Никакие санкции не способны излечить москвичей от любви к спагетти. Time Out узнал, как обстоят дела у старых заслуженных и интересных новых заведений, и выбрал из них те, что точно достойны звания italiano vero.
Previous
11/11

The Mad Cook

 

Все, что приходит с кухни, выглядит так, словно над дизайном блюд серьезно потрудился реквизитор «Семейки Адамс». «Вителло тоннато во мраке» — черная глянцевая клякса, размазанная по тарелке (480 р.), «Суп-пюре из пяти капуст» (750 р.) поражает болотным оттенком жижи, «Ньокетти сарди “Бородино” с белыми грибами» (780 р.) раскатаны в форме упитанных гусениц и выглядят так благодаря замешенному в тесто темному солоду, а «Немаленький шоколадный эклер» длиной в 27 см и вовсе похож на нечто такое, о чем в гастрономических текстах упоминать неприлично.

 

Есть сомнение, что радикальные формы подачи могут вызвать здоровый аппетит. Но что касается содержания, тут все на месте: работавший на кухнях Piazza Italiana, «Марио» и «Кристиана» шеф Максим Волков уверенно играет за команду итальянцев. Несмотря на подкрашенный чернилами каракатицы соус, вителло тоннато демонстрирует вполне традиционный вкус тунцовой заправки и приготовленной в сувиде телятины. Эклер скрывает под шоколадной коркой легкий мусс из черной смородины, а десерт «Закатанные щи» (380 р.) в стеклянной банке, которую посетителю приходится самолично открывать консервным ножом, содержит освежающую смесь щавелевого мусса, белого шоколада, гречневой меренги, мороженого из ряженки и бузинного сиропа.

 

Если эстетика гастрохоррора вам не близка, нужно иметь в виду, что ресторан проповедует идею open food: можно подсесть к открытой кухне и попросить приготовить более привычную итальянскую еду, от спагетти до капрезе — были бы нужные продукты. Вином занималась Влада Лесниченко, и карт здесь целых две: первая, The Mad Wine, предлагает гави, требьяно и негро амаро по рациональному прайсу, а вторая, The Fat Wine, адресована бывшим гостям «Марио», если те решат заглянуть на огонек: ценник в ней на три нуля больше.

Next