Краткий гид по двусмысленному искусству

Если вы любите не просто рассматривать произведения искусства, а «копаться» в них, выискивать загадки и смыслы и пытаться понять, что же хотел сказать художник, у нас с вами много общего. Для тех, кому небезразлично, зачем на этой картине нужна вишенка, а на той – петух, Time Out рассказывает о пяти полотнах с тайными символами в главных московских музеях.

«Фрукты». Поль Гоген. 1888

На этом полотне нет любимых Гогеном смуглянок-таитянок. Только стол с фруктами и странная девушка с раскосыми глазами – ее лицо напоминает жутковатую карнавальную маску. И пугает оно не зря. Эту картину Гоген подарил своему друг Шарлю Лавалю на свадьбу. По одной из версий, в ней таится зашифрованное предупреждение. Незадолго до женитьбы у Лаваля был роман с 17-летней девицей Мадлен, чей образ и обыгрывает Гоген: девушка на полотне превращается в символ животной похоти. Вот так.

Галерея искусства стран Европы и Америки XIX–XX веков
(ГМИИ им. А. С. Пушкина)

 

«Утро стрелецкой казни», Василий Суриков. 1881

Символизм знаменитого «Утра стрелецкой казни» Сурикова достигается не за счет собачек и вишенок, а с помощью композиции. Картину можно условно разделить на две части. Справа – монолитные кремлевские стены, ровные тощие виселицы, стройные ряды военных и прямой как палка царь Петр I. Слева – причудливые купола Василия Блаженного, перед ним стоит пестрая, живописная толпа, в которой виднеются приговоренные стрельцы в белых рубахах. Антагонизм понятен: бурлящая жизнь народа не впервые противопоставляется государственной жесткости. Но главный символ картины не так очевиден. Между толпой и Петром виднеется занятная пара – гвардеец ведет приговоренного стрельца на казнь. Но если представить, что ни царя, ни толпы, ни кремлевских стен нет, а есть только эти герои, то происходящее уже не кажется очевидным: похоже, что двое друзей просто бредут куда-то обнявшись. Получается, что противостояние между большинством и меньшинством на самом деле надуманно и неочевидно. Что, кстати, очень важно осознавать и сегодня.


Третьяковская галерея в Лаврушинском переулке

 

«Портрет девочки», Изак Клас Ван Сваненбюрг. 1584

Традиционный детский портрет, характерный для североголландской живописи XVI–XVII веков, изображает пухлощекую девочку лет трех с корзинкой вишни и маленькой собачкой. Естественно, просто так со съестными припасами и живностью ребенок не разгуливал. Корзинка символизирует детство, а красные ягоды – благосклонность бога: голландцы той поры нередко изображали младенца Иисуса с вишней в руках. А маленькая собачка – и вовсе дань уважения протестантским моралистам. Почтенные господа полагали, что воспитание ребенка сродни дрессировке животных: и в том, и в другом случае человек пытается обуздать дикость первозданной природы.

ГМИИ им. А. С. Пушкина

 

«Ноктюрн (Ночная сцена)», Марк Шагал. 1947

Любил символы и Марк Шагал. «Ноктюрн» художник написал вскоре после смерти жены Беллы – не только возлюбленной, но и неизменной музы. Девушку в белом саване уносит красный конь. По задумке художника, отправляются они в далекое счастливое прошлое. Всадница неспроста пролетает над деревянными домиками: Шагал изобразил Покровскую улицу в родном Витебске. Самый странный персонаж на полотне – красный петух, через которого прорастает дерево. Он же и самый яркий символ: перед нами скорбящая душа самого художника.


Галерея искусства стран Европы и Америки XIX–XX веков
(ГМИИ им. А. С. Пушкина)

 

«Портрет П. А. Демидова», Дмитрий Левицкий. 1777

И вновь перед нами портрет – и не маленькой девочки, а вполне себе взрослого и солидного П. А. Демидова, видного промышленника екатерининских времен. На хрестоматийном параде кисти Левицкого много странностей. Во-первых, почтенный купец изображен в домашнем халате. Во-вторых, опирается он на садовую лейку, предмет, скажем так, прозаичный, а свободной рукой указывает на какие-то кадки с растениями. Естественно, все это что-то да значит. Халат вместо парадной одежды символизирует страсть Демидова к эпатажному поведению (современники называли промышленника «великим курьезником»). А лейка и кадки с растениями – символ повозвышеннее. Подобно заботливому садовнику, Демидов уделял много сил воспитанию молодого поколения – купец был попечителем Московского воспитательного дома. Впрочем, возиться в саду он тоже любил.

Третьяковская галерея в Лаврушинском переулке