Пять стереотипов, которые мешают нам наслаждаться 23 февраля

Не все праздники понятно, как отмечать. Некоторые стабильно ставят в тупик или предполагают чувство неловкости у части населения — если бы государство не делало их выходными, никто бы и не считал их праздниками.

 

Гендерные праздники — вещь тем более деликатная. Каждый год в один из этих дней половина населения чувствует неловкость. Мы поможем вам ее сгладить.

Стереотип № 1. «Не служил — не мужик»

Суть проблемы: Каждый год обязательно находится тот, кто начнет гундеть. Мол, 23 февраля — не общемужской праздник, а день военнослужащих, и нечего гражданским штафиркам примазываться к святости русского армейского сапога.

Носитель заразы: Женщины, которым жаль денег на подарки, — особенно если их в коллективе ощутимо меньше мужчин, — а также ревностные пуристы 23 февраля. Чаще всего это не офицеры в отставке, а те, кого Отечество однажды призвало два года рыть от забора до обеда.

Чаще всего за чистоту праздника переживают не офицеры в отставке, а те, кого Отечество однажды призвало два года рыть от забора до обеда

Контраргумент: Действительно, 23 февраля создавался как профессиональный день военных. Но милитаристских праздников у нас хватает и без него. Помимо 9 мая каждый род войск с размахом отмечает свой день, причем в основном в теплое время года — начиная с пограничников 25 мая и заканчивая сентябрьскими танкистами. Исключение составляют РВСН, связь и подводники: они празднуют в помещении, но и службу несут в духоте и тесноте.

Вообще любой праздник со временем меняет свое внутреннее наполнение — особенно тот, что остается по-настоящему народным и отмечаемым, да еще и нерабочим. Рождество Спасителя христиан довольно неожиданно стало детским праздником с подарками и Санта-Клаусом — святитель Николай из Мир Ликийских наверняка бы удивился, что его сделают бессмертным, переселят из Турции в Лапландию и оденут в красный полушубок. Юлий Цезарь решил сделать 1 января первым днем года, чтобы привязать начало календаря к началу полномочий квесторов и налогового периода — а не чтобы дать повод сарматам пить 10 дней подряд. Казненные без вины американские анархисты Хеймаркета не рассчитывали, что по ним будут справлять тризну первомайскими шашлыками. Чего там — 8 марта, между прочим, задумывался как праздник солидарности женщин в борьбе за равные права — равные, Клара! А не королевские!

Вдобавок смена субъекта «Дня советской армии и военно-морского флота» на обтекаемого «защитника отечества» окончательно легитимизировала этот праздник как общемужской: в ВС служит немало женщин, службы в регулярной армии многие побаиваются, а 95% истории вооруженных сил России вообще не про защиту, а про агрессивные войны, аннексии и интервенции. Но при этом любой мужчина в нашей стране, вне зависимости от годности к строевой, воспитывается как потенциальный партизан или ополченец.

Стереотип № 2. «Это не 8 марта для мальчиков»

Суть проблемы: В каждом коллективе в феврале объявляется сбор средств на подарки. В каждом коллективе трудовым законодательством гарантируется половое равноправие. По статистике мальчиков рождается чуть больше, чем девочек, дедушки умирают быстрее бабушек, но срез работоспособного возраста дает почти равновесное соотношение М/Ж. Тем не менее соотношение в коллективах разнится в зависимости от профессии.

Носители заразы: Женщины, которых на работе меньше, чем мужчин. Если не брать традиционно мужские профессии, иногда перекосы случаются в зависимости от предпочтений начальства. Например, автор работал в одной редакции, где было 11 мужчин и три женщины (не считая внештатниц и отпускниц по уходу за ребенком). С точки зрения вселенской справедливости дамы в таких службах возвращаются в дремучее средневековье, так как фактически их труд в денежном выражении оценивается ниже, чем мужской: с каждой из них на подарки требуется больше денег, чем в аналогичной ситуации с каждого мужчины — просто в силу половой принадлежности.

Контраргумент: Мужчины на самом деле ставят пресловутое «внимание» выше, чем рыночную стоимость подарка — особенно на работе, куда они приходят в первую очередь работать, а не социализироваться. Поэтому «приколюхи» и «ништяки» ценятся больше, чем какая-то бессмысленная фигня, стереотипно считающаяся мужской или ассоциирующаяся с военным делом. Изящнейшим образом поступили упомянутые три женщины — в редакции киносайта они опросили коллег-мужчин на предмет любимой киноактрисы. Портреты рекомендованных красавиц они распечатали на А3, поместили в стандартные икеевские рамки и подарили их с условием не выносить из кабинета. Так каждый из мужчин получил индивидуальный подарок, кабинет редакции стал гораздо красивее, а подарки стоили недорого, так как женщины оправданно потратили «профкомовские» деньги.

Любой мужчина в нашей стране воспитывается как потенциальный партизан или ополченец

Стереотип №3. Стиль «милитари»

Суть проблемы: На западе всех раздражают вездесущие сердечки на день Святого Валентина и новогодний Фрэнк Синатра, поющий из каждого утюга. В России, коль скоро от армейских ассоциаций 23 февраля деться некуда, камуфляжем в праздничные дни украшают практически все. Камуфляж, автоматы и каски повсюду: на открытках, на оберточной бумаге, в макетах рекламных плакатов даже для товаров, которые никаким боком в милитаристский дискурс не входят (например, лекарства или бытовые приборы).

Носители заразы: Дизайнеры и маркетологи. Как всегда в вопросах спроса и предложения здесь возникнет спор в духе «курица или яйцо» — кто виноват в том, что камуфлированные подарки так хорошо продаются: мужчины, поддерживающие стереотип «мужчины любят камуфляж», женщины, ориентирующиеся на него, или продавцы, которые по всей видимости этот стереотип и создали?

Контраргумент: В СССР, несмотря на противоречивую внешнюю политику и культ армии, внутри страны пропагандировались мир во всем мире, разрядка и разоружение. Агрессивная риторика в постсталинские времена звучала редко. Сейчас, конечно, пацифизм и антивоенная риторика снова в моде, но не до такой же степени – раз уж это скорее мужской праздник, чем военный, уберите милитари, мы с вами мирные люди.

Минет для мужчины — как букет для женщины

Стереотип № 4. «Носки и гель»

Суть проблемы: Отсутствие фантазии. Иногда кажется, что 23 февраля — продукт не большевистской политики, а сговора Johnson & Johnson, Procter & Gamble и Henkel. Выбор женщин зачастую ограничен носками и бытовой химией, которые дарительницы из лучших побуждений перевязывают камуфляжными ленточками.

Носители заразы: Женщины (не коллеги), плохо знающие своих мужчин. Или те, кого календарная дата посылает в магазин, апеллируя к чувству долга.

Контраргумент: Носки с дезодорантами продаются в сетевых супермаркетах возле касс. Выбор есть всегда — отчасти, чтобы его сделать проще, и задумывались издания вроде того, что вы читаете прямо сейчас. Кроме того, наверняка у мужчины есть хобби, и ему кровь из носу нужен, условно, немецкий столярный клей или воск для сноуборда.

В конце концов, известно же, что минет для мужчины — это как букет для женщины. От трудового коллектива оральным сексом награждать как-то не принято по ряду причин, а вот дома ничто не стесняет.

Стереотип № 5. «Ты мне — я тебе»

Суть проблемы: Мужской праздник предваряет женский, поэтому женщины стараются отличиться, чтобы мотивировать мужчин на аналогичный шопинг-подвиг через две недели.

Носители заразы: Все, кто не хочет получить на 8 марта мимозу. Если вам подарили мимозу или вы сами были дарителем в течение последних 20 лет, скорее всего вы не очень хороший человек.

Контраргумент: День мужчин, предложенный ООН, отмечается 19 ноября. Кто его отмечает, кроме ООН, — неясно: гендерные праздники у разных народов есть и в другие дни, но все они так или иначе завязаны на взаимозависимость чествующих и чествуемых. А у нас, как всегда, особый путь — и если бы не было противопоставления 23 февраля и 8 марта, о каком-то из них точно бы забыли.

Будем честны: если бы хронологически женский день предварял мужской, многие мужчины остались бы без подарков — даже без носков.