает историю одержимого возрождением мертвецов Виктора Франкенштейна (Джеймс МакЭвой), делая протагонистом его помощника Игоря (Дэниел Рэдклифф с чудовищными кудрями), а также позволяя ученому создать не одного монстра, а целый цирк уродцев. К слову, никакого Игоря в первоисточнике не было (его придумали авторы предыдущих киноадаптаций) — но кого такие мелочи останавливали?

 

Убрать из друзей (реж. Леван Габриадзе, США)

Целиком разворачивающийся на экране монитора подростковый хоррор Левана Габриадзе, в 45 раз окупивший в США свой бюджет. Кино теперь монтируют на компьютерах, а смотрят на айпадах, так что, наверное, не нужно удивляться и фильму, целиком разворачивающемуся на захламленном экране ноутбука, принадлежащего одной старшекласснице. «Убрать из друзей» при этом еще и хоррор — то есть добра персонажам не ждать. Главную героиню Блэр (Шелли Хенниг) ужас обуяет намного раньше, чем в кадре начнется нечто действительно страшное, — когда со странным вздохом откроется окошко Skype, будет расстегнута блузка и включен плохой эмо-рок в качестве саундтрека для современного киберсвидания.

В групповой чат добавятся еще несколько друзей Блэр — а также безымянный, с таинственным голубым огоньком Skype, гость, и вскоре мы узнаем, что эти детки вообще-то чудовища: они довели одноклассницу до самоубийства, выложив видео ее алкопозора на вечеринке. Призрак из чата, впрочем, имеет на подростков свои планы. И хотя в какой-то момент «Убрать из друзей» начнет мухлевать, громко хлопая дверьми и пускаясь в низкобюджетное кровопролитие, его эффектная, простая как кровь концепция пропитана злой авторской иронией.

Габриадзе добивается убедительной игры от актерского состава — похожего на настоящих старшеклассников, а не голливудские стереотипы. Но ужас в этом спродюсированном Тимуром Бекмамбетовым хорроре порождают два разных источника, один куда изысканнее другого. Во-первых, Габриадзе часто прибегает к визгливой истерии лобового столкновения с паранормальным явлением — что, честно говоря, быстро утомляет. Куда более зловещим кажется технокошмар сошедших с ума программ и приложений. Если «Убрать из друзей» и не войдет в историю (благодаря своим абсурдно аскетичным формальным ограничениям), то как минимум добавит новое прочтение классическому возгласу из зала на сеансах фильмов ужасов: «Просто выйди из дома!». Давайте крикнем вместе: «Просто выключи проклятый ноутбук!»


Запрос в друзья (реж. Симон Ферхоэвен, Германия)

Усложненная оккультизмом версия «Убрать из друзей» Габриадзе о призраках в интернете, снятая немецким режиссером и сыгранная англоязычными актерами. Лоре в социальной сети приходит запрос в друзья от малознакомой сокурсницы Марины. Лора подтверждает запрос, но не отвечает на дружеские порывы навязчивой Марины, и вскоре та накладывает на себя руки, сняв процесс на видео. Но навязчивость ее с этим не проходит – она или кто-то с ее страницы продолжает писать Лоре сообщения. Загадочные обстоятельства смерти девушки и тот факт, что ее тело так и не нашли, быстро убеждают Лору и ее друзей отказаться от версии розыгрыша, а решение удалить маньяка из френд-листа приводит к ужасающим последствиям.


Крампус (реж. Майкл Догерти, США)

Наследующая «Гремлинам» хоррор-комедия о злом рождественском демоне из европейских легенд. Этот не очень-то смешной и не то, чтобы страшный рождественский комедийный хоррор похож на монстра Франкенштейна, сшитого из отдельных частей более достойных фильмов. Скрестить добродушную консьюмеристскую сатиру «Гремлинов» с семейным угаром «Рождественских каникул» и «Один дома». Добавить страшноватые сказочные страсти «Санты на экспорт» и «Кошмара перед Рождеством» — и смешать с чрезмерной праздничной сентименталкой «Полярного экспресса». Кажется, из таких ингредиентов не может выйти ничего плохого? Увы, нет — «Крампус» не только шумен, назойлив и слащав, но и стирается из памяти уже на финальных титрах.

Действие разворачивается в рождественскую неделю — и с глазастого крошки Макса (Эмджей Энтони) уже хватит: родители (Адам Скотт и Тони Коллетт), того и гляди, перегрызут друг другу глотки, сестра (Эллисон Толман) уже достала со своим тинейджерским нигилизмом, да еще и вот-вот прибудут противные кузены. Макс еще не знает, что стоит ему в отчаянии порвать свое письмо Санте, как этот безобидный проступок привлечет к нему внимание другого рождественского духа.

«Крампус» время от времени хвастает жутковатым, бытовым напряжением, которое было и в другом фильме режиссера Майкла Догерти — хорроре «Кошелек или жизнь» 2007-го года. Но в целом это кино страдает от своей тотальной всеядности: здесь слишком много надоедливых родственников, слишком много злобных существ, лезущих из всех щелей, слишком много слабеньких издевок над толстыми детьми и старушками-матерщинницами. Поверьте — в эти праздники лучше остаться дома.


Скауты против зомби (реж. Кристофер Лэндон, США)

Тинейджеры и официантка на позорной тропе борьбы с зомби, но главное, и с девственностью. Жизнь в крошечном калифорнийском городке Дир Филд (дорожный знак сообщает, что в 65 километрах отсюда находится Хэддонфилд — то есть место действия «Хэллоуина», да возрадуются хоррор-эрудиты) проста и не то чтобы насыщена событиями. Особенно если тебе 15, а ты все еще проводишь все свободное время среди скаутов. Бен (Тай Шеридан) и Картер (Логан Миллер) кружок любителей американской зарницы несколько переросли — но не могут повесить хаки-шорты на гвоздь из-за своего пухлого друга Оги (Джои Морган), компенсирующего недавнюю смерть отца маниакальным собиранием значков доблести. Но, кажется, момент выбирать между взрослением и послушанием пришел — последний для тинейджеров поход совпадает по времени с их первой настоящей вечеринкой. А также с зомби-апокалипсисом.

Обаятельные в теории завязка и концепт (скауты, если вдуматься, не меньшие исторические зомби, чем пионеры) на практике в комедии Кристофера Лэндона оборачиваются полноценным позорищем. Лэндон и его сценаристы упускают каждую возможность пошутить — и вместо этого протаскивают своих героев (к ним также присоединится грудастая официантка из стрип-бара с дробовиком наперевес) по одной сцене столкновения с зомби за другой. Свет в конце туннеля — естественно, долгожданное расставание с девственностью. В программе — такие достижения сценарной мысли, как зомби-меломан и восставшая из мертвых со всем своим зоопарком кошатница.

Придираться к тому, что юмор в картине о предполагаемом взрослении в основном детсадовский (не обходится без одержимости авторов копро- и фаллогэгами), наверное, странно. «Скауты против зомби», надо отдать им должное, почти не тормозят ритмически — другое дело, что почти каждый диалог или, тем более, момент мелодраматики вызывают почти физическое отторжение. Это особенно странно, учитывая эмоциональный диапазон как минимум Миллера и Шеридана — актеров юных, но очень талантливых. Шеридан, звезда «Древа жизни» и «Мада», так и вовсе ухитряется даже из этого фестиваля трэша выйти, сохранив лицо, — еще одно доказательство редкой профессиональной одаренности.


Астрал 3 (реж. Ли Уоннелл, США)

Сигнализирующий о потере качества приквел хоррора о демонах из иного измерения. Франшиза «Астрал» и раньше смотрелась гадким утенком в фильмографии своих создателей — режиссера Джеймса Вана и сценариста Ли Уоннелла, что неудивительно на фоне небанальной «Пилы» и стилистически выверенного «Заклятия». Теперь же, когда главные звезды — Патрик Уилсон и Роуз Бирн — покинули проект, а сценарист сел в режиссерское кресло, следить за этим киносериалом стало не только необязательно, но и даже мучительно.

Третий фильм серии по вечной хоррор-традиции обращается в прошлое — действие картины происходит за несколько лет до первой ленты. Главным героем в отсутствие несчастных супругов Ламберт становится полубезумная старушка-медиум Элис Рейнер (Лин Шей), в оригинале помогавшая паре вызволять из астрала сына. Здесь Элис впервые сталкивается с демонами из астрала — которые пытаются овладеть душой и телом юной девушки (Стефани Скотт). Как и в прошлых сериях, экстрасенс прибегает к помощи пары бессмысленных охотников за привидениями.

«Астрал 3» последовательно демонстрирует все привычные недостатки сиквелов популярных хорроров: высосанный из пальца сюжет; сменившие оригинальных звезд, давно не способные держать кадр ветераны жанра (в данном случае – Дермот Малруни в роли отца одержимой девушки); безраздельная вера в базовые техники испуга от хлопающих в пустом доме дверей до выпрыгивающих из темноты неразличимых призраков; визжащие за кадром скрипки. Хуже всего то, что Уоннелл то и дело полагается на память зрителей о событиях первых двух частей, то тут, то там подмигивая мнимым поклонникам. «Астрал 3», как и предыдущие серии, конечно, может на время избавить хоррор-фанатов от жанровой ломки, но вот требовать от аудитории дотошного знания фильмов, о которых забываешь через полчаса после просмотра, это уже чересчур.


Гордость и предубеждение и зомби (реж. Бёрр Стирс, США)

Экранизация популярного мэшапа Джейн Остин и зомби-хорроров получилась ни страшной, ни смешной.

В 2009-м ни одну книгу не дарили друзьям так часто, как «Гордость и предубеждение и зомби» — купленную в последний момент у кассы, как «Сникерс» в супермаркете. Так что этой опрятной, довольно дорогой (бюджет — $28 млн) экранизации предстояло ответить на два вопроса. Какая часть покупателей романа его реально прочла? И какая их часть сделает усилие, чтобы семь лет спустя увидеть историю на большом экране?

Лили Джеймс (Наташа Ростова в недавнем сериале «Война и мир» от BBC) играет Элизабет Беннет, бойкую дочь беднеющей аристократической династии, которая то любит, то не любит мистера Дарси (Сэм Райли), горделивого смутьяна с острым умом. Только в этой версии Джейн Остин Англия XIX века заполнена живыми мертвецами — и сестрам Беннет приходится учиться боевым искусствам, а не вышивке.

Безусловно, наибольшее удовольствие здесь доставляют сцены, в которых Элизабет и ее сестры обмениваются девичьими сплетнями, попутно полируя катаны, чистя ружья и выбивая из друг дружки дурь. Проблемы у фильма начинаются, когда доходит собственно до зомби. Смягчая насилие для несовершеннолетней аудитории и допуская вольности с мифологией зомби (теперь они, оказывается, могут говорить), фильм упрощает и ослабляет сцены экшена. Юмор тоже на удивление банален: кажется, только Мэтт Смит получает удовольствие в роли скряги-пастора, который влюбляется в Элизабет. Получается странный, хотя и не лишенный обаяния мутант: экшен-хоррор-ромком, в котором нет ни первого, ни второго, да и от третьего остались рожки да ножки. 

 

ЧЕМ ЗАНЯТЬСЯ НА WEEKEND? ПОДПИШИСЬ НА САМОЕ ИНТЕРЕСНОЕ
Загружается, подождите...
Загружается, подождите...
Загружается, подождите...
Регистрация

Войти под своим именем

Вход на сайт
Восстановить пароль

Нет аккаунта?
Регистрация