5 мотивов в творчестве Фриды Кало

Поклонники Фриды Кало знают: знаменитые работы мексиканки порой настолько невелики, что рассмотреть все детали непросто. На помощь приходят современные технологии — на выставке «Фрида Кало. Ожившие полотна» работы художницы многократно увеличиваются, а живописные подробности расползаются по семиметровым стенам, так что можно смело оставить очки и лупу дома. Перед встречей с чудесами мультимедиа Time Out рассказывает о главных мотивах творчества художницы.

Самопознание

«Автопортрет с терновым ожерельем»

Автопортреты писали многие художники: от старичка Тициана до жутковатого Фрэнсиса Бэкона. Но Фрида Кало довела этот жанр практически до промышленных масштабов и превратила свое экзотическое лицо с монобровью в род арт-бренда. Назло фрейдистам художница объяснила эту склонность сама: «Я пишу себя, потому что я так часто бываю одна, и потому что я сама — это тот предмет, который известен мне лучше всего».


Самопознание — главный творческий импульс Кало. Внешность для нее становится проявлением внутреннего мира, собственный опыт — выражением общечеловеческих чувств. Автопортреты Кало полны символизма. Часто Фриду окружают животные: обезьянки и мексиканские собачки итцкуинтли — для нее верные друзья и спутники, а пестрые попугаи — воплощения Камы, древнего индейского бога любви. Нередко рядом с собой художница изображает вбитый гвоздь, обыгрывая мексиканское выражение «быть прибитым» (estar clavado) — «быть обманутым».

 

Физическая боль

«Сломанная колонна»

17 сентября 1925 года 18-летняя Фрида попала в автокатастрофу: автобус, в котором она ехала, столкнулся с трамваем. Из-за травмы позвоночника физическая боль стала частью жизни художницы и, как следствие, — мотивом многих ее работ. Фрида исследует влияние боли на становление своей личности. На картине 1944 года «Сломанная колонна» Кало изображает себя в медицинском бандаже с разбитой дорической колонной вместо позвоночника. Страдание превращается для нее в залог стойкости перед невзгодами. Нередко физическая боль становится метафорой внутренних переживаний Фриды: разочарование, любовные катаклизмы и одиночество приобретают вид стрел, гвоздей, кинжалов и сочащейся крови.

 

Любовь к Диего Ривере


«Две Фриды»

Еще подростком Фрида знакомится с Диего Риверой, уже тогда мастодонтом мексиканского монументализма, а в 1929 году выходит за него замуж. Перипетии их отношений стали сюжетом многих работ мексиканки. В 1931-м она пишет двойной портрет со свадебной фотографии: в руку грузному мужу Кало вкладывает палитру и кисти, а себе самой отводит скромную роль жены выдающегося художника. В моменты долгой разлуки Фрида нередко наносит небольшой портрет Риверы на лоб собственного изображения — так она передает тоску по супругу. В 1939 году, вскоре после развода с Риверой, Кало пишет одну из самых знаменитых работ — «Две Фриды». Художница разбивает себя на две разные индивидуальности: традиционную мексиканскую, любимую мужем, и свободолюбивую европейскую, отвергнутую им. Сердца двух Фрид соединяет тонкая артерия, из которой сочится кровь.

 

Нерожденный ребенок

«Больница Генри Форда (Летающая кровать)»

Во время аварии 1925 года матка Фриды была серьезно повреждена, из-за чего художница так и не смогла выносить ребенка. Главная жизненная драма Кало проникла в ее работы. В 1932 году после очередной неудачной беременности Фрида пишет жутковатую картину «Госпиталь Генри Форда»: на фоне безлюдного индустриального пейзажа художница лежит на больничной койке в окружении символов ее беды: нерожденного ребенка и поврежденных в результате аварии органов. В 1944-м Кало завершает картину «Цветок жизни»: экзотические растения напоминают половые органы, солнце символизирует яйцеклетку, а на заднем плане виден плачущий эмбрион.

 

Мексиканская самобытность


«Автопортрет на границе между Мексикой и Соединенными Штатами»

Мексиканские традиции и история — настоящая страсть Фриды, вокруг которой построен ее художественный стиль. Местные флора и фауна, индейские божества и постройки — частые гости ее полотен. Во время поездки в Нью-Йорк в начале 30-х Фрида пишет «Автопортрет на границе между Мексикой и Соединенными Штатами Америки»: в центре стоит сама художница с мексиканским флагом в руке, справа от нее — бездушные заводские трубы, механизмы и небоскребы, слева — ацтекская пирамида, цветущие растения и солнце с полумесяцем, воплощающие природный ход времени. В Мексике Кало видит образ правильного, естественного мироустройства, где человек живет в гармонии с природой, высшими силами и историей. Его противоположность — суета западного мира, в которой человек теряет себя.

Выставка «Фрида Кало. Ожившие полотна» — до 28 августа в коворкинге DI Telegraph

Еще по теме

Загружается, подождите ...
Загружается, подождите ...