Москва
Москва
Петербург
Анатолий Осмоловский: «Сейчас я бы это назвал настоящим юношеским анархизмом»

Анатолий Осмоловский: «Сейчас я бы это назвал настоящим юношеским анархизмом»

Вышел первый том документальной серии «Девяностые от первого лица», в который вошли интервью главных московских художников того времени.

Time Out публикует отрывок — рассказ Анатолия Осмоловского про художественную акцию «*** на Красной площади». Даже сейчас ее история выглядит провокативно, но в этом и состояла специфика искусства того времени: художники хулиганили, матерились и намеренно шокировали обывателей.

Анатолий Осмоловский: 

«Идея сделать акцию с надписью «***» на Красной площади была у меня уже давно, но в тот момент я понял, что нужно переходить в ситуацию непосредственного конфликта. Эта акция состоялась 18 апреля 1991 года, она планировалась как настоящая боевая операция, как некий вызов тому состоянию дел в экономике и политике, которое сложилось в СССР. Акция была приурочена к «Закону о нравственности», с которым мы были на тот момент совершенно не согласны. Он вышел 15 апреля 1991 года, по нему запрещалось ругаться матом в общественных местах — за это теперь полагалось 15 суток. 

Акция делалась довольно авантюристично. Я рассчитал, что на это слово нужно тринадцать человек, но часть нашей группы, которая называлась движение «Э.Т.И.» испугалась и на встречу не пришла. Пришли Александра Обухова, Милена Орлова (сейчас она главный редактор газеты The Art Newspaper — прим. Time Out), один анархист, я и Григорий Гусаров. Этого было явно недостаточно, и тогда мы пошли вербовать каких-то волонтеров в режиме онлайн — поехали к памятнику Гоголю, где в то время тусовались панки и хиппи. Я стал какую-то зажигательную речь кричать, а так как уже довольно долго выступал на Арбате, то навострился общаться с народом, и мы сагитировали несколько человек. Все люди, которые пришли, жутко испугались, одеревенели. Надо начинать — и я просто начал их реально физически класть, так как они были просто обездвижены, орал на них. Нам все равно не хватало одного человека — тринадцатым был Гусаров, но он отвлекал в это время милицию. Мы договорились, что он в конце подбежит. Но тут я ложусь и вижу, как мимо какой-то молодой человек проходит, и я ему «Ложись!» — и молодой человек лег, на фотографии даже видно, что он «прилег», так сказать. <...>

Активисты движения «Э.Т.И.» после задержания у отделения милиции на Красной площади

Лежали мы буквально секунд тридцать, потому что сразу подбежала милиция, стала за волосы таскать <...>. Притащили нас в отделение милиции и стали спрашивать, что мы такое сделали. Я сказал, что мы выкладывали разные геометрические фигуры — треугольники, квадраты, супрематизм в общем. Милиция переписала наши адреса и отпустила. 

Этим же вечером Гусаров мне показывает проявленные фотографии, а от меня требовалось дать согласие на публикацию в «Московском комсомольце». Когда я увидел снимки, то понял, что надо публиковать, уже сделали — отступать некуда. Мы дали отмашку, с утра появляется маленькая публикация, и с утра же мне в дверь звонит милиция с обыском — по полной программе. В это время мы с Пименовым написали книжку-памфлет «РРР» (Революционно-репрессивный рай), такой оригинально структурированный текст, смысл которого заключался в том, что мы брали какую-то цитату из левых теоретиков, переосмысляли и создавали лозунг. На обложке было написано «Ты наш враг», а «РРР» — уже на внутренней стороне. Все публикации идут на левых страницах, а на правых написано «Правые страницы — чтоб им пусто было». Сейчас я бы это назвал настоящим юношеским анархизмом. Внутри этой книги было большое количество всяческих иллюстраций. Она была сделана мной рукописно, но растиражирована на ксероксе. В этой книжке была одна порнографическая картинка — сфотографирован минет и написано «Винтовка дает власть», цитата из Мао Цзэдуна. У меня эти книжки просто открыто лежали, и когда мент взял эту книжку — я думал, что это конец, ведь за распространение порнографии тогда можно было уже срок получить. Мне повезло, что мент, пролистывая, открыл на какой-то странице, где было написано «Люди будут сношаться везде, где, как и когда хотят» (цитата американского анархиста Джерри Рубина), посмеялся, закрыл и дальше смотреть не стал.

Участники акции на Красной площади, 18 апреля 1991 года

Меня отвезли в отделение милиции и начали довольно жестко допрашивать. Там сидела женщина в гражданской одежде, интересовалась, хотели ли мы связать это слово с именем Ленина. Я сказал, что если бы хотели, то я бы тире поставил. Меня стали допрашивать и вести протокол, а так как я тогда был наблатыкан на структуралистский жаргон, то начал им на нем все это рассказывать — всякие «сингулярности», «знаки», «дискурсы». Они все это честно записывали, милиция, надо сказать, была довольно наивна — сейчас так бы уже не действовали». 

Открытие выставки «Ура! Скульптура»

Творчество Анатолия Осмоловского за прошедшие 25 лет сильно изменилось. Оценить его нынешние представления об искусстве можно на выставке «Ура! Скульптура», куратором которой он стал. Экспозиция открыта на «Винзаводе» до 25 января. 

Первый том серии «90-е от первого лица», с интервью Анатолия Осмоловского, Олега Мавроматти, Дмитрия Пименова, Александра Бренера и Сергея Кудрявцева можно купить в «Фаланстере» или «Циолковском».

21 декабря 2015,
ЧЕМ ЗАНЯТЬСЯ НА WEEKEND? ПОДПИШИСЬ НА САМОЕ ИНТЕРЕСНОЕ
Загружается, подождите...
Загружается, подождите...
Загружается, подождите...
Регистрация

Войти под своим именем

Вход на сайт
Восстановить пароль

Нет аккаунта?
Регистрация