Москва
Москва
Петербург
Лучшие зарубежные мелодрамы последних лет

Лучшие зарубежные мелодрамы последних лет

Мелодрамы всегда вызывают отклик в зрительских сердцах, поскольку этот жанр раскрывает персонажей на пике их душевных переживаний. Принято считать, что мелодрамы — это романтические, красивые фильмы о любви и страсти, но этот жанр намного разнообразнее. Мелодрамы построены на контрастах: добро и зло, любовь и ненависть. Бывают исторические мелодрамы, криминальные мелодрамы, фильмы об отношениях в семье и многие другие. Time Out собрал список лучших мелодрам, вышедших на экраны в последние годы.

До встречи с тобой (реж. Теа Шэррок , 2016)

Мать драконов встречает миллионера-инвалида в обаятельной, вдумчивой романтической комедии.

Эта адаптация бестселлера Джоджо Мойес (которая сама же написала сценарий), возможно, и выстроена по стандартному мелодраматическому шаблону, но служит редким в наше время образцом ромкома, не лишенного мозгов. Фильму легко удается переключаться между откровенной комедией и слезовыжималкой, попутно всерьез высказываясь на тему эвтаназии. Результат не то, чтобы идеален, но миллионам поклонников книги не о чем беспокоиться – трогательный дух оригинала удается сохранить и на большом экране.

Наивная, лишенная амбиций Луиза (Эмилия Кларк из «Игры престолов») устраивается сиделкой к прикованному к инвалидному креслу миллионеру Уиллу (Сэм Клафлин). Быстро выясняется, что до ДТП, которое парализовало его ниже шеи, Уилл был авантюристом, любившим экстрим и приключения. Теперь, лишенный прежнего образа жизни, он погружен в депрессию, жалость к себе и мысли о смерти. Конечно, правила жанра предполагают притяжение противоположностей и важные жизненные уроки для обоих будущих влюбленных. Но все-таки «До встречи с тобой» избегает совсем уж заезженных клише: самые интересные сцены посвящены параличу Уилла, а не типовой романтике. Например, стыд героя, когда Луиза просит прохожих подтолкнуть застрявшее в грязи инвалидное кресло, болезненно универсален и узнаваем.

Немало внимания оттягивает на себя Мэттью Льюис (Невилл Долгопупс из «Гарри Поттера») который играет фитнес-инструктора и бойфренда Луизы как уморительную пародию на одержимых внешним видом современных хипстеров. Тем временем Клафлин выдает в качестве Уилла свою вариацию на тему Кристиана Грэя, а Кларк обаятельно неуклюжа и источает такую правдоподобную растерянность, какой романтический жанр не знал со времен «Дневника Бриджет Джонс». Ее героиня не всегда убедительна (без сцены, в которой она называет песто «зеленым кетчупом», можно было и обойтись), но это то самое кино, на которое нужно идти с мамой – понравится и вам, и ей.

 

Каменная болезнь (реж. Николь Гарсиа, 2016)

Марион Котийяр блистает в красивой, но безнадежно старомодной истории любви, потерянной и обретенной во Франции середины прошлого века.

В прованской деревне 1950-х беспокойная девушка-подросток Габриэль (Марион Котийяр) страдает из-за того, что учитель, в которого она влюблена, дает ей от ворот поворот. Вдохновленная романтической литературой девушка верит, что искренняя, страстная любовь – главное в жизни, и существование без такой любви попросту лишено всякого смысла.

Мать Габриэль, устав от жалоб дочери на боли в животе, которые считает симуляцией, убеждает Жозе (Алекс Брендемюль), каталонского изгнанника-рабочего, помогающего на сборке урожая лаванды, принять девушку на поруки в обмен на долю в семейном бизнесе. Так начинаются отношения без любви, которые остаются трудными, несмотря на доброту Жозе и его растущую привязанность к героине. Только когда диагноз болезни Габриэль приводит к полугодию в альпийском санатории, наступают перемены – там несчастная встретит Андре (Луи Гаррель), тяжело больного ветерана войны в Индокитае.

Все это отдает традиционалистской костюмной мелодрамой – но на деле фильм оказывается ей только отчасти. Название, отсылающее к камням в почках, которые диагностируют у героини, неплохо передает немного отстраненный, даже клинический тон картины. Ожидаемо отлично сыгранная Котийяр Габриэль – не самый симпатичный персонаж; она упрямо нереалистична в своих ожиданиях, слишком зациклена на себе и не ценит заботу и понимание Жозе.

Это буквально история безумной, безрассудной любви – к самому идеалу любви скорее, чем к конкретной личности, – и поэтому Габриэль стремится больше к эскапизму, чем к внутренней, нутряной правде. Важно, что режиссер Николь Гарсия уважает ее мечты и желания, которые вступают в противоречие с законами середины прошлого века, и при этом обходится без романтизации женского образа.

 

45 лет (реж. Эндрю Хэй, 2015)

Джефф (Том Кортни) и Кейт (Шарлотта Рэмплинг) заняты приготовлением к 45-й годовщине свадьбы — тем более, что предыдущий юбилей пришлось отменить из-за его операции на сердце. Праздник намечен на субботу — а в понедельник утром Джефф получит из Швейцарии письмо, которое не только поставит под угрозу грядущее торжество, но и заставит пару задуматься о том, что вообще держит их вместе.

Чем меньше знаешь о сюжете «45 лет», тем лучше — и это притом, что слово «спойлер» к нему применимо в той же степени, что и, например, к исходу человеческой жизни в принципе. Режиссер Эндрю Хэй (автор прекрасной гей-драмы «Уикенд» и сериала HBO «В поиске»), конечно, даст нам знать, что окажется в том письме. Но главное здесь — не что именно пробьет трещину в, кажется, устоявшемся союзе двоих людей, а как эта трещина превратится в оползень. Хэй избегает резких, патетичных ходов сюжета — вместо этого вглядываясь в то, как тектонические душевные сдвиги отражаются на лицах его актеров (легенды Кортни и Рэмплинг здесь выдают практически лучшие роли в карьерах — и надо понимать, о насколько выдающихся карьерах речь).

Да, это фильм, выстроенный на полутонах, интонациях и еле заметных переменах настроений. Но чем менее броски его методы, тем более душераздирающий ход он набирает к финалу: Хэй не делает скидок на возраст (а собственно почему душевные терзания пенсионеров должны быть слабее, чем у юных?) и отказывается поступаться правдой чувств и мыслей ради дешевого хэппи-энда или удовлетворения зрителей. Поэтому фильмов, которые так точно бы вскрывали всю иллюзорность наших жизней и всю хрупкость отношений, которые мы выстраиваем, еще поискать.

 

Мустанг (реж. Дениз Гамзе Эргювен, 2015)

Последний день учебного года. Пятеро сестер-подростков из небольшого городка на черноморском побережье Турции — в возрасте от 12 до 16 — невинно дурачатся на пляже: обычные забавы, песок и море, легкий флирт с пацанами-сверстниками. На беду девчонок у их развлечений окажется свидетель — ультраконсервативный сосед, который в красках расскажет об увиденном бабушке и дяде сестер. Те тут же запрут девушек дома, переоденут из маек и шорт в бесформенные коричневые платья и начнут водить потенциальных женихов — без спроса на то самих, постепенно закипающих непослушанием героинь.

«Мустанг» стал одним из главных хитов каннского «Двухнедельника режиссеров» — а теперь будет представлять на «Оскаре» Францию (которой принадлежит львиная доля финансирования фильма). Успех не случаен — столь тонкого, проникновенного и душераздирающего фильма о женском взрослении не было видно со времен «Девственниц-самоубийц» Софии Копполы. Причем там, где Коппола была склонна к драматическому преувеличению, турецкая дебютантка Дениз Гамзе Эргювен остается верна жизненной правде.

Юные героини «Мустанга» обречены на судьбу послушных, насильно выданных замуж жен — при этом режиссерский подвиг заключается в том, как она вырисовывает их характеры, показывая каждую из пяти девушек отдельной, самостоятельной личностью. Оттого осуществляемое руками родных и репрессивных общественных порядков сведение их к безликой, однообразной жизненной роли (брак, кухня, деторождение) получается еще трагичнее. Эргювен при этом находит способ закончить свое кино хотя бы одним на пятерых отблеском надежды — «Мустанг» настолько любит своих героинь (и это чувство заразительно), что не может позволить себе обойтись без относительного хэппи-энда.

 

Вдали от обезумевшей толпы (реж. Томас Винтерберг, 2014)

Не верьте благообразной, скучной обертке — «Вдали от обезумевшей толпы» хоть и поставлен по классическому роману Томаса Харди, начинается-то с плана Кэри Маллиган, скачущей на пони по направлению к радуге. Разворачивающийся в сельской Англии где-то между аббатством Даунтон и Даниэлой Стил фильм Томаса Винтерберга на сорок минут короче, чем классическая экранизация Джона Шлезингера 1967 года. При этом в нем, кажется, вдвое больше предложений замужества, проникновенных взглядов и перемен удачи.

Волевую героиню Харди, «слишком дикую, чтобы быть гувернанткой» деревенскую красотку Батшебу Эвердин (Маллиган) фильм сначала показывает влюбленными глазами зажиточного фермера Гэбриела Оука (Маттиас Шонаэртс). Он предлагает ей руку и обеспеченную жизнь, в ответ же, впрочем, звучит: «Не буду ничьей собственностью». Она вдруг получает приличное наследство, Гэбриел же свое, наоборот, теряет. Не пройдет много времени, а он уже будет ей служить — и взаимное молчаливое желание будет кипеть на фоне, пока она, поднявшись по социальной лестнице, рассмотрит новых ухажеров, включая едкого сержанта Троя (Том Старридж) и богатого невротика Уильяма Болдвуда (Майкл Шин).

Томас Винтерберг всегда получал удовольствие от того, что выворачивал наизнанку законы серьезного кино (в конце концов, это его «Торжество» открывало триеровскую «Догму»). Первоисточник Харди явно его завораживает, но фильм потому и получается таким бодрым, что датчанин очень вольно и игриво (до вульгарности) с ним обращается. Классовая драма обращается мыльной оперой — порой столь пенистой (и показательно открыточной), что в ней тонут отдельные персонажи, но по крайней мере лишенной архаичной скуки.

 

Другая Бовари (реж. Анн Фонтен, 2014)

Дни стареющего нормандского пекаря Мартина (Фабрис Лукини) проходят в мечтаниях и раздумьях — в основном, окололитературных: кажется, нет в окрестностях булочника начитаннее. Представьте удивление этого фаната классики, когда в дом напротив въезжает пара англичан с именами Джемма и Чарльз Бовери (Джемма Артертон и Джейсон Флеминг) — и тем более, когда манеры и вольный нрав новой, слишком красивой для этих провинциальных мест соседки начинают до боли напоминать почти одноименную героиню нетленки Флобера. И вот уже Мартин с ужасом наблюдает, как Джемма, подобно ее предшественнице со страниц «Мадам Бовари», начинает крутить роман с молоденьким студентом юриспруденции, — неужели и ее ждет трагедия?

Добродетель ли — способность увидеть в жизни сюжет и ринуться c головой по направлению к катарсису? Не совсем, намекает «Другой Бовари» режиссер Анн Фонтен, складывая из сюжета об отчаянной домохозяйке уже не флоберовскую экзистенциальную трагедию, а едкую постмодернистскую сатиру на современный мир, пронизанный устаревшими сюжетами и уже не способный отделаться от них. И обреченный переживать всю ту же историю, то как фарс, то как драму, а то и как басню, в которой найдется место почти порнографической сцене первого знакомства Джеммы Артертон и теста. Лучший пока фильм Фонтен — не чета занудным слезовыжималкам типа «Коко до Шанель».

 

Секрет счастья (реж. Даниэль Бурман, 2014)

Аргентинец Даниэль Бурман, не редко участвующий в программах фестивалей уровня Канна и Берлина, при этом не стесняется работать на откровенно популистском материале. «Секрет счастья» с его сюжетом об исчезновении, дающем повод для романа двух возрастных одиночеств, мог бы, по-хорошему, с таким сюжетом не подняться выше уровня сопливых залипух из дневного эфира «России 1». Но одна небольшая, но важная деталь — понимание автором жизни и его любовь к людям, делает эту необязательную мелодраму вполне правдивым, честным и своевременным образцом вечной комедии людских коммуникаций.

 

Маленькая мисс Счастье (реж. Джонатан Дэйтон, 2006)

Обширная американская семья, погрузившись в тарахтящий лимонный «Фольксваген„, выруливает на дорогу, которая ведет из Нью-Мехико в Калифорнию. Там будет проводиться детский конкурс красоты, и семилетняя пухлощекая дочь семейства Оливия намерена выиграть игрушечную корону. Ее сопровождает толпа родственников, и все нелепое и уморительное, что произойдет в пути, будет прямым продолжением пороков и недостатков путешественников.

Знакомьтесь: дядя Фрэнк, интеллектуал-неудачник, недавно переживший попытку самоубийства. Мама — любящая, но чересчур пылкая. Папа — прирожденный лузер и домашний гуру, начитавшийся брошюр из серии “Помоги себе сам„. Братец Дуэйн подросткового возраста — вечно кислый, неразговорчивый ницшеанец. И, наконец, дедушка — замшелый и брюзжащий, как полагается, но героинщик. После этой галереи ремарка о том, что на конкурсе упорную Оливию ждет не корона, а пятнадцать минут позора, кажется уже излишней.

Спустя пару часов после премьеры на фестивале «Санденс» «Маленькую мисс Счастье» купила компания Fox Searchlight — за астрономические для дебютной полнометражки десять с половиной миллионов. Такая сумма кажется знаком VIP-статуса, совершенно не подходящего этому камерному инди-фильму, деликатному исследованию профессиональных, физических, романтических, финансовых, механических и прочих неудач. Актеры тут, скорее, необычайно милы, чем впечатляющи, — и даже жалко, что мясницкий монтаж и ошалевший оператор прерывают их выступления на полуслове. Разумеется, от режиссерского дуэта Дэйтон — Фэрис, сделавшего себе имя на музыкальных клипах и рекламе Sony Playstation, в принципе не ждешь ничего другого. Но выманивать забитых, дерганых неудачников на откровенный разговор, а потом полосовать их на монтажном столе — это уже перебор.

 

Десять зим (реж. Валерио Мьели, 2009)

Десять зим пришлось пережить двум молодым людям, Сильвестро и Камилле, для того, чтобы познать настоящее чувство.

Когда они встретились впервые, зимой 1998-го, им было около двадцати, в финале — тридцать. Раз в год их мир приоткрывается для нас всего на несколько дней или даже часов. И тогда мы видим героев — таких красивых, умных и темпераментных, таких разных и в то же время очень похожих — на новом этапе их судьбы. Каждый из них по-своему стремится к романтической и нетривиальной жизни. Наверное, это и привлекает их друг в друге. Иногда Камилла и Сильвестро — «влюбленные», иногда — «друзья», а то и просто «случайные знакомые». Иногда их судьбы переплетаются, иногда — идут параллельно.

Должно было пройти десять зим, прежде чем между ними исчезли непреодолимые, как казалось, противоречия, разногласия, расстояния. И лишь спустя десять зим Сильвестро и Камилла понимают, что они больше не в силах бороться с непреодолимым притяжением, которое возникло между ними десять зим назад. Действие фильма происходит в неповторимых по своей красоте Венеции и Москве.

 

Ледяной цветок (реж. Ю Ха , 2008)

Монарх порабощенного Юаньской империей государства Корё выбрал и воспитал мальчиков для личной стражи, названной Конрёнве. С позволения короля стражники жили во дворце, и всегда охраняли своего господина. Глава стражи, Хон Рим, пользовался особой благосклонностью короля, чем вызывал у королевы обиду и ревность. Тем временем, отношения между Корё и Юанью обострились.

Император Юани, под предлогом отсутствия у трона Корё законного наследника, потребовал назначить наследным принцем двоюродного брата короля — Кёнвона. Король, невзирая на недовольство высокопоставленных чиновников, отверг это требование. Будучи неспособным на соитие с женщиной, он втайне повелел своему любовнику, Хон Риму, спать с королевой, дабы та смогла зачать дитя, которое позволило бы королю сохранить власть.

 

 

11 июля 2016
ЧЕМ ЗАНЯТЬСЯ НА WEEKEND? ПОДПИШИСЬ НА САМОЕ ИНТЕРЕСНОЕ
Загружается, подождите...
Загружается, подождите...
Загружается, подождите...
Регистрация

Войти под своим именем

Вход на сайт
Восстановить пароль

Нет аккаунта?
Регистрация