Вокруг Faces & Laces: уличные художники об изменениях и стрит-арте в Москве

На этих выходных в Парке Горького пройдет 10-й ежегодный фестиваль Faces & Laces. Как обычно, будет много музыки, уличной еды и модных вещиц — как от гигантов вроде Nike и Reebok, так и от местных брендов. По традиции организаторы зазвали несколько десятков стрит-артистов, подготовивших специальные проекты. Вдохновившись темой фестиваля — City Under Construction, — Time Out расспросил четверых уличных художников об изменениях в Москве и отношениях города и стрит-арта.

Костя ZMOGK

Об изменениях в городе:

«Парки стали красивее, в целом стало приятнее на улицах в центре».

«Я добавил бы творческой атмосферы. Больше смелых идей, авторских работ».

«Лично мне не хватает дешевой и вкусной уличной еды — того, что называется hawker-stall или hawker-centre. Было бы чудесно».

О стрит-арте в Москве:

«Я не вижу никакого сотрудничества между городом и уличными художниками. Городу не нужны стрит-арт-работы известных отечественных и зарубежных авторов. За последний год в столице не было сделано ни одной работы. Некоторые были лишь уничтожены под разными нелепыми предлогами — закрашены и перекрашены безвкусной рекламой.


Есть ряд организаций, которые пытались, а может быть, и пытаются до сих пор что-то делать, но результатов мало. Все, что мы видим, — это коммерческая халтура от подрядчиков, которые спекулируют на понятии “стрит-арт” и штампуют откровенно слабые, за крайне редкими исключениями, работы под флагом «мы продвигаем стрит-арт-культуру в городе”. Если бы творчество уличных художников существовало параллельно с коммерческими работами, для них также выделялись бы пространства, была бы свобода творчества и самовыражения. Сейчас же город заполонили работы, которые к граффити и стрит-арту никакого отношения не имеют. Давайте называть это “художественным оформлением”, чем это, собственно, и является.

Я не отношусь отрицательно к тому, что появляются коммерческие работы или какие-то патриотические фрески. Меня возмущает то, как они создаются и какое наполнение несут в себе. В подавляющем большинстве нынешние рекламные работы на фасадах — очень слабые с художественной точки зрения рисунки, не выдерживающие никакой критики и лишь уродующие город. Мало кто заботится о качестве товара, который создает. Зачем надрываться, если и так прокатит.

Что до патриотизма, в советское время создавалось много патриотических работ. Вспомните хотя бы существующие мозаики в городе. Шедевры. В них чувствуется мощь, и поднимается гордость за страну. Нынешние — лишь неудачная пародия, не вызывающая у думающих людей ничего, кроме отрицательных эмоций.

Одна из моих любимых работ была на Цветном бульваре. Автор — мой коллега Алексей Лука. Работу закрасили. Есть несколько хороших площадок в городе: дизайн-завод “Флакон”, стена “Парк 11”, где собраны хорошие работы различных райтеров».

 

SNEKSY


Об изменениях в городе:

«Я бы отменил бессмысленные запреты. На мой взгляд, бесконечно закрашивать стены вдоль путей серым цветом — это бессмысленная трата бюджета. Я уверен, что ни один человек не против расписанных стен вдоль железнодорожных путей. Это то, что мне не нравится».

О стрит-арте в Москве:

«С уличными художниками работает скорее не правительство, а предприниматели, которые организуют фестивали, джемы, роспись фасадов. Молодцы. Что до “патриотических граффити”, они вообще с граффити на самом деле не связаны. Это городская пропаганда. Я бы не стал сваливать все в одну кучу: стоит разделять коммерческое искусство, безвозмездное и идейное граффити и пропаганду политики. Я лично вне политики, мне это не близко».

«Любимых работ в Москве у меня нет, но есть ряд художников, которые постоянно радуют. Это, например, 0331c, NOOTK, AKUE, PETRO и другие».

«Я сам сейчас планирую большую персональную выставку — будут мои фотографии из продолжительного тура по Азии, иллюстрации, граффити. Возможно, создам новую серию принтов на одежде. Так что я довольно активен и не собираюсь останавливаться».

 

HERMAN IX

Об изменениях в городе:


«Москва, несомненно, меняется. Ее образ становится привлекательнее, среда — комфортнее. Возможно, теряется аутентичный дух, Москва становится похожа на другие европейские столицы. Но в целом мне нравятся изменения: было бы грустно, если бы ничего не менялось. Раньше я не очень любил Москву, так как бывал здесь редко и чаще всего сталкивался с зимней серостью и агрессивностью. Но последние три года я довольно часто приезжаю по работе и получаю удовольствие от города».

О стрит-арте в Москве:

«Думаю, город сотрудничает с художниками не из-за интереса к стрит-арту, а от желания определенных людей на этом заработать. Конечно, есть такие организаторы, которые пытаются внести в город интересное творчество, как российских художников, так и приглашенных. Если честно, мне нет дела до оформления в патриотическом духе, это не абстрактное творчество, а продукт для масс. Он имеет право на существование. Мне кажется, фасады, оформленные настоящими художниками, не рекламные и не патриотические, привлекают внимание только тех, кому это действительно интересно. А это, наверное, лишь один процент горожан».

 

PETRO

Об изменениях в городе:


«Москва со своим бешеным ритмом постоянно меняется. Как и тенденции в стилях и моде, все это перетекает из одного в другое, не задерживаясь надолго на чем-то конкретном. Менять надо в первую очередь свои собственные ценности и приоритеты, осознать, чем ты занимаешься, быть честным по отношению к себе и к людям. Это может дать художнику больше положительных и качественных результатов в делах и общественных проектах».

О стрит-арте в Москве

«В основном все совместные проекты “сырые” — это зависит не только от неопытности организаторов, но и от чиновников и прочих бюрократических структур, которые блокируют развитие и доверие к художникам. Около трех лет назад в Москве был хороший проект по росписи фасадов, где участвовали опытные и честные художники из России и Европы. После чего чиновники и коммерсанты стали использовать его в корыстных целях. Находятся псевдохудожники, которые осуществляют идеологические проекты. Так были закрашены многие хорошие авторские работы предыдущих лет. Это очень печально: общество получает искаженное понимание уличного искусства, художникам не предоставляют свободу самовыражения.

Разделим два разных понятия: граффити и уличное искусство. Граффити (шрифты, теги), которое существует в естественной среде, долго не держится, особенно в Москве с ее частным закрашиванием. Поэтому я живу и рисую в Подмосковье. Любимых рисунков раньше было больше, чем сейчас, — это связано с тем, что многие перестали рисовать, а молодое поколение ничем особо не радует. Большинство росписей на московских фасадах закрасили. Из тех, что до сих пор живут, могу выделить работы московского художника Дмитрия Аске и киевского дуэта Interesni Kazki.

Скоро в Москве пройдет вторая биеннале уличного искусства “Артмоссфера”, где я попробую сделать работу с новым и непривычным для меня материалом».