Москва
Москва
Петербург
Фильмы по мотивам компьютерных игр

Фильмы по мотивам компьютерных игр

Игровой кинематограф можно считать достаточно молодым жанром, кино по играм начали снимать всего лет двадцать назад. За это время фильмы по мотивам компьютерных игр завоевали свою аудиторию и зрительскую любовь. Представляем список самых ярких представителей жанра.

Лара Крофт. Расхитительница гробниц (реж. Саймон Уэст, 2001)

Один из самых известных фильмов производства США, созданный по игре. «Лара Крофт. Расхитительница гробниц» — это экранизация серии компьютерных игр Tomb Raider, посвященных археологу и искательнице приключений Ларе Крофт. Забудьте о том, что это экранизация одной из самых кассовых компьютерных игр. Главное здесь — идеальная женщина Джоли. Дамы-зрительницы тоже могут получить от фильма удовольствие — представив себя любимых на месте несокрушимой авантюристки Крофт.


Лара Крофт — Расхитительница гробниц: Колыбель жизни (реж. Ян Де Бонт, 2003)

Во второй части — Лара Крофт снова в деле. Она становится обладательницей мифического Ящика Пандоры, в злых руках могущего стать источником страшных бед. Проблема в том, что этот Ящик как раз и был похищен китайским бандитом Чен Ло. В свою очередь Чен Ло собирается передать его одиозному ученому Джонатану Рейссу, мечтающему о создании совершенного оружия смерти.


Обитель зла (реж. Пол У. С. Андерсон, 2002)

Экранизация известной компьютерной игры — мрачная, громкая и брутальная, входит в любой список «Топ-10 фильмов  по играм». Спецназовцы во главе с потерявшей память Алисой (Йовович) бегают по коридорам секретной лаборатории, пытаясь обуздать вирус, превращающий людей в зомби-людоедов. На все про все у команды спасателей три часа: не успеют — вирус и упыри прорвутся в мир. Они, конечно, не успели — франшиза растянулась на пять частей. 


Обитель зла-2: Апокалипсис (реж. Александр Уитт, 2004)

Самое удивительное во второй Обители зла факт ее появления. Со стороны, правда, кажется, что здесь все в порядке вещей: ну, сиквел, ну, снятый по видеоигре, ну, с Миллой Йовович в привычной для нее роли куклы-физкультурницы, ну и c неизменным популяризатором приставки Playstation Полом Андерсоном за кадром. Ничего странного, тем более что многосерийные чужие и гаррипоттеры давно уже убедили всех в том, что хорошего фильма должно быть много.

Однако хороший на голливудском жаргоне означает не занятный или увлекательный, а окупившийся как минимум втрое. Сказать такое об Обители зла нельзя, доходы от картины немногим превысили ее бюджет. Хотя зомби, стали, огня и прочих милых тинейджерскому сердцу аттракционов в новом фильме на порядок больше, чем в старом. Лечебный вирус Т, способный оживить мертвеца, вырвался из подземных лабораторий корпорации Зонт и проник в городские морги и на кладбища. Восставшие из могил выходят на улицы и грызут живых, заражая их смертельной чумой. Отчаянные горожане сбиваются в банды и отбивают атаки инфицированной нежити, а совет директоров Зонта под шумок выпускает из криокамер двух мутантов: инфицированную супервуман Элис (Йовович) и гигантскую черепашку-ниндзя с женским именем Немезида (в прошлом Немезида, вроде бы, была мужчиной-спецназовцем).

Андерсон, главный мировой специалист по экранизации компьютерных игр, а также человек, несущий личную ответственность за появление Элис (в игре такого персонажа нет до сих пор), не смог взяться за постановку сиквела Обители по причине занятости, в это время он снимал Чужого против Хищника. Поэтому место режиссера занял дебютант Александр Уитт, известный лишь тем немногим любителям голливудского экшна, которые имеют странную привычку читать титры любимых фильмов, то есть практически никому. Тем не менее, Уитт — человек бывалый, прошедший суровую школу второго режиссера. Он горел в машине на съемках «Почтальона», командовал эскадрильей вертолетов в «Черном ястребе», руководил постановками автомобильных погонь в «Скорости» и работал с тиграми в «Гладиаторе». Так что можно быть уверенным: с дрессированными доберманами, каскадерскими трюками, пиротехникой и прочей оргчастью в ОЗ-2 — полный порядок.

В то время «Обитель зла» была таким мрачным геймерским арт-хаусом, об этой игре слышал не каждый. Ну а ко второй части все раскрутилось, так что и фильм стал дороже и масштабней, короче, более коммерческим. Кстати, смена режиссера, по словам Милы Йовович, является частью генерального плана Андерсона-продюсера: Пол здорово умеет создавать невыносимо клаустрофобную атмосферу и сталкивать героев в ограниченном пространстве. Зато Уитт любит размах, и у него есть опыт работы в серьезных фильмах. Во второй части все происходит уже не в катакомбах, а на улицах и крышах. Зомби в фильме показаны хоть и кучно, но вскользь, в тревожных рапидах и быстрых панорамах. Все внимание операторов здесь сосредоточено на Йовович, которая сбегает по отвесной стене небоскреба, дерется с псами, делает сальто, крутит миелое-де-компас и выкидывает прочие капоэйристские коленца. Самой сложной актерской задачей для Миллы оказалось даже не освоение хитрой боевой хореографии (ее попросту нет, динамика батальных сцен создается в основном за счет монтажа и операторов), а умение палить очередями из автомата, буквально не моргнув глазом.


Обитель зла-3 (реж. Рассел Малкэй, 2007)

«На этот раз без компромиссов» — грозила афиша фильма, предлагая сразу же забыть о неудавшейся суматошной «Обители зла-2». И правильно: «Обитель Зла-3» — тот редкий случай, когда, выходя из зала после триквела, зрители итспытывали не отвращение, а восторг. Второго фильма будто и не было: стальные глаза Йовович вновь сияют холодной ненавистью, и рука ее тверда, и жестокость ее безмерна. Да, «Обитель Зла-3» нашпигована бесчисленными аллюзиями на культовые фантастические боевики и ужастики — от «Птиц» Хичкока (сцена нападения стаи зомбифицированных ворон — лучшая в фильме) до «Чужих 4» — но ее создатели поняли, наконец, главное. Черт с ним, с сюжетом, мы хотим видеть лишь Миллу, только Миллу, и ничего, кроме Миллы. И здесь, действительно, никаких компромиссов. В предыдущей части слишком много времени уделяли ненужному: сентиментальным ответвлениям сюжета, очередному увлечению героини очередным брутальным мужчиной, и, что совсем уже непростительно, второй амазонке — Сиенне Гиллори.

На этот раз все чисто. Превращенная стараниями врачей-изуверов в управляемую машину для убийства, одинокая Эллис бродит по постапокалиптической пустыне вооруженная до чулок, в то время как злые гады из корпорации «Амбрелла» без устали клонируют ее в лаборатории с какими-то не совсем понятными, но, безусловно, темными целями. Поклонники, радуйтесь: милл йовович тут — легион.

Конечно же, в «Обители Зла-3» есть и другие герои — чудом уцелевшие после гибели цивилизации американцы, которые пытаются добраться в те далекие края, где еще не распространился зомбивирус «Т». Но режиссер Рассел Малкэхи, снявший когда-то великого «Горца», благоразумно превратил их в эпизодических персонажей, столь же необходимых для качественного боевика, как томатный сок — для коктейля «Кровавая Мэри».

И пусть финал картины кажется скорее обрывом пленки, чем логически продуманной кодой, пусть человечество уничтожено и никогда больше не возродится вновь — благодарный зритель получает в конце нечто большее, чем обычный слащавый хэппи-энд. Надежду на прекрасный Мир Будущего, в котором каждому желающему достанется по Милле Йовович, такой стремительной, такой прекрасной и такой беспощадной.


Обитель зла 4: Жизнь после смерти (реж. Пол У. С. Андерсон, 2010)

Милла Йовович возвращается, чтобы добить корпорацию «Umbrella», но не одна, а в компании девяти собственных клонов. В «Обители зла» все по-прежнему. Четвертый год на планете бушует вирус, превращая людей в тупых плотоядных зомби. Дымятся, но никак не прогорят небоскребы. ТНК Umbrella готовится к захвату мирового господства (словно от мира еще что-то осталось). Бывший спецназовец Элис (Милла Йовович) на маленьком красном самолете крутится над Америкой в надежде найти Аркадию — местечко, в котором забаррикадировались последние здоровые американцы. Летит на Аляску (там ее ждет сбрендившая, одичавшая, зато избежавшая заражения подруга). Потом в Лос-Анджелес, где все мертвые горожане почему-то толпятся вокруг укрепленной тюрьмы. На крыше казенного дома намалевано «HELP», и Элис закладывает вираж.

Смола со временем становится янтарем, но окоченение, в которое впал сериал об убойной девахе Элис, больше напоминает трупное. Вместо экшена — ленивое сломо или стоп-кадры, на которых Милла Йовович с двумя обрезами (двумя пистолетами, двумя катанами и т. п.) в руках прорывается сквозь армию серых гримированных рож. Сцены массовых расстрелов нежити (это девять десятых фильма) неаккуратно проложены диалогами в худших традициях Болливуда. Кто-нибудь крикнет «Я твой брат!» или «Это ловушка!» — и баста: дальше танцуют с саблями. Где не абсурд, там цитата: кроме бесконечных расшаркиваний перед «Матрицами» и шутером «Left4Dead» есть, к примеру, смешная ссылка на «Prison Break» (актер Миллер шепчет из плексиглазовой клетки: «Я знаю, как выбраться!»). Нам дают понять, что соль не в истории. «Обитель зла» сделана как лихая и впечатляющая реклама 3D-спецэффектов. 


Обитель зла: Возмездие (реж. Пол У. С. Андерсон, 2012)

Воинственная Милла Йовович в очередной раз спасает мир, размазывая по стенам кровожадных зомби, а тем временем смертельный вирус корпорации «Амбрелла» продолжает захватывать Землю. Несколько важных битв пройдут в самом центре Москвы. Едва очнувшись от кошмара, Элис обнаруживает себя в тайном бункере корпорации «Амбрелла». Она в западне, хотя здесь никого не видно: смертоносными ловушками подземного ангара владеет хищный компьютер «Красная королева». Пока недавняя спасительница человечества, оставшаяся без своих суперспособностей, бегает от лазерной сетки по бесконечным коридорам, друзья во главе с Лютером пытаются освободить ее. Но она оказывается в переполненном жителями Токио, а Лютер и его команда — в Москве. Правда, оба города ненастоящие: «Амбрелла» для демонстрации своих адских разработок соорудила виртуальные копии крупнейших городов мира. Ну а люди, которые обитают в них, — всего лишь клоны, не подозревающие о своем искусственном происхождении…

Видеть Миллу Йовович в Москве всегда приятно — что живьем, что на экране, что в драме, что в новом фильме, снятом по видеоиграм. Да, на сей раз мечта сбылась: ее Элис взялась за уничтожение мирового зла не где-нибудь, а прямо на Красной площади. Кремлевские стены, ГУМ, собор Василия Блаженного и все остальное выглядят безукоризненно — ни один коренной житель Садового кольца даже не догадается, что Москва тут искусственная. Увы, эпическую сцену на главной площади нашей столицы (Милла расправляется с гигантским «лизуном», варварски уничтожающим историческую брусчатку) на самом деле снимали в павильонах студии в Торонто (хочется верить — под землей), но вряд ли это знание способно испортить нам удовольствие. Куда хуже здесь обстоят дела с сюжетом и диалогами, но уж это точно никого не удивит. По сути, франшиза «Обитель зла» уже давно превратилась в видеоролик, в котором запечатанная в латекс красавица зверски расправляется со всякими тварями, а сценарий, актерская игра и все то, что принято называть «кинематографом», здесь вроде как и лишнее. Пола У. С. Андерсона отчасти еще можно понять: его жена, как и десять лет назад, выглядит безупречно, кино собирает большие деньги, а фантазии в конце концов бывают всякие. Странно лишь то, что каждый раз находятся сотни тысяч преданных фанатов, готовых снова и снова на все это смотреть.


Принц Персии: Пески времени (реж. Майк Ньюэлл, 2010)

Очередная экранизация компьютерных игр. Сказочный принц Дастан (Джейк Джилленхол) мчится к счастливому финалу со строптивой принцессой (Джемма Артертон) под мышкой, перепрыгивая через барханы и гремучих змей размером с анаконду. Где-то на планете сказок одетые в багрец и золото войска условных персов штурмуют стены вольного города Аламута — шпионы донесли о cокрытых в подземельях цитадели мастерских, штампующих оружие возмездия.

Никакого особенного оружия у побежденных, конечно же, не находится — разве что один кинжал максимально непрактичной формы. Трофей достается самому удалому бойцу — принцу Дастану (Джейк Джилленхол). Ему же выдают и лучшую часть добычи — плененную принцессу (загоревшая как негр Джемма Артертон). Любой ветеран VGA-баталий на этом месте захлебнется от негодования, но сценаристы «Принца» все же не звери: чтобы сыграть свадьбу, Дастану придется пройти некоторое количество уровней — включая и олдскульные скачки по аварийным подземельям. Снятый с несколько европейским акцентом (количество туши, потраченное на украшение главных героев, а также уровень осознанного и жизнерадостного no-brow тут почти такие же, как у самых запредельных французских комедий с Касселем или Депардье), «Принц Персии» кажется почти идеальным детским кино — особенно если тебе за 30. Нубийские метатели ножей, гонки на настоящих страусах, гремучие змеи длиной с анаконду, ниндзя-ассасины и тонны сусального золота, покрывающего буквально все, — это очевидно веселей, чем набивший оскомину цифровой апокалипсис (масштабное крушение ойкумены — пожалуй, самая скучная часть фильма). Но, конечно, больше всего веселит политическое чутье сценаристов, которые не удержались от того, чтобы с детской непосредственностью не проговорить все очевидные ассоциации с прилагательным «персидский» (впрочем, кто конкретно виноват в ложных донесениях американской разведки, увы, не сообщается).

Такое смелое соединение старого и актуального, кстати, открывает массу возможностей для киноадаптаций чего угодно, не только фильмов на основе  игр — хоть самого «Тетриса».


Need for Speed: Жажда скорости (реж.Скотт Во, 2014)

Боевик по мотивам популярной компьютерной игры. Главную роль сыграл Аарон Пол (Джесси Пинкман из сериала «Во все тяжкие»). Талантливый автомеханик Тоби Маршалл (Аарон Пол) постоянно побеждает в подпольных гонках. Чтобы сохранить семейную мастерскую, он вынужден взять в партнеры богатого и заносчивого Дино Брюстера (Доминик Купер). Когда дела Тоби наконец-то начинают идти в гору, Дино подставляет партнера, и Тоби обвиняют в преступлении, которого он не совершал. Спустя два года он выходит из тюрьмы с мыслью о мести.


Хитмэн (реж. Тимоти Олифант, 2007)

Боевик с кучей оружейной эквилибристики и симпатичным ликвидатором на основе популярнейшей серии компьютерных игр. Бездушный киллер экстра-класса, о котором известны только позывные «Агент 47» и вытатуированный на затылке штрихкод, сам едва не становится «клиентом». Боевик с кучей оружейной эквилибристики и симпатичным ликвидатором — вещь сама по себе банальная. Но у фильма мощный бэкграунд, привлекающий зрителей — популярнейшая серия компьютерных игр.



Doom (реж. Анджей Бартковяк, 2005)

На марсианской научной станции, выполненной в виде нескончаемой темной кишки, подразделение космического спецназа охотится на чудовищ. Чудовищ нам почти не показывают, а действие строится на крупных планах: в кадр лезут то распотрошенные тела младших научных сотрудников («Кто их?»), то озабоченные лица бойцов («Кого нам?»). Эта психодрама выдается за экранизацию одноименного компьютерного шутера — есть даже пятиминутный план, снятый, как в интерактивном Doom, «из глаз» пехотинца. Кажется, более скверного фильма не было со времен переделки другой игры, «Один в темноте».


Сайлент Хилл 2 (реж. Майкл Дж. Бассетт, 2012)

Продолжение психологического хоррора по мотивам японской видеоигры. 18-летняя девушка по имени Хизер ищет пропавшего отца. Поиски приводят ее в «Сайлент Хилл», где она узнает, что является избранной и может убить демона, который держит в страхе весь город. Сюжет в некотором роде инверсирован по сравнению с оригиналом: если там Сайлент Хилл становился местом поисков матерью ушедшей во тьму дочери, то здесь, напротив, ребенок — 18-летняя лунатичка Хизер — ищет в проклятом городке исчезнувшего родителя. Помимо знакомых по игре монстров в камео появятся и персонажи первого фильма, навсегда ставшие обитателями Сайлент Хилла.


Варкрафт (реж. Данкан Джонс, 2016)

Эпическое фэнтези по мотивам популярной игры – пока (будут сиквелы) не нашедшее собственного уникального стиля.

Пока жена одного из вождей орков Дуротана рожает мужу наследника, их ищущие новые территории соплеменники переживают еще более глобальное откровение – перемещаются через нечто, тоже напоминающее утробу, в Азерот, вселенную победившего средневековья, где в мире живут люди, эльфы и гномы. Появление орков нарушает хрупкий консенсус – тем более, что властвующий над могучими пришельцами маг Галдан не жалеет черной магии (ее здесь называют скверной и маркируют кислотно-зеленым цветом), способствует гибели всего сущего и готовит вторжение полноценной Орды. Люди с королем Ллейном (Доминик Купер) и его первым военачальником Лотаром (Трэвис Фиммел) во главе встают на оборону – слишком, правда, полагаясь на магические таланты чародея-хранителя Медива (иисусоподобный Бен Фостер): как подозревает молодой маг-подмастерье Хадгар, у Медива в этой битве рас своя неочевидная повестка.

Перенасыщенный персонажами с причудливыми именами, неровный, очень дорогой «Варкрафт» уже успели разгромить в мировой прессе – небезосновательно, но, пожалуй, несколько преждевременно. Данкан Джонс, сын Дэвида Боуи и режиссер изобретательной «Луны 2112», снимая кино по мотивам популярной линейки компьютерных игр, явно замахивается на полотно, по масштабу и драматичности сравнимое с «Властелином колец» – прописывает героям мотивации и предыстории, скрещивает магию с военными стратегиями, недвусмысленно оставляет широкий зазор для будущих сиквелов. Вряд ли будет новостью сообщить, что до толкиновских мифотворческих талантов Джонсу и его сценаристам далеко, а изначально эпигонский мир Warcraft в отсутствие интерактивности обречен быть калькой со Средиземья. С учетом этих обстоятельств, впрочем, придется признать: Джонс выжимает из специфического материала максимум.

«Варкрафт» не скучно смотреть, он относительно непредсказуемо развивается и заканчивается, орки выглядят убедительно – а сражения разборчиво, внятно срежиссированы. Некоторую неловкость вызывают будто пришедшая из «Ученика чародея» линия с магами и потуги фильма на юмор, но в остальном «Варкрафт» старательно уворачивается от возможных претензий. И потому подпадает под всего одну – это кино слишком боится рисковать, а значит, оказывается напрочь лишено собственного стиля. Намеки на него здесь, правда, все-таки есть – когда камера взмывает ввысь, на высоту птичьего полета, битвы начинают выглядеть ожившими на большом экране баталиями из самой игры. К сожалению, это единственная прямая попытка Джонса отрефлексировать не только инфантильный сказочный сюжет первоисточника, но и его аддиктивный, совсем не детский стиль.

8 августа 2016
ЧЕМ ЗАНЯТЬСЯ НА WEEKEND? ПОДПИШИСЬ НА САМОЕ ИНТЕРЕСНОЕ
Загружается, подождите...
Загружается, подождите...
Загружается, подождите...
Регистрация

Войти под своим именем

Вход на сайт
Восстановить пароль

Нет аккаунта?
Регистрация