В Москве около тысячи памятников, посвященных историческим личностям или событиям, но по-настоящему удачны, мягко скажем, далеко не все. Time Out составил список лучших и попросил архитектора Николая Лызлова прокомментировать, почему именно эти монументы город не то что не портят, как многие другие, а наоборот, украшают.
Previous
1/10

Памятник Дзержинскому

 

Установлен в 1958 году напротив главного здания НКВД. Вес без постамента — 11 тонн. Авторы — Евгений Вучетич и Григорий Захаров. В августе 1991 года, после провала ГКЧП, памятник был повален с постамента. Теперь стоит в «Музеоне». 

 

Николай Лызлов: «Сейчас скажу совершенно крамольную вещь. Мне дико не хватает памятника Дзержинскому на его прежнем месте, на Лубянской площади. И не по политическим мотивам, а потому что в Москве не было памятника, так идеально спропорционированного с площадью, сочетающего и скульптурный подвиг, и архитектурный шедевр. Никакая елка, которую ставят на этой круглой площади, и никакой фонтан его не заменят. Конечно, снесение этого монумента было страшным варварством. Злодей был? Но в стране огромное количество злодеев, кому ставили памятники. Хорошо, что Дзержинского не переплавили, не разрушили — надеюсь, что рано или поздно, когда идеологический накал уйдет, памятник Железному Феликсу вытащат из кустов парка «Музеон» и вернут на место. Ничего лучше придумать для этой площади все равно нельзя. В Питере тоже есть такой ссыльный памятник — Александру III. Он лет 50 простоял во дворе Русского музея, а сейчас вернулся на свое место на набережную Невы. 

 

Хороший памятник никогда не раздражает, его воспринимаешь как нечто должное. Ловушка в том, что к хорошему памятнику быстро привыкаешь, он становится тебе родным, и его поэтому так же трудно оценить, как красоту родителей. А плохие памятники сразу замечаешь — они неприятны и даже бесят. Меня вот так страшно беспокоит памятник Жукову перед Историческим музеем. Он откровенно плохой. В нем все плохо — и лошадь, и всадник. О Петре I мне даже и говорить не хочется. Пришлось свыкнуться с ним, как со здоровой занозой или больным зубом, который и вылечить нельзя, и удалить. И почему-то мне кажется, что поставленные в недавнее время памятники не так удачны, как те, что стоят давно. Они воспринимаются как хирургическое вмешательство. Без хорошего памятника нельзя представить место, где он находится. Если легко можно представить — значит, памятник плохой или стоит не на месте».  

 

Next