Дорого, больно, навсегда: рассказы татуировщиков

Пять московских татуировщиков рассказали Time Out, где они учились, какие бывают стили рисунков и что чаще всего хотят набить клиенты.

Александр Огнев

WildCat Tattoo Studio. От 3-4 тысяч рублей за час работы

«В детстве мама настаивала, чтобы я ходил в художественную школу — боролся с этим как мог, не хотел, о чем сожалею. Где-то в 1995 году меня накрыло — хочу что-то на собственном теле. Стал искать людей, кто может помочь, попытался машинку собрать. Познакомился с парнями, у которых был свой салон, потом он со временем стал моим, скоро ему будет 20 лет.

Сейчас в каждом салоне предлагают некоторую услугу, которую называют обучением, причем люди должны быть уже подготовлены — уметь неплохо рисовать, потому что риски серьезные. Кожа не листок бумаги, не сотрешь, в редчайших случаях можно подкорректировать хорошо. Здесь дадут навыки, как пользоваться оборудованием, как стерилизовать и т. п., но никакого юридического подтверждения квалификации не будет. Теперь по законодательству нужно еще и медицину знать, Санэпидемстанция требует документы.

Любой человек, даже если он делает плохую татуировку, подходит к этому творчески. Для тех, кто делает на себе татуировки, это состояние души, а для мастера в первую очередь — творчество. Хотя собак тоже клеймят, но это технический момент.

Народ, несмотря на кризис, ходит, как и прежде. Наоборот, стал даже больше тратить, контингент обновился, стал немного богаче, но и требовательнее.

Вообще публика, которая приходит к нам за татуировкой, молодеет. Но сейчас молодежь умнее подходит к выбору рисунка. Если раньше человек приходил с эмоцией «хочу» — сам не знаю, что, но хочу, — то теперь к этому подходят более взвешенно, обдумывают. Люди будут делать татуировки до тех пор, пока им это будет приносить эмоции, ведь их не купишь.

Нет такого, чтобы были популярны какие-то темы или части тела. Считалось, что девочки делают маленькие надписи, но сейчас и парни часто просят.

«Татуировка — не первая необходимость в жизни. Если это блажь, то пусть человек платит и терпит»

Чаще всего просят сделать надписи, порой на латыни, какие-то философские изречения. Человеку это нужно как оберег на теле, он хочет притянуть эту энергию. Например, кто-то пишет «хочешь мира, готовься к войне». Мы не знаем, что это для человека значит: он агрессивен, или состояние войны в душе, и он готов бороться со своими пороками.

У меня был один солидный господин, который считал, что для него татуировка неприемлема, но решил, что именно она сможет вывести его из депрессивного состояния — таким образом он совершит безумный поступок.


Мелкие глупости совершаются каждый день, приходят смешные люди с безумными желаниями. Иногда мы отказываемся. Часто повторяют чужие татуировки: видят на какой-то модели и делают такие же. Мне кажется это безумством.

Лет 20 назад ко мне пришел кавказец с девочкой, а мусульмане ведь плохо относятся к татуировкам, потому что им не позволяет Коран. Когда мусульманин будет отвечать перед Аллахом, он должен быть чистым, таким, каким пришел в этот мир. У мужчины аж вена на лбу надулась, думал, она лопнет. Девочка ходит, говорит, я это хочу, вот это, мужчина уже закипает. Я понимаю, что папа против, но согласен ради дочери почти на все. Я принял его сторону и начал убеждать девочку, что это не сезонно и т. п. Мы очень мирно разошлись, а на следующий день мужчина принес нам ананас и шампанское, потом купил торт. Мне это было гораздо приятнее, чем сделать татуировку. И это не одиночный случай.

Я раньше приходил на работу в 10 утра, один раз вставал попить и до бесконечности мог работать, иногда и в ночь оставался. Все зависит от физического состояния. Я настолько люблю свою работу, что одно время работал все семь дней в неделю, потом жена начала говорить, что надо отдыхать. Сейчас отдыхаю два дня в неделю.

Раньше говорили «$100 — сигаретная пачка». Я могу размер сигаретной пачки делать час, а могу четыре часа, если это будет безумно сложная работа, например, портрет. Все это влияет на итоговую сумму. Кто-то берет почасовую работу, кто-то берет за сеанс, который длится 3-4 часа. Одни хорошо терпят, другие плохо, дергаются. Татуировка — не первая необходимость в жизни человека. Если это блажь, то пусть человек платит и терпит».

 

Виктор Турутин

Tattoo Studio Pozitiv. Отказался назвать порядок заработков под предлогом, что все индивидуально

«Профессионально занимаюсь этим с 2003 года, тогда получил диплом. А первую татуировку набил парню, когда мне было 16 лет, в военной больнице.

Рисовать учился в Питере, сначала в художественной школе. Как раз тогда первая татуировка появилась, и началась эта стезя. В Текстильщиках была тату-студия «Калейдоскоп», там учился. Все начиналось с двенадцати уроков, а закончилось полугодием — сказал себе, что пока первые портреты не набью, не уйду оттуда.

Потом я уехал на Украину из-за жены, там получил гражданство в 2007-м. Сначала работал на кого-то, потом свою студию открыл, три фестиваля сделал. Три года назад стал постоянно приезжать сюда снова, началась война, переехали обратно в Москву с семьей.

У меня лозунг: «Дорого, больно, навсегда».

Татуировка — это искусство, самовыражение и аффирмация по жизни. Она обогащает, убирает стереотипы. Хотя сохранились еще старые представления, что если есть татуировка, то набил ее или в армии, или в тюрьме.

Сейчас нет такого, чтобы что-то одно постоянно просили набить. Чаще надписи, но я их редко делаю и отговариваю людей. Но если три раза совет не сработал, значит, будет надпись. Много всего такого, что можно действительно сделать красиво. Художники растут с каждым годом, чем дальше, тем круче становятся.


Девочки обычно просят сделать татуировку на боках, плечах, бедрах, лопатках, предплечьях и ногах, мужики — на плечах и руках.

«Не буду делать тату, когда рисунок действительно мрак, несущий человеку что-то негативное»

Если учиться, то надо идти не просто на курсы, а к определенным мастерам, причем за тебя еще могут и не взяться. Для того, чтобы я начал кого-то учить, мне надо видеть эскизы. Если они плохие, то человек просто потратит свое и мое время. Он научится лет через пять, когда и рисовать станет хорошо. Можно научить тени бить, но если человек не будет знать, куда их положить, то какой с этого толк? В таком случае надо начинать с курсов в художке, а потом уже идти к мастерам. Это как учиться игре на гитаре. Либо классику играешь, учишься держать гитару между ног, выбивая счет и отыгрывая каждую ноту, потом две ноты соединяя вместе, потом проигрыши — либо на улице поставил, и без бокала нет вокала.

Не буду делать тату, когда рисунок действительно мрак, несущий человеку что-то негативное, что он сам не осознает.

У нас работала девушка администратором, звонит с левого телефона и представляется другим человеком, я ее еле узнал, говорит: «Виктор, мне вас рекомендовали как потрясающего художника. А могли бы вы набить на одной булке одну вишню, а на второй — другую, ну и веточки, чтобы заходили на спину, и лепесточек один». Оказалось, она такой подарок себе на день рождения захотела. Я сделал.

Мужичок недавно просил на голове пчелку мультипликационную набить в боксерских перчатках.

Приходит ко мне клиент и спрашивает: «А в японском стиле делаете?» Я отвечаю, что делаю реализм, он просит все равно Японию. Я объясняю последовательность, что сначала набиваем надписи, потом иероглифы, потом олд-скул, нью-скул, Япония и т. п. И кто-то умудряется выйти на реализм, а кто-то — нет, и остается на других стилях. Выйти на реализм дорогого стоит. Нужно внести что-то свое, свой стиль, чтобы рука была узнаваема. Реализм — фотографическая татуировка, портретика. Если божья коровка, то она должна быть настоящей, а не красным пятном с черными точками, как на трусах, с желтыми глазами и двумя, ну ладно, тремя закорючками-лапками. Иногда доходит до того, что падает пара теней. Посмотрев на работы хороших мастеров, увидишь, что такая же коровка будет вся в бликах, как в 3D-эффекте. Это художественная татуировка».

 

Игорь Любомиров

Администратор «Тату 3000». 4-5 тысяч рублей за час работы

«Работаю в тату-сфере с 2008 или 2009 года. Раньше, когда татуировка была достаточно закрытой темой, люди приходили в салон, там лежал альбом со знаками зодиака, иероглифами и прочим. На том уровне это было ремеслом, повседневной работой, когда человек выбирает из того, что предлагают, а не говорит, что он хочет. Сейчас в основном приходят больше с идеей, заранее смотрят работы мастеров, их стили, выбирают, у кого бы они хотели сделать.


Самая частая татуировка — надписи. Есть известные именитые мастера, которые занимаются только своей стезей, например, реализмом. Соответственно, люди к ним за надписями даже не пойдут, в их альбомах этого нет. Почти все наши мастера рисуют свои индивидуальные эскизы. Когда человек понимает, что только для него мастер отдельный проект с нуля нарисовал, то это можно к искусству отнести, а повседневные постоянные работы — сложно.

Про странное значение иероглифов — не миф. Во времена, когда не было интернета, их брали чуть ли не с банок с китайской тушенкой, лишь бы они были красивыми. Сейчас это довольно редкая татуировка — в моде руны. Есть старая байка, не знаю, правда или нет, что есть иероглиф «любовь», есть «деньги», а когда их пишут один над другим, то получается «проституция» — любовь за деньги. Был период, когда в основном тетечки приходили и просили набить иероглиф «удача», «любовь», «счастье», «деньги», а потом японцы смотрели и плакали со смеху. Порой люди просят написать что-то на очень сложном языке, например, «Вася» на санскрите. А откуда мы знаем, есть ли там вообще имя Вася. Google-переводчик большой враг, он часто ошибается и в английском, что уж говорить об иврите или китайском традиционном языке.

«Это самая долговечная из всех покупок человека. Кто экономит на тату, как правило, всегда понимает, что сделал ошибку»

Мы советуем обратиться к специалисту, который грамотно переведет. На моей памяти был случай: пришел парень, хотел на руке сделать надпись «принадлежу только ей». Мы фразу перевели через переводчик, я ему объяснил, что скорее всего к тому, что он хочет, этот перевод отношения не имеет, он отвечает: «Все равно никто читать не будет, а звучит красиво». Пока готовились мастера, я эту же фразу вставил в переводчик снова и перевел в обратную сторону — получилось «отдамся только ему». Я посоветовал парню не пожалеть 300 рублей и сходить к переводчику. Через пару дней он приехал снова, и мы сделали уже нормальную надпись.

Мода на татуировки циклична, меняется часто и незаметно. Вообще сложно выбрать стиль, который моден, потому что вкусы разные у людей, и интернет стал большой. Несколько лет назад была очень популярна треш-полька, каждый второй звонок был по этой теме. Потом все сменилось на dotwork, затем плавно переросло в linework.

Раньше были журналы, люди их читали, обменивались, собирали, а сейчас они пропали — все есть в интернете. Открываешь группу в соцсетях, а там уже и эскизы, и все что угодно.

Однажды приехал парень откуда-то издалека. Первая татуировка, 19 лет, просил ему сделать кирпичную стену на лбу. Мы всем салоном пытались его сначала понять, потом отговорить, на что он отбрыкивался. После пары часов сделали ему на лбу кирпичную стену. Цветную. Зачем — непонятно.

Татуировка перестает быть нонсенсом. Потихоньку это все осовременилось. Единственное, чем можно удивить, — качеством. Но на уровне менталитета странное отношение к стоимости татуировок. Не хватает понимания, что это на всю жизнь, никуда потом не денешься. Это самая долговечная из всех покупок человека. Кто экономит на тату, как правило, всегда понимает, что сделал ошибку, и думает, как исправить, — а это дороже и не всегда возможно. Такое отношение немного губит всю деятельность».

 

Юлия Шпадырева

Faux Pas. 5 тысяч рублей за час работы

«Занимаюсь порядка четырех лет. Работаю в стилях графика, ч/б, dotwork, linework. Училась в других тату-студиях. Классные мастера берут себе учеников, в течение примерно десяти занятий рассказывают, как все устроено, из чего состоит машинка, как что делать — и пара занятий с подопытными смельчаками, которые разрешат на них поработать. Училась рисовать в художественной школе на дизайнера, правда, не закончила. Много татуировщиков без образования, просто руки из правильного места растут.

У меня была офисная работа, и я постоянно рисовала, начальница предложила поучиться делать татуировки. Я, конечно, отказалась, потому что «о боже, это на живых людях». А потом в отпуск никуда не поехала и решила потратить его на обучение, вот и затянуло, оказалось очень интересно.


Сначала работала дома, на друзьях и знакомых, потом уже сменила две студии и пришла в третью, где сейчас и работаю.

Конечно, это искусство. Помимо навыков нужно еще понимать, что ты делаешь, творить на человеческом теле, использовать тело как материал и подручные средства — иглу, краски. Есть те, кто приходит получить просто символ, надпись, цифру: им все равно, как это будет выглядеть и кто будет делать. Но многие приходят к мастеру со своими идеями, чтобы он воплотил это со своим опытом и стилем работы.

«Насколько я заметила, татуировка начинает утрачивать символизм, смысл и становится больше аксессуаром»

Когда я только начинала учиться, смотрела старые работы и заметила, что люди делают много не особенно художественных глупостей. Зато они были душевными и личными — например, рисунок ребенка или какая-то каляка-маляка, важная только этому конкретному человеку.

Насколько я заметила, татуировка начинает утрачивать символизм, смысл и становится больше аксессуаром. К ней начинают относиться проще. Видимо, привыкли к этому.

Клиентов меньше не становится, может, даже чуть больше стало. Когда был скачок с евро и долларом, много приходило людей, которые говорили, что не смогли никуда уехать и пришли делать татуировку.

Всегда просили чаще всего, просят и будут просить сделать надписи. С рисунком такого нет, потому что у всех разные идеи.

Наверное, последние лет пять часто делается графика, гравюра, dotwork, хотя потихоньку начинает отходить. Однажды взрослый состоятельный мужчина попросил сделать рисунок дочери. Очень мило.

Когда у меня первый раз оказалась машинка в руках, я сразу опробовала ее на себе. Есть такая фраза: «Какой же ты татуировщик, если у тебя нет партака на левой ноге». На ней удобнее всего делать. Когда сам себе делаешь, больно и тяжело концентрироваться.

Кто-то любит рисовать красками, кто-то тушью или карандашами. Когда работаешь с определенными материалами, то выходишь на стилистику. Я сама по себе график, поэтому в этих стилях и работаю».

 

Сергей Милованов

«Тату 3000». 4-5 тысяч рублей за час работы

«В этом салоне работаю с прошлого лета, а только татуировкой занимаюсь с 2011 года. Захотел научиться после того, как сделал свою первую татуировку. Нашел студию — ей владеет один из самых старых московских татуировщиков. Там же купил первое оборудование, а первые татуировки делал друзьям.

Потребитель сам должен подходить к татуировке как к искусству. Большинству людей нужны простые символические татуировки, которые при желании может колоть любой, кто поймет техническую часть. Уровень ширпотреба вырос благодаря тому, что увеличилось количество именно художников в профессии. Если раньше были популярны примитивные простые татуировки (надписи, иероглифы и прочее), то сейчас многие татуировщики идеально копируют сложные изображения, а итог один — ширпотреб, ведь большая часть работ делается с одинаковых исходников из Google. Мастера перестали рисовать индивидуальные татуировки — проще копировать то, что есть в сети.


Есть разделение стилей татуировки. Условно можно выделить традиционные направления: орнаменты, ориентальная татуировка (японская), американский олдскул и новые «ньюскульные» направления — это биомеханика и биоорганика, цветной реализм, непосредственно ньюскул (объемные рисунки, напоминающие мультики или граффити) и прочие направления, появляющиеся чуть ли не каждый год. Ньюскул — это позитивный вклад в татуировку правильных художников, понявших, что татуировка индивидуальна: каждый дизайн для нового человека рисуется с нуля, исходя из предпочтений клиента и мастерства или даже стиля татуировщика. Именно поэтому, например, орнаментальная татуировка, несмотря на кажущуюся техническую простоту исполнения, одна из самых сложных, так как каждый орнамент нужно не только придумать и нарисовать, но и вписать в индивидуальные особенности анатомии конкретного клиента. Ведь дизайн, предназначающийся для, например, предплечья, никогда не подойдет для груди или бедра. Это все — тот минимум параметров, которые должен учитывать профессионал.

«Несмотря на обилие и доступность мастеров и развитость тату-культуры, очень редко встречаются действительно хорошие татуировки»

Сейчас у каждого есть свой профиль. Мне нравится японский стиль. В нем отражена их мифология, религия, символизм. У каждой картинки есть свое обозначение. Карп — символ стремления к чему-то, листья клена — крепость духа. Есть символ макацуге — это переходное состояние карпа, превращающегося в дракона.

Если говорить о надписях, то их чаще делают на запястьях, под шеей со стороны спины, на ключицах, а картинка может располагаться где угодно. Люди не всегда готовы носить татуировку на открытых частях тела, опасаются, хотят скрыть. Хотя не знаю, чего тут бояться, — большая часть людей занята своими проблемами.

Мода на татуировки, конечно, бывает. Например, это может быть связано с субкультурой, из которой вышел человек, или, что чаще, с тем, что он увидел на другом человеке — на пляже, в метро, в интернете. Недавно вышел фильм «Дэдпул» — вся новостная лента пестрела изображениями главного героя, исполненного мастерами разного уровня, стилей и техник.

Часто бывает так: какой-то татуировщик сделал качественную большую картинку или изобразил интересную идею, выложил в интернет, и все стали ее копировать в разных интерпретациях.

Несмотря на обилие и доступность хороших мастеров и развитость тату-культуры, действительно хорошие татуировки очень редко встречаются на улице или в том же метро. Наверное, это связано с доступностью тату-оборудования и большим количеством людей, для которых это просто неплохо оплачиваемое хобби, а не серьезная профессия».

Спецпроект

Загружается, подождите ...