Мэри Элизабет Уинстед: «Голливуд не позволяет женщинам иметь недостатки»

Восходящая звезда из блокбастера «Кловерфилд, 10» рассказала Time Out о статусе королевы крика и несправедливости устройства киноиндустрии.

Мэри Элизабет Уинстед заставила уважать себя даже тех, кто из принципа не смотрит жанровое кино: актриса эффектно выступила в инди-хитах «В хлам!» и «Изьяны». Для большинства, впрочем, Уинстед — новая Сигурни Уивер, сильная женщина из жанров, исторически считающихся мужскими. Она доблестно уворачивалась от липких пришельцев в ремейке «Нечто». Она выжила на зловещих американских горках «Пункта назначения 3». Time Out поговорил с Уинстед о ее новом триллере «Кловерфилд, 10».

Будущие зрители мало что знают про «Кловерфилд, 10» — но, похоже, так и было задумано.

О да! Фильм снимался в условиях секретности. Моя героиня в начале фильма попадает в автокатастрофу и приходит в себя в подземном бункере, прикованная за ногу к стене. Она не представляет, что случилось, как она туда попала, и, конечно, боится худшего. Поэтому немедленно начинает думать, как выбраться оттуда.

Уже после того, как знакомится со своим пленителем? Или он не так уж и плох?

Его играет Джон Гудман. Он говорит ей, что пути наружу нет, — и для ее же блага: произошло что-то вроде ядерной атаки, а во внешнем мире все мертвы. Главная интрига фильма — попытки героини понять, правду ли он говорит.

Выбрать меньшее из зол?

Ну да. Дилемма — или оставаться в бомбоубежище с этим психом, или рискнуть жизнью.

Звучит как классическая театральная пьеса.

Именно! Тем более что снимали мы в хронологическом порядке, поэтому могли проживать сюжет так, будто сами оказались в этой ситуации. Ну и лучшей компании для такого кино, чем два Джона — Гудман и Галлахер-младший, — придумать невозможно.

Вы любите фильмы ужасов?

Если я остаюсь вечером дома, и мне скучно, то первая мысль такая: «Ну-ка, какие хорроры недавно выходили?» Для меня это жанр номер один. Не знаю, почему. Но такие вкусы у меня с детства: «Сияние», «Ребенок Розмари», «Чужой»… Я даже всем остальным диснеевским фильмам предпочитала «Лесного наблюдателя» — он из них самый жуткий.


Вам нравится, что вас называют scream queen, королевой крика?

Еще как. Вообще для большинства королевы крика — это несчастные жертвы из слэшеров 1980-х. Я в таких пока не снималась. Хочу поменять шаблон, создать образ королевы крика, которая была бы реально сильной, умной и активной.

Джейми Ли Кертис говорит, что для нее самой феминистской ролью был «Хэллоуин».

Вот-вот. Я с куда большим удовольствием сыграю в хорроре умную, доживающую до финала девушку, чем чью-нибудь подружку. Но вообще такой титул, как королева крика, — честь для актера. Это значит, что зрители узнают себя в твоей героине и чувствуют твои переживания. Круто же?

Какие роли вас в принципе заводят?

Я с большой теплотой отношусь к женским фильмам 1980-х. Недавно пересматривала в самолете «Деловую женщину». Еще «Теленовости». Вот это роль мечты и проект мечты. Часто ли встречается роль, в которой можно попробовать все? Холли Хантер в «Теленовостях» одновременно и смешная, и умная, и поплакать ей тоже дают. Настоящее кино — оригинальное, энергичное, разнообразное. Мне нравится, когда фильм представляет тебе весь мир героя, не только ключевые поступки, но и тихие, обыденные моменты из его жизни. Другое дело, что денег на такое кино почти не дают.

Это ужасно.

Конечно, тем более что для таких женских фильмов есть аудитория! Слава богу, в последнее время хотя бы начали говорить о необходимости разнообразия. Мы все ходим в кино и все хотим, чтобы кино говорило с нами о нас самих, о наших проблемах — и такое кино не останется без зрителя и без сборов. Так что дело не в деньгах. Дело в сексизме и расизме индустрии.

Странно, что Голливуд готов видеть женщин только Чудо-женщинами.

Да, о том и речь. Мы не имеем права на недостатки! При этом персонажам мужского пола дозволяется быть полными дерьма — антигерои в тренде. Идеал, конечно, где-то посередине. Было бы круто, если бы мы все могли играть персонажей, которые… похожи на нормальных людей.