The Rolling Stones: «Всю нашу одежду теперь носят наши дочери»

Мик Джаггер и Кит Ричардс отдали последние рубашки на посвященную истории группы выставку «Эксгибиционизм» и рассказали Time Out о своей жизни в одном сквоте и о том, во что превратился музыкальный бизнес за полстолетия.

Что делает супергруппа, полвека колесившая по миру в турне, когда ее участникам уже за 70 лет? Делает выставку о своей истории, которая едет в мировое турне. На выставке «Эксгибиционизм: The Rolling Stones» будут представлены 500 личных вещей музыкантов за 50 лет. После пятимесячной прописки в лондонской галерее Saatchi выставка отправится на четыре года гастролировать по выставочным залам других стран.

Time Out позвонил Мику Джаггеру на следующий день после того, как его бывшая жена и мать его четверых детей Джерри Холл, с которой он начал встречаться еще в 1970-х и развелся только в конце 1990-х, вышла за медиамагната Руперта Мердока. Мик находился в Боготе (где он зарегистрировался в гостинице под удивительно банальным псевдонимом) и ждал в своем номере начала матча «Арсенал»–«Тоттенхэм».

Кит Ричардс дал нам интервью лично, в курящем зале лондонского ресторана Chiltern Firehouse. В пять часов дня он сидел с сигаретой в одной руке и стаканом с водкой-тоником в другой. Как всегда.

 

Кит Ричардс: «Мы не зарабатывали, мы воровали в магазинах!»


Фото: Tinseltown / Shutterstock.com

И каков ваш вклад в выставку «Эксгибиционизм»?


Они забрали половину моего гардероба, причем не только старые вещи, но и те, что я до сих пор ношу! Может, для кого-то они часть истории музыки, но не для меня. Надо будет сказать жене, чтобы она дала мне что-нибудь поносить.

Вы часто меняетесь с женой одеждой?

Да, мы обменивались и с моей предыдущей подругой Анитой Палленберг, вот теперь с женой (бывшая модель Патти Хэнсен – прим. Time Out). Дочери с удовольствием носят мои вещи.

Если у вас отняли все вещи, вы всегда можете одолжить у Мика. Вот у кого должно быть полно шмотья.

Я бы с удовольствием, но ненавижу костюмы. Я лучше выйду на улицу голым, чем напялю на себя пиджак. Мы с Миком никогда особо одеждой не менялись, разве что в 1970-х, когда вообще было неважно, кто в чьей куртке ушел. Один раз, правда, это закончилось не очень хорошо, когда меня взяли полицейские, а в кармане пиджака оказалась кислота. Я начал кричать: «Подождите, это не мое!»

Вас часто достают одними и теми же вопросами? Вроде «Как вы написали Satisfaction?»

Как написал? Ну, как-то лежал один в кровати с гитарой и…

Ладно, не надо дальше. Лучше задам другой вопрос. Вы написали столько хороших песен в одиночку, а у нынешних звезд вроде Адель и Рианны целый штат композиторов. Вам не кажется это странным?

Ну, они не уверены в своих силах, значит.


Фото: Philip Townsend

Как вам вообще музыкальный бизнес сегодня?

Все идет кругами. Сейчас все превратилось в шоу-бизнес, он даже еще мощнее, чем тот, который мы разрушили в самом начале карьеры. Все эти шоу талантов существуют только для людей, которые ищут в музыке лишь славу. Если это то, что вам нужно, да ради бога, желаю удачи. Она вам понадобится, чтобы справляться с минусами славы.


Как вы зарабатывали деньги в молодости?

Мы не зарабатывали, мы воровали в магазинах! И ходили на вечеринки, с которых уносили все пустые бутылки и потом сдавали. С большой вечеринки можно было насобирать на пять фунтов. Это был практически наш единственный доход.

А кто вас обстирывал, когда вы все вместе жили в одной квартире в Челси?

Брайан Джонс и Мик отдавали одежду в стирку моей маме. У нас еще был сосед, который носил трусы на голове.

Наверное, так меньше шансов их испачкать. Но вообще я не представляю себе Мика живущим в сквоте.

Ну, он не всегда был таким опрятным, каким его все знают. Но и учтите, что с тех времен много лет прошло.

 

Мик Джаггер: «Подумать только, в метро до сих пор запрещают наши плакаты»


Фото: Featureflash Photo Agency / Shutterstock.com

Расскажите, как вы работали над выставкой.

Надо было дистанцировать себя от нее, сделать ее интересной посетителям, а не себе. Хотя поймите меня правильно — я получил удовольствие от процесса.

С чем бы вы ее сравнили?

Я не знаю, с чем, никогда не бывал на подобных выставках раньше. Я так и не дошел до выставки, посвященной Дэвиду Боуи, в музее Виктории и Альберта. Может быть, с экспозицией Александра Маккуина. Или с музеем ABBA в Стокгольме. Что забавно, учитывая, какие мы разные группы.

Какова идея выставки?

Мы хотели устроить ее в огромном помещении, чтобы туда влезли декорации с наших концертов, помимо прочего. Думали сделать в ангаре, но все они далеко от центра города. Еще мы хотели избежать видео, потому что людям в наше время, если они долго не смотрят в экран, кажется, будто они умерли. В первом зале есть таймлайн пути нашей группы, в другом воссоздана студия звукозаписи, в третьем — наша грязная квартира, в которой мы все жили в Челси.


Какова была динамика в группе, когда вы все жили вместе в молодости?

Ну, во-первых, мы никогда не употребляли слова «динамика». Если и употребляли, то в другом значении. Я, конечно, теперь плохо все помню, но припоминаю, что Кит и Брайан слонялись по дому с утра до вечера, а я ходил учиться в Лондонскую школу экономики. Играли мы в основном по ночам, буквально жили музыкой и привыкали друг к другу.


Фото: Philip Townsend

Сейчас сложно себе представить такой образ жизни в Лондоне — не работать, жить вместе, играть, сколько хочется… Вы осознаете, какое счастливое это было время?

Ну, мы жили обычной студенческой жизнью, как многие, ничего особенного в этом не было. Я бы не сказал, что ощущали себя счастливчиками или избранными. У нас никогда не было денег. Родители иногда давали, но только после того, как мы тратили все в пабах, и на еду уже не оставалось.

Кит говорит, что из-за этой выставки остался совсем без одежды…

Это еще одна байка от Кита. Всю мою одежду отобрали у меня дочери, так что пришлось просить их вернуть ее для выставки. Самое интересное, что они действительно ее носят.

Плакаты с вашей выставкой висят по всему миру, кроме лондонского метро, откуда их убрали — якобы слишком оскорбительные. Вас не смущает, что наши власти по-прежнему такие ханжи?

Честно говорю, не хотел никого оскорбить. Мне и в голову не приходило, что кто-то решит убрать наши плакаты.

Вы по-прежнему считаете себя бунтарем и борцом с истеблишментом?

Никогда не хотел им быть, так что ответ отрицательный.

5 апреля – 4 сентября, выставка «Exhibitionism: The Rolling Stones» в галерее Saatchi