Москва
Москва
Петербург
Боевики 2015: чем порадовал прошлый год?

Боевики 2015: чем порадовал прошлый год?

2015 год — это год отличных экшенов, оскароносных боевиков, а также год, который подарил нам несколько продолжений легендарных и не одно десятилетие любимых зрителями франшиз. Безусловно, моду на этот жанр в кино принесли боевики, снятые в Китае, но уже давно Голливуд удерживает первое место по масштабности съемок, уровню спецэффектов и количеству американских боевиков, которые выпускаются на экран за год. Time Out собрал свой топ-10 лучших фильмов-боевиков, вышедших в прошлом году.

Kingsman: Секретная служба (реж. Мэттью Вон)

Режиссер Мэттью Вон, которого все киноманы и так уважали после «Пипца» (снятого, как и «Kingsman: Секретная служба», по комиксу Марка Миллара) и четвертой части «Людей Икс», снял одновременно образцовый «бондовский» фильм и при этом издевку над киноклише, в том числе и из бондианы. В сцене, где агент Гарри Харт (Колин Ферт в идеальном костюме, не мнущемся при разбрасывании подонков по пабу), приходит в гости к злейшему врагу Валентайну в исполнении Сэмюела Л.Джексона, пародирующего одновременно Стива Джобса и Ричарда Брэнсона, только чернокожего, противники ужинают гамбургерами, вспоминают киношных злодеев и приходят к выводу: «Мы находимся не в том фильме». Точно, не в том, и слава богу, потому что если бы Гарри Харт дрался с Бондом, симпатии зрителей были бы на его стороне.

Харт теряет одного за другим коллег по шпионской организации, маскирующейся под одежный магазин (отсюда шутки про английский стиль). Когда-то он дал сыну убитого сотрудника талисман и пароль, которым подросший мальчик по кличке Эггси (Тэрон Эгертон) воспользовался через много лет. Харт берется делать из без пяти минут рецидивиста из неблагополучной семьи своего преемника, и как раз вовремя, потому что эксцентричный гуру Валентайн намерен уничтожить население Земли, коварно подсадив его на новую технологическую услугу, после которой люди превращаются в зомби и испытывают непреодолимое желание убить ближнего.

В то время, как Сэм Мендес все больше пытается разобраться в психологии и корнях Джеймса Бонда, отчего киноагент номер один стал скучнее Шерлока Холмса до Камбербэтча, Вон показывает, как снимать шпионские фильмы с юмором и таким количеством сюжетных даже не поворотов, а переворотов, что описание сюжета может превратиться в один большой спойлерский кошмар. Если на свете и есть интеллектуальное, но при этом веселое насилие, то в «Кингсмене» оно показано идеально. Массовое кино вообще в 2015 году пережило новое увлечение шпиономанией: в мае вышла комедия «Шпион» с Мелиссой Маккарти и Джудом Лоу, в сентябре – «Гримсби» с Сашей Бароном Коэном, не считая очередной серии бондианы «007: Спектр» и «Миссия невыполнима 5». Но им сложно обойти «Кингсмена»: как можно переплюнуть фильм, в котором Колин Ферт запирает на задвижку паб со словами: «Манеры определяют мужчину» и тут же запускает пивной кружкой в голову первой жертве, а Эггси называет своего нового пса Джей Би в честь не Джеймса Бонда, и даже не Джейсона Борна, а Джека Бауэра из сериала «24 часа»? Попробуйте превзойти такой уровень иронии и умения шутить острее, чем клинки вместо ног у машины для убийства по имени Газель, рядом с которой все злодейки из бондианы выглядят беспомощными домохозяйками.

 

Безумный Макс: Дорога ярости (реж. Джордж Миллер)

В эпоху современных легковесных экшенов, больше напоминающих продукты, чем кино, наконец появился фильм, который выглядит так, будто кто-то выкрал 150 миллионов долларов у Warner Bros., увез их в пустыню Намибии и отправлял пленки обратно в Голливуд как части тела похищенного заложника. Четвертая картина в буйной постапокалиптической саге Джорджа Миллера проносится как торнадо на фоне стандартного репертуара мультиплексов.

С тех пор, как мы последний раз видели Макса Рокатански удаляющимся в направлении горизонта, прошло 30 лет, но воин дороги не постарел ни на день. Наоборот, перенявшему эстафету у Мела Гибсона немногословному и пластичному Тому Харди было два года, когда вышел первый «Безумный Макс». Изменились и пустоши, по которым блуждает главный герой. Если предыдущие части разворачивались на руинах рухнувшего мира, то «Дорога ярости» оставляет современность еще дальше в зеркале заднего вида: яркие, перенасыщенные пейзажи помещают эту историю ближе к рассвету новой цивилизации, чем к закату старой.

Сюжет стартует в бескрайней горной крепости, где правит Бессмертный Джо (Хью Кис-Бирн), монструозный тиран в лошадиной маске, выстроивший общество, которое пожирает своих граждан, как горючее. Женщин доят ради грудного молока, девушек выращивают для продолжения не рода, но отродья, а мужчин используют как украшения капота. Неудивительно, что Император Фуриоза (Шарлиз Терон), однорукая воительница из армии Джо, готова к переменам. Когда она бежит с трофейными наложницами тирана, Джо посылает в погоню ревущую цилиндрами армию камикадзе. Кроме короткого затишья во втором акте, весь фильм получается шумной гонкой смерти.

Скрещивая бешеную сатиру Терри Гиллиама с взрывной бесшабашностью Джеймса Кэмерона, Джордж Миллер чередует одну пьянящую экшен-сцену с другой. Причем редкие цифровые эффекты здесь уступают место нон-стоп параду каскадерских достижений, то и дело заставляющему вскрикивать: «И это делали живые люди?»

Но среди всего этого ржавого металла Миллер никогда не дает зрителю забыть о главной идее фильма: насилие — это форма безумия. Режиссер без прикрас предъявляет портрет человечества в самых примитивных его проявлениях, и подчинение женщин всегда было одним из ключевых мотивов этого экранного мира. Но с Фуриозой за рулем «Дорога ярости» блестяще направляет эту пропитанную тестостероном франшизу на новые территории. Здесь складывается мощный, почти мифологический сюжет об отчаянной жажде женской власти в мире, где мужчин нужно спасать от самих себя.

Вот почему над «Безумным Максом» оказывается не властно время. Он всегда знает, когда удалиться в закат. В этот раз он оставляет за спиной глотать пыль целое поколение блокбастеров и занимает свое законное место в списке лучших боевиков всех времен. 

 

Агенты А.Н.К.Л. (реж. Гай Ричи)

Восточный Берлин начала 1960-х — времени, как заботливо расскажут открывающие титры, разгара Холодной войны и расцвета суперагентуры. Именно здесь проходит первое знакомство лучших (особенно по части фотогеничности) представителей разведок противоборствующих сверхдержав — Наполеона Соло из ЦРУ (Генри Кэвилл) и Ильи Курякина (Арми Хаммер). Американцу достанется цель этой вроде как рядовой эвакуационной операции — симпатичная немка-автомеханик (Алисия Викандер, само обаяние на фоне двух улыбчивых Кенов Кэвилла и Хаммера), русскому — задний бампер от удирающей машины, но, как ясно каждому зрителю, этот экшен-эпизод станет началом прекрасной дружбы. Если не народов, то хотя бы агентов.

Стартового, бурного боевого эпизода Гаю Ричи хватит и чтобы обрисовать в двух штрихах персонажей (один — бывший вор, другой — сын врага народа), и чтобы дать старт условно детективному сюжету (девчонка окажется дочкой попавшего в руки нацистских недобитков физика-ядерщика), и чтобы задать всему этому джазу ритм со стилем: хвала флешбэкам, сплит-скрину и ловкости рук на монтажном столе. Впереди у «Агентов А.Н.К.Л.» — Рим и Средиземноморье, встречи с карикатурным Менгеле и скользкой итальянской династией, покоренные красотки, яхты и спорткары. А также еще, кажется, тысяча флешбэков, всегда готовая замедлиться рапидом камера и юмор, выстроенный на сложном диалоге двух всячески от диалога отпирающихся культур.

В чем можно быть уверенным в случае Гая Ричи — что этот адепт постмодернистского коллажа без двойного дна, но с кулаками выдохнуть зрителю не даст. «Агенты» с их простеньким в своем ядре, на две странички, сюжетом задачу поддержать гиперактивный ритм ему не облегчают. Поэтому любой уже отыгранный ударный эпизод здесь звучит дважды. Как и в случае с «Шерлоком» Ричи упрощает жизнь зрителю донельзя, то и дело бросаясь показывать, как именно удалось провернуть операцию логистически, или как именно тот или иной кулак нашел в чаду экшен-кутежа нужную челюсть. Касаются эти сколь угодно ловкие, но поддавки и подхода британца к стилю фильма — бравурный саундтрек подсказывает, где смеяться, а где тревожиться, 1960-е во всей их стилистической эффектности размазаны обоями по стенам павильонов.

Ричи, конечно, удерживает тем самым наше внимание — но не замечает, как и сам то и дело выбирает простейшее решение. Не выстроенная мизансцена, но буря монтажных склеек, не полноценная интрига, но краткая заявка на франшизу (для этих целей здесь заведен Хью Грант в роли английского демиурга советско-американской шпионской дружбы), не риск выйти за правила жанра и собственного стиля (чем хвастали другие, лучшие шпионские пародии сезона-2015 — «Kingsman» и «Шпион» ), но аккуратно собранный по ним, как по инструкции, конструктор. 1960-е Ричи — это в первую очередь эпоха торжества пластика. Надо, конечно, иметь в виду — с пластиком Ричи работает лучше многих скульпторов от кино. Вот кто, по-хорошему, должен бы снимать комиксы Marvel — даром что «Агенты А.Н.К.Л.» из всех шпионских фильмов к формату, стилю и драйву качественного комикса подходят ближе всех.

 

Мстители: Эра Альтрона (реж. Джосс Уидон)

Сборная супергероев Земли (плюс легионер из Асгарда) пребывает в некотором замешательстве. Служившая Мстителям базой организация «Щ.И.Т.» распущена после событий сиквела «Первого мстителя». Главный тренер Ник Фьюри (Сэмюэл Л. Джексон) по-прежнему в бессрочном отпуске. Да и в самой суперкоманде, еще добивающей по Восточной Европе остатки злодейского картеля ГИДРА, намечаются разброд и шатания: Капитан Америка (Крис Эванс) всех достал праведностью, Брюс Бэннер (Марк Руффало) — раздвоением личности, Тони Старк (Роберт Дауни-мл.) — пренебрежением к нормам этики и морали. Остальные просто устали.

Неудивительно, словом, что и новую порцию грозящих человечеству вымиранием приключений Мстители, можно сказать, организуют себе сами — когда Старк и Бэннер берутся создать искусственный интеллект, столь могучий, чтобы все обязанности по обороне планеты от гипотетического врага можно было переложить на него («И отправиться пить маргариты на пляже», — поясняет подлинную мотивацию Железный человек). Как учила нас еще Мэри Шелли, гипотетическим врагом дитя такого эксперимента — оно получает имя Альтрон — немедленно сочтет своего создателя. А с ним и все человечество — экзистенциальный кризис не шутка.

Да-да, для второго сборного концерта марвеловской мегафраншизы Джосс Уидон выбирает проверенную сюжетную формулу «Франкенштейна». Вот только истории о Франкенштейнах и их монстрах всех мастей (в том числе и составленных из микросхем и чипов ИИ), кажется, еще никогда не источали такой мегаломании — а также такого экшен-сияния. В общем, сквозном сюжете киновселенной Marvel «Эра Альтрона», по-хорошему, играет промежуточную роль — важную скорее для эмоционального развития персонажей, чем для дальнейшего движения на пути к встрече с суперзлодеем Таносом (см. его дебют в «Торе 2»). Попробуйте, впрочем, хоть раз вспомнить об этом во время фильма: в отличие от первых, неспешно разгонявшихся «Мстителей», эта картина времени попусту не теряет. Начиная сиквел гипертрофированной экшен-баталией, Уидон темпа в дальнейшем не сбавляет, даже обязательные для жанра шутки выдавая в ураганном ритме — логично, что все это закончится битвой, которая затмит и по хронометражу, и по насыщенности, и по пафосу сорокаминутный боевой финал оригинала.

Можно, конечно, заметить, что «Эра Альтрона» почти лишена сюрпризов (даже появление новых обладателей сверхспособностей было ожидаемо — они, к слову, в сюжет встраиваются органично). Уидон в самом деле ни на шаг не отступает от принесшей франшизе успех (и миллиарды) формулы «спиралью раскручивающийся экшен + мелодрама-лайт + россыпь гэгов + многочисленные отсылки к вселенной Marvel» — но, черт возьми, эту формулу он в «Эре Альтрона» отполировал до блеска.

 

007: Спектр (реж. Сэм Мендес)


Бондиана редко пользовалась таким ловким предлогом, чтобы развернуть эффектную стартовую экшен-сцену — «007: Спектр» открывается мощной вылазкой на День мертвых в Мехико. Агента ее Величества здесь ждут смуглая красотка и обезумевшие толпы в зловещих масках, неожиданные взрывы и эквилибристика рукопашной на борту вертолета. Это мощный, оригинальный, свежий эпизод — поэтому особенно жаль, что дальше второй выход Сэма Мендеса во главе всеми любимой шпионской франшизы мощью, оригинальностью и свежестью хвастает все реже и реже.

Сюжет строится на двух параллельных линиях. Первая — попытки Бонда добраться до таинственного главы международного преступного синдиката «Спектр» (ответственного, напомним, за гибели Веспер Линд и М). Вторая — борьба преемника М (Рэйф Файнс) за сохранность агентства «00», которое угрожает закрыть новый борзой куратор (Эндрю Скотт), предпочитающий шпионам дроны и тотальную видеослежку. Кризис разведки — впрочем, не то, что может помешать агенту 007 пуститься за злодеем (Кристоф Вальц) в привычную гонку по планете (в программе — Рим и Танжер, Альпы и Сахара) и женским постелям (обработаны Моника Беллуччи и Леа Сейду).

Именно привычность происходящего в кадре оказывается главным недостатком фильма. Самолетом, поездом, «Астон Мартином» Бонд будто бы совершает круг победы по всем обязательным пунктам франшизы (по крайней мере, в ее крэйговском изводе). Не забыто ничто — от «Бонд, Джеймс Бонд» и водки-мартини до развернутой автопогони и обязательного сюжетного крючка, отсылающего к «Скайфоллу». Все это богато, визуально роскошно снято и не без остроумия написано (хотя, например, диалоги столь функциональны, что то и дело провоцируют зевок). И все это страшно, до зубной боли предсказуемо.

Эта предсказуемость — возможно, худшее, что могло случиться с Бондом, героем, в последние полвека удивлявшим зрителя массового кино чаще любых других персонажей. Крэйгу в этой роли (и Мендесу в «Скайфолле») до того поставлять сюрпризы — сюжетные, психологические, трюковые или характерные — удавалось вполне. Делать это в формате концерта по заявкам, каким получился «Спектр», куда сложнее — да кажется, авторы к этому и не стремились. Мендес не раз заявлял, что его пришлось уговаривать вернуться к франшизе после успеха «Скайфолла». Крэйг же в интервью не скрывает своей усталости от агента 007, даже несмотря на предусмотренный контрактом еще один фильм. Что ж, надо и правда дать ему отдохнуть. Новое время требует новых людей — и самого живучего шпиона в киноистории это тоже касается. Впрочем, не будем терять надежды: вдруг следующий фильм франшизы все же займет свое место в списках «Лучшие кинофильмы-боевики»?

Звездные войны: Пробуждение силы (реж. Джей Джей Абрамс)

Блестящее возвращение главной фантастической франшизы всех времен — масштабное, изобретательное и проникновенное.

В далекой-далекой галактике продолжается вечная битва добра со злом, света с тьмой, повстанцев с Империей, которая спустя 30 лет после поражения в «Возвращении джедая» переродилась в зловещую организацию Первый орден и даже обзавелась вейдероподобным суперубийцей в маске с джедайским прошлым по имени Кайло Рен. Подобно своим имперским предшественникам, Орден уже создал собственную Звезду смерти (только в разы больше и чудовищнее) — так что дни Республики, особенно в отсутствие куда-то запропастившегося Люка Скайуокера, будто бы сочтены. Но появляется новая надежда.

Лицами этой надежды (и новой трилогии «Звездных войн») стали пилот Сопротивления (Оскар Айзек), штурмовик-ренегат (Джон Бойега) и мусорщица с планеты-помойки Джакку (Дэйзи Ридли). Режиссер Джей Джей Абрамс грамотно выстраивает сюжет вокруг новичков, чтобы затем постепенно (и каждый раз неожиданно, на разрыв фанатских душ) ввести в него икон франшизы — от Чубакки и Хана до C3PO и R2D2. Все это складывается в местами парадоксальную и даже по-хорошему дурацкую, но всегда эффектную и увлекательную историю о том, что в некоторых галактиках приключения никогда не заканчиваются.

Абрамс при этом — в отличие, например, от постановщиков бесчисленных кинокомиксов — достаточно пластично обходится с мифологией и каноном «Звездных войн». Некоторые его решения в области стиля и сюжета наверняка даже шокируют зрителей — зато они делают «Пробуждение силы» куда весомее, например, лукасовских приквелов. Важнее, что режиссеру удалось сохранить верность почти детской наивности оригинальной трилогии, тому восторгу от открытия необъятного, бесконечно причудливого мира, на который подсаживались, как на крючок, поколения зрителей. Стрекочут бластеры, 3D усиливает эффект от космических гиперпрыжков, обаятельно пищат дроиды, очередной замаскированный злодей переживает кризис душевной дихотомии, а Сила все так же волнует юные души. Вроде бы все то же самое, что и прежде – но действует безотказно: битвы и полеты поражают дух, дроиды и космическая невинность генерируют юмор, а сюжет — героический пафос. Есть, впрочем, и кое-что действительно новое — непошлая, переданная одними только морщинами на лицах Харрисона Форда и Кэрри Фишер ностальгия. В конце концов, постарели не только Хан, Лея и Люк — но с ними и весь современный, как раз в 1970-х закладывавшийся мир. Зато теперь, как и было сказано, Чуи, мы дома.

 

Терминатор: Генезис (реж.  Алан Тейлор)

Те же 30 лет спустя (если отсчитывать от 1997 года из «Судного дня» — этот фильм притворяется, что третьей, не говоря уж о четвертой серий во франшизе не было): Джон Коннор, Кайл Риз, Т-800, Т-1000, Скайнет. К 2029-му сменились лица, но предпосылка с путешествием во времени, когда-то и служившая «Терминатору» завязкой, только набирает значение. «Генезис» при этом отвергает простоту тайм-трэвела из первых двух картин — нет, здесь путаница времен и исторических линий служит не только поводом вложить в уста старины Арни, теперь уже стопроцентного представителя стороны добра, преданного бойцового пса Сары Коннор (Эмилия Кларк из «Игры престолов»), слова о пространственно-временном континууме и квантовой теории. Эта путаница — основа сюжета, его главный двигатель: попав в 1984-й, Кайл Риз (Джай Кортни, на удивление терпимый) обнаруживает, что Сара уже не официантка, но подготовленный к его пришествию воин. Воспитал ее именно Т-800, запрограммированный защищать Сару Коннор и спасший ее еще девятилетней девочкой. Смена повестки провоцирует новые задачи — отправиться в 2017-й, чтобы уничтожить «Скайнет» за день до его триумфа, внедрения во все смартфоны, планшеты и электронные устройства мира (включая ядерные чемоданчики) убийственного приложения «Генезис».

Критика мира, в котором победил мобильный интернет, впрочем, служит скорее побочным следствием сюжета, чем его месседжем. Подлинное содержание нового «Терминатора» заключается в его отношениях со старыми — режиссер Алан Тейлор (автор одного из худших фильмов киновселенной Marvel «Тор 2») и его сценаристы посвящают картину Джеймсу Кэмерону, отчаянно пытаются перевообразить историю его великой дилогии — но не могут избавиться от нее полностью, тратят не меньше трех четвертей экранного времени на разные формы диалога с ней. Вот Арни в каждой второй сцене переходит в режим комического напарника, каким он был в «Судном дне». Вот в формате концерта по заявкам появляется на одну десятиминутную погоню Т-1000. Вот, наконец, самая обаятельная по итогам интрига картины строится на том, что все вокруг (включая зрителя) знают о том, кто отец ребенка Сары Коннор, — кроме него самого.

Самой обаятельной она получается по одной простой причине — авторский пиетет перед двумя громадами, снятыми Кэмероном, здесь подминает под себя и потуги на современный экшен (много красивых спецэффектов, мало действительно хореографически выстроенных сцен — в одном, как бы ударном, эпизоде Тейлор даже наглядно демонстрирует, в чем он хуже Бекмамбетова), и запутанность временных метаний сюжета, и попытку превращения одного из ключевых героев в перевертыша (это же проще, чем придумать хорошего нового персонажа). Это откровенно ностальгическое кино — неудивительно, что оживает оно лишь тогда, когда подмигивает великим предшественникам и их фанатам, провоцируя аудиторию на хохот («Ничего ты не знаешь, Кайл Риз»), а главной смелостью в нем оказывается прозвище «Папс» в адрес когда-то олицетворявшего абсолютное зло Терминатора.

Зацикливаясь так или иначе на мифологии первых двух фильмов, пытаясь ее творчески перетасовать или иронически переосмыслить, «Генезис» только доказывает, что мощь оригинала заключалась вовсе не в истории войны людей и машин. Нет, что первая, что вторая картина стали классикой благодаря экшен-гению Кэмерона — и его дару на иконические, мгновенно впечатывающиеся в сознание кадры и сцены, причем в регистре от брутального минимал-хоррора до бадди-муви о роботе и подростке с минимумом спецэффектов. Так что подлинного возвращения Терминатора стоит ждать не раньше 2019-го — когда права на героев вернутся к их настоящему создателю. А пока остается сказать — ну здравствуй, Папс, спасибо, что еще живой.

 

Кибер (реж. Майкл Манн)

С одной стороны, киберпреступления никогда не были столь на слуху (стоило их жертвой стать на развлечениях зарабатывающей корпорации). С другой, Майкл Манн, единственный режиссер планеты, умевший обращать в неонуар обстоятельства стилистически аляповатых 1980-х и 1990-х, начинает «Кибер» избитыми, анахроничными крупными планами микросхем, постепенно увеличивая масштаб этой техно-мизансцены до взрывающегося где-то в Китае ядерного реактора.

На очереди, пугают анонимные кибертеррористы, другие цели — поэтому АНБ вынуждено обратиться за помощью к плечистому хакеру-зеку (Крис Хемсворт), чтобы тот расшифровал используемый злоумышленниками шифр. Если время от времени ему придется пощеголять обнаженным торсом — тем лучше для всех.

Этот сюжет может казаться глупым — Манн немало времени тратит на псевдотехническую болтовню и сцены с невротиками, молотящими по клавишам, но он никого не обманет. Но обвинять «Кибер» в инфантильности — не понимать его сути. Это детское кино экстра-класса, мачистский выплеск энергии — с перестрелками где-то посреди азиатских трущоб, абсурдной романтической линии и самыми эффектными отблесками неона в истории (еще ни один режиссер не освоил цифровую камеру так, как Манн). И подобно любому высокоэнергичному эскапистскому сюжету, оно неизбежно заканчивается эффектной экзистенциальной ямой: человечество вновь спасено, но человечество обречено. Так в 80-х Манн завершал свои фильмы столь идиллическими пляжными закатами, что они были страшнее иной расчлененки.

 

Миссия невыполнима: Племя изгоев (реж. Кристофер Маккуорри)

«Минск. Белоруссия», — загорается на экране титр. Не успеет зритель пятого фильма в самой неровной франшизе наших дней как-то осмыслить тот факт, что Итан Хант (Том Круз) побывал в вотчине Лукашенко, как супер-шпион уже повиснет на крыле взлетающего военного самолета. Дальше — больше: балет наемных убийц в Венской опере, сеанс информационного шпионажа на марокканской ГЭС, стрелка больших боссов мировой разведки в гостях у британского премьера. «Племя изгоев» провожает один трюковой спектакль следующим, разбавляет экшен шутками, напускает тумана в сюжет с помощью красивой двуличной дамы по имени Ильза Фауст (Ребекка Фергюсон) — проще говоря, делает все, чтобы аудитория не успела задуматься.

Удается это фильму с переменным успехом — даже вселенского обаяния Саймона Пегга в роли хантовского помощника-технаря Бенджи не хватает, чтобы заполнить все смысловые лакуны этой старательной, эффектной, сложнопостановочной, но бесконечно пустой картины. Стоит хоть немного отстраниться от трюкачеств Тома Круза, как «Племя изгоев» начинает ползти белыми нитками. Вот Алек Болдуин произносит самые нелепые фразы в истории летних блокбастеров. Вот чем дальше, тем смехотворнее кажется противостоящая Ханту преступная организация «Синдикат». Вот, наконец, даже экшен на грани фола — ради которого «Миссия» всегда и снималась — к финалу становится более смирным.

Как ни странно это осознавать, «Миссия» никогда не являлась образцовым экшен-фильмом из-за своего главного героя. На фоне других супершпионов экрана Итан Хант всегда был наименее как персонаж выразителен — попробуйте-ка охарактеризовать его чем-то, кроме экшен-сноровки и несгибаемой, на грани слабоумия, отваги. В сущности, Хант — аналог крысобелки Скрата из «Ледникового периода»: что бы ни происходило с окружающим миром, его физкультурная гонка за орехом победы над мировым терроризмом не прекращается ни на секунду.

Мультяшную природу персонажа можно грамотно обыгрывать — в предыдущей, четвертой части режиссер Брэд Берд эффектно довел приключенческую жилку Ханта до абсурда, отправив его взрывать Кремль и покорять отвесную стену дубайского небоскреба. Автор нового фильма Кристофер Маккуорри делает разворот в сторону более традиционного кино — вот только для нашего неординарного героя такой ход равносилен переходу в белорусские спецслужбы: работы, может, и хватит, но размах после взрыва Кремля и покорения дубайских вершин, как ни крути, не тот.

 

Разлом Сан-Андреас (реж. Брэд Пейтон)

«Разлом Сан-Андреас» снят режиссером Брэдом Пейтоном, который уже работал со Скалой три года назад на приключенческой комедии «Путешествие 2: Таинственный остров». Специализация Пейтона — легкие, без выдумки и масштаба экшны со спецэффектами, которые любят подростки лет тринадцати и в странах третьего мира. Но надо отдать ему должное — он не раскачивается, как режиссеры других катастроф, подолгу снимая скучные диалоги и заставляя зрителей ждать, когда же начнется действие. Так делали старомодные «крепкие» режиссеры блокбастеров, стыдившиеся просто снимать попкорн. Нет, «Разлом Сан-Андреас» начинается с хорошо сделанной сцены спасения безымянной блондинки, угодившей под каменный град на горной дороге, и дальше чередует зрелищные сцены разрушительных толчков и цунами, минимально сосредоточиваясь на псевдонаучной болтовне (конечно, здесь есть обязательный чудак-ученый в исполнении серьезного актера Пола Джаматти, давно предупреждавший власти о надвигающейся катастрофе).

 

Скорость: Автобус 657 (реж.  Скотт Манн)

Крепкая бэшка об угоне рейсового автобуса благородными грабителями — с Робертом де Ниро в качестве детектива-преследователя. «Скорость» не пытается притворяться чем-то больше того, чем является — то есть крепкой, в равной степени увлекательной и дурацкой экшен-бэшки (оригинальное название — и вовсе непримечательное «Ограбление»). Причем с достаточно солидным актерским составом: благородного грабителя казино, вынужденно угоняющего рейсовый автобус, играет Джеффри Дин Морган. У него по пятам идет Роберт Де Ниро. Также в кадре — второстепенные герои  и героини боевика вроде Дэйва Батисты и Джины Карано.

 

14 июля 2016
ЧЕМ ЗАНЯТЬСЯ НА WEEKEND? ПОДПИШИСЬ НА САМОЕ ИНТЕРЕСНОЕ
Загружается, подождите...
Загружается, подождите...
Загружается, подождите...
Регистрация

Войти под своим именем

Вход на сайт
Восстановить пароль

Нет аккаунта?
Регистрация