Это мой город: Роман Васьянов

35-летний московский оператор Роман Васьянов — один из немногих наших кинематографистов, сделавших настоящую голливудскую карьеру. После того, как он снял отечественные хиты «Охота на пиранью» и «Стиляги», последовало предложение работать сначала на «Ярости» Дэвида Эйра с Брэдом Питтом в главной роли, а позже и на «Отряде самоубийц», который выходит в российский прокат 4 августа. Перед премьерой Time Out поговорил с Романом.

В каком районе вы родились?

В Замоскворечье, на Малой Ордынке. И в принципе там и живу до сих пор, когда приезжаю в Москву. Правда, в последнее время в Москве бываю нечасто, недели три в году.

Как изменился этот район со времен вашего детства? Каким он вам казался тогда и каким кажется сейчас?

Когда я рос, это был такой зеленый район с кучей маленьких улочек, сквериков, с большими тополями и дубами. Сейчас же это район, закатанный в асфальт или даже плитку. Безусловно, с тех времен много что поменялось. Я скучаю по старой Москве 80-х, хоть и смутно помню это время. Нравится ли мне то, что там сейчас происходит, сложно сказать, поскольку, как уже упоминал, редко там бываю. Но платные парковки и платные дороги — не самая плохая инициатива.

Где вы живете сейчас и чем это место отличается от остальных?

Я много времени провожу в Лос-Анджелесе. Это город, где все рано встают и рано ложатся. Здесь в 9 вечера все сидят по домам и готовятся ко сну. Это, безусловно, было шоком для меня после Москвы: там абсолютно нормальным считается назначить встречу на 11 вечера в каком-то кафе, и при этом все счастливы, потому что меньше шансов, что кто-то застрянет в пробке. К тому же здесь 323 дня в году солнце и вообще никогда не бывает пасмурно, океан рядом, воздух хороший, и это вообще такое место, где физически чувствуешь себя всегда фантастически. Но вместе с тем Лос-Анджелес все больше превращается в огромный мегаполис, куда люди съезжаются со всего мира. Я думаю, что когда-то наступит такой день, когда ЛА достигнет критической массы, и в нем уже не будет так комфортно, как сейчас. Что-то мне подсказывает, что это может произойти быстрее, чем мы все думаем. Впрочем, у меня нет ощущения, что я буду жить здесь всю свою жизнь. Прелесть моей работы в том, что я могу путешествовать и работать везде, сегодня тут, завтра там. А Россия в любом случае остается для меня родиной и местом, где я родился, где мои друзья, и я с удовольствием приеду, если будут интересные предложения. 

«Платные парковки и платные дороги — не самая плохая инициатива»

Где любите гулять в Москве?


В своем районе — Пятницкая, Ордынка, Замоскворецкий мост. Еще на Пречистенке, Патриарших прудах, у меня, кстати, там много друзей живет. Еще очень люблю район Чистых прудов. Когда я учился во ВГИКе, очень любил там фотографировать.

Какой ваш любимый район в Москве?

Все, что я назвал уже выше, и в пределах Садового кольца — все прекрасно. 

Есть ли у вас нелюбимый район в Москве?

Пожалуй, Тушинская. Это такое странное для меня место, я никогда не мог понять, где оно начинается и где заканчивается.

У вас есть любимый ресторан для встреч с друзьями?

С этим сложно, потому что с друзьями я провожу время редко, а по ресторанам вообще некогда ходить. Я в курсе, что в Москве много всего пооткрывалось нового. В принципе, и раньше времени на рестораны у меня особо не было. Но если уж складывается, то предпочитаю ходить в рестораны, которые расположены недалеко от моего дома, на Пятницкой. 

В каком московском ресторане лучшие завтраки?

Я знаю хорошее местечко под названием «Хлеб насущный» на Пятницкой. Или Correa's, там можно вполне хорошо позавтракать, выпить кофе. А еще мой друг, режиссер Резо Гигинеишвили, открыл недавно грузинский ресторан Patara Cafe на Патриарших — как приеду, обязательно хочу туда сходить. У них грузинская современная кухня из Тбилиси, как раз какую я люблю. В Америке, как оказалось, к сожалению, нет грузинских ресторанов.

Какой ресторан, по-вашему, лучше всего подходит для праздников?

Какое-нибудь место в Нескучном саду или в «Эрмитаже». Все-таки я уже больше шести лет не живу в Москве постоянно, многое поменялось. 

Есть ли у вас такое место в Москве, куда вы собираетесь, но все никак не можете доехать?

Хмм... я бы ответил так: давно хочу съездить в Питер, потому что очень люблю этот город. 

«Самый интересный подарок за мою карьеру в Голливуде я получил от Джареда Лето»

Чем, по-вашему, москвичи отличаются от жителей других городов?


Москвичи отличаются некой легкостью характера, деловитостью и жизнерадостностью. Вообще Москва — город сумасшедший, от него можно устать, но при этом ты всегда чувствуешь себя в центре событий.   

Чем будете заниматься после «Отряда самоубийц»?

Мне нравится жить в Лос-Анджелесе, работаем сейчас над новой картиной Дэвида Эйра «Bright», где снимается Уилл Смит. Съемки пройдут в Лос-Анджелесе этой осенью. И еще работаю над небольшим проектом режиссера Дага Лаймана.

После Америки тяжелее работается в России?

Поскольку в Америке киноиндустрия в современном понимании существует гораздо дольше, то и работать здесь намного комфортнее. При этом и требования жестче. В России нет таких производственных и профессиональных удобств, как в Голливуде, но при этом больше свободы. Здесь довольно жесткий процесс с графиками, с выполнением обязательств. Лос-Анджелес как-никак центр американской киноиндустрии, здесь чуть ли не каждый второй житель либо работает в этой сфере, либо стремится к этому. Тут непременно надо больше работать. При этом в каждой картине еще надо доказать, что ты соответствуешь определенному уровню. Одним словом, не расслабишься. Однако именно это мне здесь и нравится.

Расскажите про «Отряд самоубийц». Как вы оказались на этой картине?

Я с режиссером Дэвидом Эйром уже снял «Патруль» и «Ярость». У нас сложился такой хороший творческий союз, мы дружим, я считаю, мне очень повезло, что я смог сблизиться с кем-то из другой культуры. И дай бог, я надеюсь, это наша с ним не последняя картина.  

О сумасбродствах Джареда Лето, играющего Джокера, на съемках уже ходят легенды…

После окончания каждой съемки фильма в Америке принято, что ведущие звезды дарят подарки съемочной группе. Так вот, самый интересный подарок за мою карьеру в Голливуде я получил именно от Джареда Лето — он презентовал мне свою кровь в колбе и подписал: «Джокер».