Это мой город: Нина Гомиашвили

Фотограф, галерист и куратор выставки американской документальной фотографии, которая 30 марта открывается в Еврейском музее, рассказала Time Out про важность собачьих площадок, запах конфет на «Красном Октябре» и район в центре, где не бывает пробок.

Где вы родились?

Я родилась в Грузии, в Сухуми, в 1972 году. Родилась я там случайно – у моего папы (актера Арчила Гомиашвили, известного по роли Остапа Бендера в «12 стульях» – прим. Time Out) были гастроли. К сожалению, я прожила в Сухуми недолго: меня уже через пару недель притащили в Москву. Но запись в паспорте осталась.

Расскажите о первом районе, в котором вы жили в Москве. Как он изменился?

Почти всю жизнь я прожила в Доме на набережной – переехала оттуда только 10 лет назад. В детстве мы с друзьями играли в казаки-разбойники на территории фабрики «Красный Октябрь», а еще выпрашивали конфеты, которые переносили в грузовики, казавшиеся мне тогда большими-большими. Еще одно незабываемое ощущение – это когда утром на автобусной стоянке, которая была через дорогу от дома, у парка Репина (нынешней Болотной площади – прим. Time Out), по пути в школу всегда пахло конфетами – это был совершенно невероятный запах. Если для кого-то утро было адом, то для меня – праздником: просыпаешься, выходишь на улицу, а там пахнет конфетами – счастье!

Где вы живете сейчас? Чем этот район отличается от остальных?

Я живу в Хамовниках на Плющихе. Это страшно доброжелательный район, тут все рядом и все близко. Здесь есть прекрасный парк Девичье поле, а в нем очень большая собачья площадка: в Москве это редкость, а для меня как для собачницы это безумно важно. У меня сейчас две собаки, и они там могут дружить с остальными. Еще недавно в парке открылся бассейн, а на улице Льва Толстого – йога-студия. Рядом «Волконский» с прекрасным кофе – то есть все нужное на расстоянии вытянутой руки. И несмотря на то, что это самый центр, здесь очень тихо и абсолютно нет пробок.

Вы жили в Нью-Йорке. Как ваши собаки чувствовали себя там?

Я жила в Нью-Йорке пять лет, и там с собаками дико тяжело. Кое-где между домами есть специальные собачьи площадки, которые одновременно могут быть площадками для баскетбола – это большие «клетки» из сетки. А у нас на Девичьем поле все как у людей: площадки просторные и отдельные.

Чем ньюйоркцы отличаются от москвичей?

Они доброжелательные и улыбаются.


Где вы любите гулять в Москве?

Я люблю Нескучный сад и район трех прудов в парке «Сокольники».

Ваш любимый и нелюбимый район в Москве?

Ни на что бы не променяла Плющиху. А нелюбимых районов у меня нет, ведь кроме Хамовников и Дома на набережной я больше нигде не жила.

«Если для кого-то утро было адом, то для меня – праздником: просыпаешься, выходишь на улицу, а там пахнет конфетами – счастье!»

Ваш любимый московский ресторан?

Я обычно встречаюсь с друзьями у себя дома и сама готовлю. Завтракать я тоже не хожу – только если кофе в «Волконском» захватить.

Есть место в Москве, в которое все время собираетесь, но никак не можете доехать?

Это «Китайские новости». Я собиралась туда, еще когда они только открылись в Коньково, но просто так, конечно, туда не добраться: в будний день пробка, а в выходной пробка, умноженная на три. Но вот теперь они открываются на Патриарших – и я туда поеду уже завтра.

Где вы чаще всего бываете в Москве?

Дома у себя. А в последнее время в Еврейском музее.

Расскажите про выставку «New York's Photo League. 1936–1951: рождение американской фотодокументалистики», которую вы там курируете.

Это экспозиция американской фотографии конца 1930-х – начала 1950-х – времен рождения в США фотожурналистики благодаря работе группы Photo League. Это было объединение молодых фотографов – профессионалов и любителей, в основном евреев-иммигрантов в первом поколении. Они снимали простых людей, и это было тогда очень ново: члены Photo League отправились в нищие кварталы Нью-Йорка и фотографировали там все, начиная от клубов и заканчивая детскими играми на улице. В 1951 году объединению пришлось закрыться, потому что генеральный прокурор США внес его в список нелегальных коммунистических организаций.

На выставке в Еврейском музее будет больше пятидесяти снимков семнадцати авторов – можно будет составить представление о том, что происходило в американской фотографии в середине ХХ века.

«New York's Photo League. 1936–1951: рождение американской фотодокументалистики». Еврейский музей и центр толерантности, 30 марта – 22 мая

Спецпроект

Загружается, подождите ...