Корреспонденты Time Out провели 10 дней на главном кинофестивале мира, посмотрели все фильмы и называют главные тенденции и предложенных авторами новых героев.
Previous
1/5

Призы

 

Ругать каннское жюри за неадекватный выбор лауреатов – добрая традиция, и Джордж Миллер с компанией, в которой преобладали актеры (Кирстен Данст, Мадс Миккельсен и другие), ее не нарушили. Перед ними вырисовывалось несколько в равной степени понятных вариантов распределения наград – от условно зрительского (Виндинг Рефн, Верховен, Пак Чан-ук) до синефильского (Пую, Мендонса Фильо, Гироди) и респектабельно консервативного (Джармуш, Дарденны, Альмодовар). Но жюри выбрало подборку призеров, скучную до зубовного скрежета. Один знакомый кинокритик на другом фестивале метко называл подобные решения «анальным огораживанием» – в том смысле, что жюри в первую очередь продемонстрировало боязнь кого-то обидеть. При всей любви к Кену Лоучу и его пронзительной драме «Я, Дэниел Блэйк» (на фото) не вполне ясно, чем она лучше других сорока фильмов британского классика. Лауреаты призов за режиссуру и сценарий Кристиан Мунджу и Асгар Фархади сняли худшие свои – и, что обиднее, самые конформистские – фильмы. Новоиспеченный обладатель Гран-при Ксавье Долан в сравнении с ранними своими работами топчется на месте – неудивительно, что он был здесь за «Всего лишь конец света» освистан так, что пообещал уйти из режиссуры. Теперь, очевидно, останется.

Next