Кому нельзя переезжать в Москву

Кризис – не кризис, но в Москву будут ехать всегда. Не все, правда, здесь задерживаются. Кто-то использует Москву как трамплин для отъезда за границу, а кто-то возвращается домой с поджатым хвостом или уверенностью, что «этот город ужасен». А он не так уж ужасен, просто не для всех. Александр Морозов, приехавший три года назад из Красноярска и уезжать не планирующий, прошелся по конкретным людям, которым в Москву въезд заказан, и их часто ложным мотивациям и целям.

Успешные

Прижиться в Москве проще всего тем, кому у себя в городе терять нечего: не было своей квартиры, так и здесь ее нет; не было машины, а здесь она и не нужна; зато чуть ли не на каждом шагу здесь новые интересные знакомства, поездки за границу на выходные (ну, были когда-то), неплохие бары и перспективы для карьеры, которых не было дома.

В Москве первый парень на деревне в одночасье становится никем

Сложнее начинать новую жизнь тем, кто за МКАД имел квартиру, машину, дачу и престижную работу. В их распоряжении был лучший в городе фитнес-клуб, лучший ресторан, лучший салон красоты. Все в одном экземпляре, правда, зато какие! В Москве же первый парень на деревне в одночасье становится никем: всеобщее внимание сменяется равнодушием. Добавьте к этому суматошную московскую жизнь – ежедневное метро со все учащающимися коллапсами, непонятные квартиры, и вот провинциал мысленно уже покупает обратный билет.


 

Хейтеры

Есть такое выражение, которое давно любят петербуржцы: «В Москву переезжают по работе, а в Петербург – по любви». Так уж сложилось, что в Москву многие, в том числе те же петербуржцы, приезжают на заработки, поэтому сам по себе город им неинтересен. Это как брак по расчету – убрать выгоду (в данном случае более высокие, чем в среднем по стране, доходы), и место станет ненужным.

У провинциалов негатив вызывают любые мелочи

У провинциалов, которые не испытывают любви к Москве, негатив вызывают любые мелочи – бомжи возле «Макдоналдса», противогололедные реагенты, ремонт улиц и так далее. У них нет интереса к выставкам, концертам и другим московским событиям, они не используют в полной мере те возможности, которые им предоставляет город. В итоге жизнь в столице ничем не отличается от той, что была в Верхневилюйске. Более того, она становится даже скучной – друзья далеко, много работы, мало свободного времени. С каждым годом шансы вернуться обратно повышаются.

 

«Рабы любви»

Среди молодых провинциалок есть те, кто искренне хочет найти «своего» мужчину. Надежда встретить в большом города собственного мистера Бига – не меньший стимул, чем карьера и деньги. Так вот, жизнь в Москве как начало какого-нибудь увлекательного ситкома, когда героиня оказывается в большом городе, встречается с парнями, ходит на свидания и ведет активную социальную жизнь, как правило, миф.

Любовные истории сводятся к интрижкам в офисе, а настоящих чувств так и нет

Правда такова, что все люди здесь много работают, поэтому девушка либо должна быть дочерью богатых родителей, либо сидеть на каких-то стимуляторах, чтобы после 12-часового рабочего дня у нее еще оставались силы на романтические ужины или прогулки на Патриарших. Нередко любовные истории сводятся к интрижкам в офисе, а настоящих чувств так и нет. Город не оправдывает ожиданий, а раз поиски любви были главной целью переезда, то и дальнейшее пребывание здесь теряет смысл. С другой стороны, потом будет что вспомнить, коротая вечера у себя в Саратове.


 

Одиночки

Одно из заблуждений провинциалов – в Москве невозможно чувствовать себя одиноко, ведь здесь живет больше 12 млн человек. С одной стороны, да, иногда даже раздражает, что нельзя хоть сколько-нибудь времени побыть наедине с собой – везде люди, со всеми приходится о чем-то разговаривать, а вагон метро в пятницу вечером и вовсе превращается в площадку для экспресс-знакомств. И даже дома многих окружают люди – соседи по квартире, потому что снимать одному дорого, ну, по крайней мере, первое время. В общем, даже самый отъявленный одиночка в Москве не будет одинок в буквальном смысле.

Бежать от одиночества в Москве – все равно, что накануне 40-летия сделать омолаживающую маску для лица в надежде скостить пару лет: бесполезно

С другой стороны, между затянувшимися совещаниями на работе и 6-часовым сном найти время на общение с друзьями непросто. Раз в неделю встретились на час-полтора, поговорили, и вот уже пора ехать домой, потому что рано утром деловой завтрак или просто хочется скорее упасть в кровать. В общем, бежать от одиночества в Москве – все равно, что накануне своего 40-летия сделать омолаживающую маску для лица в надежде скостить пару лет: бесполезно.

 

Консерваторы

В Москве нечего делать так называемым консерваторам по жизни, то есть людям, которые очень болезненно воспринимают любые перемены, вплоть до новых вещей в гардеробе. Здесь все может измениться за один день – если повезет, то в лучшую сторону. Выживет тот, кто сумеет быстро адаптироваться к новым условиям. Закрыли на ремонт станцию метро на полтора года – переехал в другой район, урезали зарплату – сменил работу, новый шеф-повар в ресторане испортил «Цезарь» – стал ходить в заведение по соседству. Консерватор в таких условиях сойдет с ума и убьет миллионы нервных клеток, а крайней в итоге окажется Москва.


 

Мизантропы

Для тех, кто не выносит толпу, переход с «Боровицкой» на «Арбатскую» в час пик покажется сущим кошмаром. То же самое можно сказать об очень многих местах скопления людей – эскалаторах и лифтах в торговых центрах, кассах в магазинах, узких улицах, популярных ресторанах. После любого другого российского города, за исключением, наверное, Питера, Москва пугает именно количеством людей. Ограждая себя от них, можно всю жизнь просидеть в Южном Бутово, пару раз в год выезжая внутрь Садового кольца. Так себе перспектива.

 

Мнительные

Переполох в торговом центре из-за найденной неопознанной сумки скорее всего устроит провинциал, только что переехавший в Москву. Давно живущий здесь человек попросту не обратит на это внимания – он и так с трудом выделил несчастный час на шопинг. Наверное, если снести Кремль, бешено спешащие горожане долгое время не заметят пропажи. То же самое и с опасными предметами и подозрительными личностями. В Москве девять вокзалов и три аэропорта, поэтому на улицах и в общественном транспорте постоянно можно увидеть людей с большими сумками. Предполагая каждый раз, что внутри этих сумок бомба или оружие, можно угодить в психушку.

Этот город забывает все, потому что все в нем заняты только собственным выживанием

Страх стать жертвой теракта или маньяка становится для некоторых непреодолимой преградой для переезда в Москву, а местные о таких глупостях просто не задумываются, пока что-то не случается с ними лично – после терактов в метро ощущение в поездах было совсем неспокойное. Но прошла пара недель, и жизнь вернулась в прежнюю колею – этот город забывает все, потому что все в нем заняты только собственным выживанием. Осознание этого факта делает приезжего если не стопроцентным жителем Москвы, то хотя бы вырабатывает в нем систему психологической самозащиты.