Москва
Москва
Петербург
Лучшие фантастические фильмы — список Time Out

Лучшие фантастические фильмы — список Time Out

Фантастика — это сказка для взрослых. Фантастические фильмы позволяют показать воплощение наших самых смелых устремлений и прикоснуться к неизведанному, помогают забыть о повседневной суете и раздвинуть границы реальности. Time Out представляет список лучших фильмов, снятых в жанре «фантастика» за последние несколько лет.

Интерстеллар (реж.  Кристофер Нолан, 2014)

Бывший летчик Купер (Мэттью Макконахи) и его семья (пара детей-подростков и тесть) пытаются выжить в не столь отдаленном будущем. Вокруг — гигантские кукурузные поля, песчаные бури, растущее предчувствие апокалипсиса, словно Великая депрессия 1930-х охватила умирающую Землю. Купер — неплохой отец, но, когда ему предложат возглавить миссию в космос, он не откажется оставить детей одних. Не обходится без мессианства — Куперу и нескольким другим астронавтам придется проскользнуть в черную дыру, открывающуюся рядом с Сатурном, и найти другие планеты, пригодные для человеческой жизни.
 
«Интерстеллар» пространен, грандиозен, парадоксален и требователен — во многом благодаря тому, что позволяет времени ускользать у нас из-под ног, проматывая у нас перед глазами одну головоломную идею за другой. Это смелое, завораживающее космическое путешествие, которое, хоть и не боится погружений в сюрреальное, сновидческое, все время остается встроенным в свою собственную смертельно серьезную реальность. Велика вероятность запутаться в многочисленных научных беседах, которые ведут герои, но не стоит их бояться: несмотря на космический масштаб, «Интерстеллар», наверное, является самым земным и уж точно самым эмоциональным из эпохалок Нолана. Макконахи и Энн Хэтэуэй привносят подлинную боль человеческого в жестокий, напряженный, резкий мир, который создает на экране режиссер. Гигантские цунами и космические полеты, вывернутые наизнанку представления о времени и пространстве, эффектные аттракционы и кожей ощутимый саспенс — Нолан сводит воедино Кубрика и Спилберга, науку и чувства, глобальное и интимное. Когда мы говорим о кино как зрелище, обычно подразумевается возможность выключить мозг, отсутствие идей и подтекстов, но, сколь бы зрелищен ни был «Интерстеллар», он не перестает требовать постоянного включения и рефлексии, порождая желание возвращаться к нему снова и снова.

 

Марсианин (реж.  Ридли Скотт, 2015)

Кинолента «Марсианин» Ридли Скотта — лучший фильм 2015 года по мнению киноакадемиков, и он уже входит в топ-100 лучших фильмов в жарне «фантастика». 

Не яблоки, конечно, но как минимум картошка зацветает на Марсе в фильме Ридли Скотта. Иначе его герою, астронавту Марку Уотни (Мэтт Дэймон), в одиночку просто не выжить — остальная команда спешно эвакуировалась с красной планеты, решив, что он погиб во время ледяной бури, запасов еды хватит на 100 с небольшим солов (так в фильме называются марсианские дни), а следующая экспедиция прибудет только через несколько лет. «К счастью, моя основная профессия — ботаник», — признается стоически записывающий видеодневники Марк и начнет замешивать в ведре биоотходы сбежавших спутников.

Сцены марсианского одиночества Уотни, в которых в равной степени сквозят отчаяние и черный юмор, — возможно, лучшее, что Ридли Скотт снял со времен «Гладиатора». Роскошно отрисованные, сводящие воедино Антониони и аниматора Рене Лалу пейзажи, прямолинейные, остроумные режиссерские ходы, лобовой диско-саундтрек — предмет головной боли для Уитни и повторяющейся шутки для сценаристов. «Марсианин» несколько сбавляет в мощи и четкости интонации, когда в сюжет входят мужчины в костюмах из НАСА — космическая трагедия начинает то и дело отдавать трагикомедией, а паралелли с «Аполлоном-13» — «Парнями что надо». Скотт, впрочем, находит способ вернуть саспенс и пафос грандиозным, уровня «Гравитации», финалом.

Вся эта махина вряд ли поднялась бы в космос, если бы в ее центре не был обаятельный, в правильной степени сардонический и вызывающий сочувствие герой. В не меньшей степени, чем фильм Скотта (или автора книги-первоисточника Энди Уира), «Марсианин» — кино Мэтта Дэймона, когда-то уже нуждавшегося в спасении в роли рядового Райана. Здесь Дэймон с легкостью переключается между тонкими, неочевидными материями — и источает убедительные, понятные эмоции от самоуничижительной иронии до исповедального отчаяния. Именно благодаря его усилиям «Марсианину» удается провернуть свой главный фантастический трюк — как водится, имеющий отношение не столько к спецэффектам и реалистичности космических полетов, а к гуманизму. Этот фильм ухитряется ни разу не спровоцировать у зрителя вопрос, почему конкретно этот рядовой представитель человества нуждается в столь масштабном и бравурном спасении.

 

Звездные войны: Пробуждение силы (реж.  Джей Джей Абрамс, 2015)

Еще один представитель лучших фантастических фильмов про космос. Блестящее возвращение главной фантастической франшизы всех времен — масштабное, изобретательное и проникновенное.

В далекой-далекой галактике продолжается вечная битва добра со злом, света с тьмой, повстанцев с Империей, которая спустя 30 лет после поражения в «Возвращении джедая» переродилась в зловещую организацию Первый орден и даже обзавелась вейдероподобным суперубийцей в маске с джедайским прошлым по имени Кайло Рен. Подобно своим имперским предшественникам, Орден уже создал собственную Звезду смерти (только в разы больше и чудовищнее) — так что дни Республики, особенно в отсутствие куда-то запропастившегося Люка Скайуокера, будто бы сочтены. Но появляется новая надежда.

Лицами этой надежды (и новой трилогии «Звездных войн») стали пилот Сопротивления (Оскар Айзек), штурмовик-ренегат (Джон Бойега) и мусорщица с планеты-помойки Джакку (Дэйзи Ридли). Режиссер Джей Джей Абрамс грамотно выстраивает сюжет вокруг новичков, чтобы затем постепенно (и каждый раз неожиданно, на разрыв фанатских душ) ввести в него икон франшизы — от Чубакки и Хана до C3PO и R2D2. Все это складывается в местами парадоксальную и даже по-хорошему дурацкую, но всегда эффектную и увлекательную историю о том, что в некоторых галактиках приключения никогда не заканчиваются.

Абрамс при этом — в отличие, например, от постановщиков бесчисленных кинокомиксов — достаточно пластично обходится с мифологией и каноном «Звездных войн». Некоторые его решения в области стиля и сюжета наверняка даже шокируют зрителей — зато они делают «Пробуждение силы» куда весомее, например, лукасовских приквелов. Важнее, что режиссеру удалось сохранить верность почти детской наивности оригинальной трилогии, тому восторгу от открытия необъятного, бесконечно причудливого мира, на который подсаживались, как на крючок, поколения зрителей. Стрекочут бластеры, 3D усиливает эффект от космических гиперпрыжков, обаятельно пищат дроиды, очередной замаскированный злодей переживает кризис душевной дихотомии, а Сила все так же волнует юные души. Вроде бы все то же самое, что и прежде – но действует безотказно: битвы и полеты поражают дух, дроиды и космическая невинность генерируют юмор, а сюжет — героический пафос. Есть, впрочем, и кое-что действительно новое — непошлая, переданная одними только морщинами на лицах Харрисона Форда и Кэрри Фишер ностальгия. В конце концов, постарели не только Хан, Лея и Люк — но с ними и весь современный, как раз в 1970-х закладывавшийся мир. Зато теперь, как и было сказано, Чуи, мы дома.

 

Бегущий в лабиринте: Испытание огнем (реж.  Уэс Болл, 2015)

Еще один отличный фильм-фантастика, вышедший в 2015 году. Никакого лабиринта вокруг уже нет, но юный Томас (Дилан О’Брайен) и его друзья продолжают бежать без оглядки: мир будущего лежит в руинах после катастрофических солнечных вспышек, большая часть человечества превратилась в зомби, а таинственная организация «Порок» охотится на тинейджеров. Юность — главная ценность в этом дистопическом мире: только в мозговой жидкости подростков (и то лишь избранных) можно найти противоядие от косящей планету заразы. Поэтому на Томаса и других беглецов из лабиринта начинает настоящую охоту традиционно едкий Айдан Гиллен, тот самый Мизинец из «Игры престолов».

Сиквел «Бегущего в лабиринте» с головой бросая зрителей в водоворот переживаний, сай-фай-пейзажей и безумного экшена. Режиссер Уэс Болл (намного более талантливый, чем однофамилец Уве) ухитряется в этих условиях выдержать ритм и даже подбавить обаятельной спилберговщины — качество для жанра редкое. Фильм украшает одна из самых эффектных в современном кино сцен употребления МДМА — или что там придет ему на замену после апокалипсиса.

 

Высотка (реж.  Бен Уитли, 2015)

Первый большой проект британского режиссера Бена Уитли по одноименному роману Джеймса Балларда.

Доктор Роберт Лэйнг (Том Хиддлстон) ждал этого момента всю жизнь — он въезжает в сверхсовременную башню-высотку, футуристическое детище гения архитектуры Энтони Рояла (Джереми Айронс). Будущее наступило, и можно наконец улечься загорать голышом на балконе своей новенькой квартиры на семнадцатом этаже — тем более что откуда-то сверху уже заглядывается сексапильная мать-одиночка (Сиенна Миллер). Вскоре Лэйнг побывает в пентхаусе творца, возомнит о себе невесть что и станет катализатором крушения такого образцового, не по-сегодняшнему стильного и правильного сообщества. За этим последуют истеричный краут-рок, лобовые фрейдистские аллюзии и намеки на каннибализм.

В 1960-х, когда Джеймс Баллард писал «Высотку», будущее выглядело — это мы сейчас понимаем, — как 1970-е. Режиссер Бен Уитли в своей экранизации исходит именно из этой мысли — и снимает не фантастику, но ретрофутуризм: баки, клеш и костюмы-тройки, поп-арт интерьеров и тоталитарный эротизм архитектуры. Это правильное решение: перенеси он действие в то будущее, каким оно видится современному зрителю, получилась бы очередная горе-антиутопия. Конечно, так проще было бы списать на фантастическое допущение едкие баллардовские идеи о людской природе, классовой вражде и животной сексуальности. Зато в фильме Уитли они перестают казаться фантазмами, наливаются кровью и встают перед зрителем в полный рост. Да, имейте в виду: каждая вертикаль здесь действительно олицетворяет фаллос. Эротический перегруз кажется не меньшим двигателем безумия, нарастающего с каждым поворотом сюжета.

Заимствуя семидесятнический стиль, Уитли, конечно, напрашивается и на сравнение с режиссерами 1970-х — и этот экзамен его кино проходит не блестяще: не покидает, например, мысль о том, какую «Высотку» мог бы снять Кубрик. Но можно простить режиссеру, что за историей стремительного оскотинивания этого общества в миниатюре он наблюдает с позиции бога, без сочувствия, но с приличным запасом желчи. Опять же, это простительный цинизм — каждым кадром своего фильма и даже аудиопослесловием (перед титрами звучит речь Маргарет Тэтчер) Уитли напоминает зрителю: катастрофа, которую воображал Баллард, уже случилась. Если сомневаетесь, то посмотрите, что будет, когда вдруг вырубят электричество.

 

Робот по имени Чаппи (реж.  Нил Бломкамп, 2015)

Практически превратившаяся в полицейское государство Южная Африка ближайшего будущего. Для полной тоталитарной трансформации в штат сил правопорядка вот-вот будут введены роботы нового поколения — за чем, как водится, следит алчная корпоративная стерва (Сигурни Уивер): режиссер Бломкамп почему-то часто ассоциирует зло большого капитала с женской сволочностью (вспомните ледяную Джоди Фостер из «Элизиума»). Оперативным управлением робо-взвода, которому суждено вычистить жуткие гетто Йо-бурга, занимается ветеран боевых точек Винсент Мур (Хью Джекман с гопническими вихрами на затылке).

Репрессивные планы, конечно, обречены разбиться об идеализм. Вундеркинд от робототехники Дион (Дев Патель), осознав все ужасы тоталитаризма, переходит на сторону сил веселого художественного хаоса (группа Die Antwoord примерно в том же виде, что и в собственных клипах, частенько мощью образов подминает под себя все вокруг). И прихватывает последнюю модель робота, не прошедшую одобрения начальства, но запрограммированную не только мыслить, но и чувствовать. Получающая имя Чаппи железяка сначала впитывает коаны раздолбайской южноафриканской квази-гангста-культуры зеф, а уже затем невольно начинает революцию трущоб.

Нил Бломкамп после «Чаппи» может окончательно считаться самым безумным профессором современного сайенс-фикшна. Это фильм, в котором не то, чтобы органично, но сочетаются доведенный до гротеска киберпанк «Робокопа» и уличный юмор «Чужих на районе». Неистребимая сентиментальность позднего Спилберга и дикая эклектичность поздних Вачовски. Абсурдный зеф и сладчайший Дев. Вспышки нигилистского, больше напоминающего качественный современный шутер, чем голливудский блокбастер насилия (Бломкамп как мало кто умеет встраивать в экшен-эпизоды вид от первого лица), и популистский месседж, сколь наивный, столь же и, в должной (а Бломкамп не скупится) концентрации, безапелляционно заразительный. Эффектное, но парадоксальное, пытающееся быть всем на свете сразу кино.

В идеале, конечно, этот фильм должен был бы обойтись без людей вовсе — они ему только вредят (если не брать в расчет Die Antwoord, которые земными существами и не выглядят). Легко представить «Чаппи» с его роботом, обретшим сначала душу, потом цацки и свэг, и только потом — трагический надрыв, в виде аниме. Чуть менее склонного к психотрипу «Призрака в доспехах». Вдруг разыгранного с живыми актерами «Яблочного зернышка». Собственно, в последнем Бломкамп и подсмотрел дизайн своего душевного робота. Южноафриканцу при этом хватает свойственной авторам аниме наглости раздувать из низкого жанра политически-экзистенциальную трагикомедию — другое дело, что эту обаятельную, небанальную интонацию почти невозможно выдержать на уровне полутора часов, когда в твоем фильме заняты полурастерянный Хью Джекман и отчаянно не вписывающаяся в это кино, чрезмерная для него Сигурни Уивер. Будем считать, что для последней это подготовка к бломкамповскому «Чужому». Который после «Чаппи» представлять сколь страшно, столь же и интересно.

 

Ошибка времени (реж.  Брэдли Кинг, 2014)

Финн, Келли и Джаспер живут в одной квартире, работают на дурацких работах и мечтают о светлом будущем: Финн – преодолеть творческий кризис и снова начать рисовать, Келли – перестать носить подносы и стать писательницей, Джаспер – наконец-то разбогатеть на ставках, которыми он одержим. Их сосед, мистер Би, задерживает квартплату, и ребята наведываются к нему в квартиру, где находят загадочную машину, ежедневно в одно и то же время штампующую полароиды их гостиной. Причем, каждый снимок изображает то, что произойдет завтра. Некая ошибка времени создала временную петлю, которая может исполнить заветные желания друзей или же стереть их из бытия, если они попытаются изменить будущее. «Ошибка времени», независимая лента дебютанта Брэдли Кинга, завоевала множество призов, включая награду за лучший иностранный фильм Лондонского фестиваля независимого кино.

 

Сигнал (реж.  Уильям Юбэнк, 2014)

Трое молодых на большой дороге — вечный сюжет. Один на костылях, второй — нерд плюс девушка для полноты картины. Классический, словом, санденсовский формат.

Но вот обстоятельства в фильме Уильяма Юбэнка все-таки оказываются неформатными: таинственный хакер Номад, связывающийся с троицей, похищение инопланетянами и, наконец, закрытое госучреждение, где Ник и его друзья становятся объектами изучения одетого в костюм биозащиты доктора Дамона (Лоуренс Фишберн).

Это неожиданное погружение в диковатый сай-фай крепко удерживает зрительский интерес с помощью  агрессивно резкого монтажа и флешбэков, иподводит в итоге к эффектному финалу, служащему визитной карточкой своего автора.

 

 

Трансформеры: Эпоха истребления (реж.  Майкл Бэй, 2014)

После событий третьей части «Трансформеров» прошло четыре года, и о том, насколько они были насыщенными, становится понятно сразу: уже в начале «Эпохи истребления» недавнего спасителя Земли Оптимуса Прайма находит на свалке неудачливый изобретатель Кэйд (Марк Уолберг). Кэйд — отец-одиночка, с трудом справляющийся с дочерью пубертатного возраста (Никола Пельтц), так что починка главы автоботов становится для него проектом не только профессиональным, но и родительским. Тем более что скоро таланты Оптимуса Прайма и его бригады положительных роботов (из уже знакомых нам героев — симпатяга Бамблби, грозный Рэтчет и комичный Брэйнз) человечеству ой как пригодятся: собранные оружейным магнатом (Стэнли Туччи) «трансформеры, подвластные человеку», выходят из-под контроля и присоединяются к остаткам десептиконов.

В киновселенной «Трансформеров», как нетрудно заметить, изменилось не только отношение людей к списанным за ненужностью автоботам. Шайя ЛаБеф, неизменный герой трех предыдущих серий, судя по всему, сошел с ума в попытках сохранить релевантность — на первом же плане его здесь заменил куда более устойчивый психологически Марк Уолберг, а историю взросления с участием трансформеров, похоже, сменит конфликт отцов и детей. Стоит попрощаться и с главным источником юмора — Джона Туртурро в роли правительственного недотепы, ответственного за контроль над трансформерами, сменил Келси Грэммер. Главная новинка, впрочем, к людям отношения не имеет — в «Эпохе истребления» впервые появятся диноботы, превращающиеся не в бронетехнику, а в динозавров, причем столь огромных, что даже Оптимус Прайм на их фоне кажется недорослем. Все эти нововведения, правда, затмевает один важный факт: несмотря на заявления об уходе, четвертых «Трансформеров» вновь снял Майкл Бэй — значит, большую часть экранного времени займет обстоятельный, лихорадочный робототехнический экшен, лучше всего ложащийся на сознание семилетних гиперактивных пацанов, но и всем прочим гарантирующий прилив адреналина и легкое головокружение.

 

8 июля 2016
ЧЕМ ЗАНЯТЬСЯ НА WEEKEND? ПОДПИШИСЬ НА САМОЕ ИНТЕРЕСНОЕ
Загружается, подождите...
Загружается, подождите...
Загружается, подождите...
Регистрация

Войти под своим именем

Вход на сайт
Восстановить пароль

Нет аккаунта?
Регистрация