Москва
Москва
Петербург
Лучшие комедии 2015 года

Лучшие комедии 2015 года

Time Out собрал список комедий 2015 года, многие из которых непременно войдут в золотой фонд киноюмора.

Kingsman: Секретная служба (реж. Мэттью Вон, Великобритания)

Режиссер Мэттью Вон, которого все киноманы и так уважали после «Пипца» (снятого, как и «Kingsman: Секретная служба», по комиксу Марка Миллара) и четвертой части «Людей Икс», снял одновременно образцовый «бондовский» фильм и при этом издевку над киноклише, в том числе и из бондианы. В сцене, где агент Гарри Харт (Колин Ферт в идеальном костюме, не мнущемся при разбрасывании подонков по пабу), приходит в гости к злейшему врагу Валентайну в исполнении Сэмюела Л.Джексона, пародирующего одновременно Стива Джобса и Ричарда Брэнсона, только чернокожего, противники ужинают гамбургерами, вспоминают киношных злодеев и приходят к выводу: «Мы находимся не в том фильме». Точно, не в том, и слава богу, потому что если бы Гарри Харт дрался с Бондом, симпатии зрителей были бы на его стороне.

Харт теряет одного за другим коллег по шпионской организации, маскирующейся под одежный магазин (отсюда шутки про английский стиль). Когда-то он дал сыну убитого сотрудника талисман и пароль, которым подросший мальчик по кличке Эггси (Тэрон Эгертон) воспользовался через много лет. Харт берется делать из без пяти минут рецидивиста из неблагополучной семьи своего преемника, и как раз вовремя, потому что эксцентричный гуру Валентайн намерен уничтожить население Земли, коварно подсадив его на новую технологическую услугу, после которой люди превращаются в зомби и испытывают непреодолимое желание убить ближнего.

В то время, как Сэм Мендес все больше пытается разобраться в психологии и корнях Джеймса Бонда, отчего киноагент номер один стал скучнее Шерлока Холмса до Камбербэтча, Вон показывает, как снимать шпионские фильмы с юмором и таким количеством сюжетных даже не поворотов, а переворотов, что описание сюжета может превратиться в один большой спойлерский кошмар. Если на свете и есть интеллектуальное, но при этом веселое насилие, то в «Кингсмене» оно показано идеально. Массовое кино вообще в 2015 году пережило новое увлечение шпиономанией: в мае вышла комедия «Шпион» с Мелиссой Маккарти и Джудом Лоу, в сентябре – «Гримсби» с Сашей Бароном Коэном, не считая очередной серии бондианы «007: Спектр» и «Миссия невыполнима 5». Но им сложно обойти «Кингсмена»: как можно переплюнуть фильм, в котором Колин Ферт запирает на задвижку паб со словами: «Манеры определяют мужчину» и тут же запускает пивной кружкой в голову первой жертве, а Эггси называет своего нового пса Джей Би в честь не Джеймса Бонда, и даже не Джейсона Борна, а Джека Бауэра из сериала «24 часа»? Попробуйте превзойти такой уровень иронии и умения шутить острее, чем клинки вместо ног у машины для убийства по имени Газель, рядом с которой все злодейки из бондианы выглядят беспомощными домохозяйками. По нашему мнению, фильм может возглавить любой топ комедий 2015. 

 

Головоломка (реж. Роналдо Дель Кармен, Пит Доктер, США)

Кажется, в этой истории нет ничего радикально нового, более того, кино о детях рассказывает ее далеко не в первый раз. Папа и мама 11-летней Райли решают переехать из Миннесоты в Сан-Франциско, а значит, девчонку ждут новая школа и прощание со старыми друзьями, родительские нервы и первые шаги на пути к взрослению. Вот только большая часть действия в новом, восхитительном мультфильме студии Pixar разворачивается в декорациях куда менее ординарных — прямо в сознании юной героини.

Именно в девичьей голове мы встречаем Радость и Страх, Гнев, Отвращение и Грусть, причем каждая эмоция выглядит вполне в соответствии со своим духом: например, Отвращение презрительно шутит, а Гнев искрит алым, приземист и склонен дышать огнем. Мы увидим, как эти мини-персонажи будут бороться за контроль над жизнью Райли, а когда Радость и Грусть сбегут из штаб-квартиры разума, то и вовсе совершим тур по закоулкам сознания, включая Отдел Абстрактного Мышления, где беглецы сначала станут 2D-персонажами, прежде чем обернуться монохромными закорючками.

Даже лучшие фильмы Pixar редко были столь насыщенными. Не успеешь моргнуть — и пропустишь, как один из персонажей произносит: «Все эти вещи так друг на друга похожи!», проезжая мимо коробок, озаглавленных «факты» и «мнения». Мы, пожалуй, слишком быстро покидаем подсознание («Сюда отправляют всех, кто создает проблемы»), зато немало времени проводим в Отделе Снов, где дневные события и переживания оборачиваются театром. Время от времени хочешь, чтобы фильм хоть немного притормозил, — но тем не менее в Pixar вновь сделали то, что они умеют лучше всего, — превратили радости и горести детства в изобретательное приключение, полное ярких, ослепительных, часто странных, до сюрреализма, образов. А главное, никуда не делся и привычный гуманизм мультфильмов студии — «Головоломка» готова утешить свою героиню, даже когда ее родители окружают себя баррикадами непонимания: для таких случаев здесь есть Воображаемый Друг, розовый полукот, полуслон. Юнг и young еще никогда не сочетались так ловко и эффектно.

 

Агенты А.Н.К.Л. (реж. Гай Ричи, Великобритания)

Британские комедии обладают особым очарованием, это не комедии производства США, призванные заставить зрителя рыдать до слез. Итак, Восточный Берлин начала 1960-х — времени, как заботливо расскажут открывающие титры, разгара Холодной войны и расцвета суперагентуры. Именно здесь проходит первое знакомство лучших (особенно по части фотогеничности) представителей разведок противоборствующих сверхдержав — Наполеона Соло из ЦРУ (Генри Кэвилл) и Ильи Курякина (Арми Хаммер). Американцу достанется цель этой вроде как рядовой эвакуационной операции — симпатичная немка-автомеханик (Алисия Викандер, само обаяние на фоне двух улыбчивых Кенов Кэвилла и Хаммера), русскому — задний бампер от удирающей машины, но, как ясно каждому зрителю, этот экшен-эпизод станет началом прекрасной дружбы. Если не народов, то хотя бы агентов.

Стартового, бурного боевого эпизода Гаю Ричи хватит и чтобы обрисовать в двух штрихах персонажей (один — бывший вор, другой — сын врага народа), и чтобы дать старт условно детективному сюжету (девчонка окажется дочкой попавшего в руки нацистских недобитков физика-ядерщика), и чтобы задать всему этому джазу ритм со стилем: хвала флешбэкам, сплит-скрину и ловкости рук на монтажном столе. Впереди у «Агентов А.Н.К.Л.» — Рим и Средиземноморье, встречи с карикатурным Менгеле и скользкой итальянской династией, покоренные красотки, яхты и спорткары. А также еще, кажется, тысяча флешбэков, всегда готовая замедлиться рапидом камера и юмор, выстроенный на сложном диалоге двух всячески от диалога отпирающихся культур.

В чем можно быть уверенным в случае Гая Ричи — что этот адепт постмодернистского коллажа без двойного дна, но с кулаками выдохнуть зрителю не даст. «Агенты» с их простеньким в своем ядре, на две странички, сюжетом задачу поддержать гиперактивный ритм ему не облегчают. Поэтому любой уже отыгранный ударный эпизод здесь звучит дважды. Как и в случае с «Шерлоком» Ричи упрощает жизнь зрителю донельзя, то и дело бросаясь показывать, как именно удалось провернуть операцию логистически, или как именно тот или иной кулак нашел в чаду экшен-кутежа нужную челюсть. Касаются эти сколь угодно ловкие, но поддавки и подхода британца к стилю фильма — бравурный саундтрек подсказывает, где смеяться, а где тревожиться, 1960-е во всей их стилистической эффектности размазаны обоями по стенам павильонов.

Ричи, конечно, удерживает тем самым наше внимание — но не замечает, как и сам то и дело выбирает простейшее решение. Не выстроенная мизансцена, но буря монтажных склеек, не полноценная интрига, но краткая заявка на франшизу (для этих целей здесь заведен Хью Грант в роли английского демиурга советско-американской шпионской дружбы), не риск выйти за правила жанра и собственного стиля (чем хвастали другие, лучшие шпионские пародии сезона-2015 — «Kingsman» и «Шпион» ), но аккуратно собранный по ним, как по инструкции, конструктор. 1960-е Ричи — это в первую очередь эпоха торжества пластика. Надо, конечно, иметь в виду — с пластиком Ричи работает лучше многих скульпторов от кино. Вот кто, по-хорошему, должен бы снимать комиксы Marvel — даром что «Агенты А.Н.К.Л.» из всех шпионских фильмов к формату, стилю и драйву качественного комикса подходят ближе всех. 

 

Стажер (реж. Нэнси Майерс, США)

Фильм режиссера Нэнси Майерс — это одновременно и мелодрама, и романтическая комедия, украшающая 2015 год. «Любовь и работа, работа и любовь, вот и все, что у нас есть», – с мудрой грустью в голосе признает в первых кадрах «Стажера» 70-летний Бен Уиттакер, лишенный и любви (супруга скончалась), и работы (бизнес по изданию телефонных справочников несколько устарел, пришлось уйти на пенсию). Тай-чи и хобби не очень помогают развеять тоску – но, на счастье ветерана труда, модный интернет-магазин под руководством погрязшей в микроменеджменте Джулс (Энн Хэтэуэй) как раз набирает стажеров-пенсионеров. Причем Бену повезет стать ассистентом самой начальницы – которая, впрочем, не сразу оценит его менеджерские таланты, позволяя разве что держать жакет и развозить в качестве шофера дочь.

Учитывая фокус на модной индустрии, в «Стажере» нетрудно рассмотреть некоторую инверсию «Дьявол носит Prada» с той же Хэтэуэй, в этот раз повышенной до статуса большого босса. Но ее Джулс – все-таки не Миранда Пристли, и поначалу задерганная, ледяная королева интернет-стартапа постепенно раскрывается, обнаруживая проблемы в семейной жизни и ранимое сердце. Тут-то на помощь и приходит пенсионер Де Ниро, повышенный из шоферов в «лучшие друзья» (других фильм героине Хэтэуэй и не предоставляет) и бизнес-конфиданты. Фильм же в целом, первые час-полтора достаточно остроумно ломающий комедию на конфликте поколений (особенно достается молодым хипстерам-коллегам героев), приобретает приторно патерналистский характер.

«Стажера» сняла мастер добродушных мелодрам вроде «Отца невесты» Нэнси Майерс. Сколько бы ее кино ни трезвонило про стартапы, намекало на Net-a-Porter и упоминало Джей-Зи, оно все равно остается решительно старомодным. Эта старомодность касается как подхода к вопросам гендера и возраста, так и комедийной формулы, которая, будто по разнарядке, даже спускает герою Де Ниро объект романтического интереса (Рене Руссо в роли массажистки). Так что когда героиня Хэтэуэй пустится перед 30-летними подчиненными в стенания по мужчинам времен Джека Николсона и Харрисона Форда, не заблуждайтесь. Это сам фильм молит об аудитории 30-летней давности, для которой факт наличия босса женского пола в сюжете уже оказывается готовой завязкой для комедии.

 

Игра на понижение (реж. Адам МакКей, США)

Прямо скажем, не Братство кольца. Один – доктор Майкл Бэрри (Кристиан Бэйл на грани безумия) – врубает в офисе хэви-метал на полную громкость и копается в тысячах дел о неоплаченной ипотеке. Другой – наш рассказчик Джаред Веннетт (Райан Гослинг) – криком выгоняет коллег из общей уборной, чтобы тут же извергнуть в телефонную трубку поток ехидных понтов. Третий – инвестиционный консультант Марк Баум (Стив Карелл, в драматическом режиме) – подрезает такси у более терпеливых нью-йоркцев, торопясь на бизнес-встречи, где позволяет выплеснуться своему гневу.

Тем не менее в подрывной, яростной «Игре на понижение» именно эти фрики от капитализма станут нашими героями – теми немногими, кто ухитрился предсказать ипотечный кризис 2008-го за несколько лет до того, как он разразился. Это не самая приятная группа персонажей – более того, как сообщает книга-первоисточник Майкла Льюиса, все они прилично заработали, пока миллиарды сбережений и пенсий простых американцев летели в трубу. Но все же их провидческой злобой трудно не проникнуться: каждый зритель знает, что эти нострадамусы Уолл-стрит в конечном счете оказались правы. «Игра на понижение» посредством эко-френдли трейдера в исполнении Брэда Питта не преминет напомнить, что действительно пострадали миллионы людей, и сделает это не без ехидства. Основной объект интереса этой картины – больной мир капитала, в котором все поставлено с ног на голову, а у бесцеремонных засранцев больше шансов оказаться положительными персонажами, чем у вежливых человечков в костюмах.

Режиссер Адам Маккей до сих пор снимал почти исключительно комедии – например, такие отточенные до каждого гэга спектакли абсурда, как «Телеведущий» и «Сводные братья». В некотором роде это идеальное резюме для «Игры на понижение». Маккей лучше, чем все режиссеры, которые брались за тему до него, показывает финансовый кризис катастрофой раздутых эго. Этот фильм не упустит из вида ни самодовольных риэлторов, продающих дома стриптизершам, ни самих стриптизерш, скупающих в кредит виллы с бассейнами (в одном из которых после краха рынка обнаружится живой аллигатор). У ехидства Маккея есть прецедент – подобно «Доктору Стрейнджлаву» это кино на всех парах, с шуточками и издевками, несется к апокалипсису. Вот только в отличие от ядерной комедии Кубрика в данном случае конец света случился на самом деле.

 

Шпион (реж. Пол Фиг, США)

Самым сложным для главной героини «Шпиона» — страшненькой толстой рядовой сотрудницы ЦРУ Сьюзан Купер (Мелисса Маккарти) — является не само секретное задание, на которое она напрашивается после гибели звездного агента Брэдли Файна (Джуд Лоу). Сьюзан находит свою мишень, болгарскую криминальную королеву со сложносочиненной прической Рэйну Боянову (Роуз Берн) едва ли не случайно в баре, когда злодейку пытаются отравить. Гораздо утомительнее и унизительнее сборы Сьюзан в европейскую командировку, когда коллеги дают ей понять, что женщина не человек — вместо зажигалок-пистолетов она получает набор средств для борьбы с поносом и вдобавок курчавый парик, в котором, по ее словам, она похожа на «председательницу общества гомофобов». Хотя действие фильма происходит в красивейших городах Европы — Париже и Будапеште — часто на экране не романтические виды, а блевотина Сьюзан, когда она не удерживается и избавляется от плохо переваренной еды прямо на труп своего преследователя. И чтобы окончательно нас добить, сам Джейсон Стэйтем, настоящий герой десятков неотличимых один от другого боевиков, играет соперника Сьюзан, считающего, что эти домохозяйки совсем уже оборзели и отнимают работу у настоящих мужиков.

Да, Пол Фейг снова снял феминистский фильм, в котором женщины не только оказываются лучше мужчин в их деле, но и высмеивают себя безжалостнее любого Вуди Аллена. Сьюзан не только называет свои кулаки Виталиком и Владимиром (это в русском переводе, конечно), но и дерется на кухне сковородками и кастрюлями, издеваясь над мудростью «Место женщины на кухне» и показывая ее дремучесть и справедливость одновременно. На пути к цели — спасти планету от очередного ядерного взрыва, который мутят недобитые восточноевропейские бандиты, — Сьюзан попадает на концерт Верки Сердючки на городской площади, сажает самолет, спрашивает бандитку Рэйну, почему она одевается как «шлюшка-дрессировщица дельфинов» и объясняет герою Стэйтема, что он терял друзей только потому, что они кончали с собой, лишь бы его больше не видеть, а не потому что пали от вражеской пули.

Пол Фейг, который явно намерен и дальше делать дико успешные комедии про женщин с юмором ниже пояса (после «Девичника в Вегасе» и «Шпиона» он теперь снимает женскую версию «Охотников за привидениями»), выбрал очень правильную интонацию. Если в самом начале фильма Сьюзан влюблена в неотразимого Брэдли, то в финале выбирает пойти на девичник, а не на свидание — и не потому что мужчины сволочи, а потому что предсказуемые идиоты. Но в мире, где бабы дуры и признают это, быть идиотом легко и приятно, хотя бы на протяжении двух часов.

 

Образцовый самец 2 (реж. Бен Стиллер, США) 

Сиквел лучшей на свете пародии на мир фэшн-индустрии столь же неотразим, как оригинал — и этого достаточно.

Фанаты «Образцового самца» могут вздохнуть с облегчением: 15 лет спустя сиквел этой сатиры на фэшн-индустрию получился таким же смешным, глупым и обаятельно издевательским, как мы все и надеялись — это комедия, при просмотре которой можно поржать до слез. Бен Стиллер и Оуэн Уилсон возвращаются к ролям олухов-манекенщиков Дерека Зуландера и Ганзеля, которых вновь зовет на помощь подиум. По всему миру кто-то убивает селебрити — и те почему-то тратят последний вздох на селфи в стиле «Магнум», имитируя фирменную позу Зуландера перед камерами. Бонд перемешивается с Блаником, а сюжет, как и в первом фильме, приводит, конечно, в лапы дизайнера-суперзлодея Мугату (Уилл Феррелл). Пенелопа Крус не портит картины в роли детектива полиции моды, а Кристен Уиг уморительно играет накачанную ботоксом фэшн-миллионершу. Камео следуют одно за другим (от Анны Винтур в роли с репликами до Арианы Гранде в сцене оргии) — и, что бывает крайне редко, помогают развитию сюжета, а не отвлекают от него.

Бестолковый хаос — часть обаяния «Образцового самца». Юмор сосредоточен на последних трендах: достается и Netflix, и Uber, а Мугату очень злободневно подкалывает Tommy Hilfiger: «Новая коллекция Hilfiger, детище привилегий белой расы». Попытки высмеять дух времени не всегда попадают в десятку: выход Бенедикта Камбербатча в роли модели-андрогина не такой уж оскорбительный, как казалось по трейлеру, но от него все равно неуютно. Финал из-за многочисленных твистов кажется плоским, но в целом «Образцовый самец 2» шутит метко и остро — главное не ждать от него какой-то глубины.

 

Человек-муравей (реж. Пейтон Рид, США)

 

Некоторым людям не нужно уменьшаться до размеров насекомого, чтобы убедиться в своей ничтожности. Скотт Лэнг (Пол Радд) за недальновидный выбор карьеры медвежатника-профи расплатился сполна: отсидка, развод, судебный запрет на общение с пятилетней дочерью, проблемы с устройством на работу и выплатой алиментов. С горя бедняга в компании троицы своих дружков по местам не столь отдаленным берется за новое дело — но и тут оказывается пешкой в чужой игре. Ограбление подстроено гением-ученым Хэнком Пимом (Майкл Дуглас) — который видит в Скотте своего преемника в качестве Человека-муравья, еще одного, пусть и миниатюрного борца за все хорошее против всего плохого в мире, где даже Мстителей не хватает на всех злодеев.

«Человек-муравей» в теории должен был стать эксцентричным, на кураже и комедии абсурда выстроенным ответвлением от магистральной линии киновселенной Marvel. Но за несколько недель до начала съемок из проекта вышел занимавшийся им несколько лет гений британской жанровой карикатуры Эдгар Райт, в итоге замененный на ремесленника Пейтона Рида («Всегда говори “Да”»). Фирменный почерк Райта в «Муравье» все-таки чувствуется, проявляясь как в причудливых деталях сценария, так и в несерьезном, сатирическом подходе к экшену, кульминация которого — эффектная финальная битва в детской спаленке. Но, увы, боссы Marvel и Рид делают все, чтобы полет райтовской мысли обуздать, подвести «Муравья» к марвеловскому киноканону, который на глазах бронзовеет и превращается в готовый шаблон. Но стоит сказать, что фильм все же впечатляет остроумием.

 

18 июля 2016
ЧЕМ ЗАНЯТЬСЯ НА WEEKEND? ПОДПИШИСЬ НА САМОЕ ИНТЕРЕСНОЕ
Загружается, подождите...
Загружается, подождите...
Загружается, подождите...
Регистрация

Войти под своим именем

Вход на сайт
Восстановить пароль

Нет аккаунта?
Регистрация