Москва
Москва
Петербург
Ресторанный гид по Цветному бульвару

Ресторанный гид по Цветному бульвару

Time Out обошел 37 лучших мест района.

Цветной бульвар с Трубной площадью и втекающими в него с двух сторон Неглинной и Садовым кольцом — та точка на карте, где главное правило московских рестораторов «локейшн — это судьба» проиллюстрировано особенно наглядно. Пока ресторанная тусовка универмага «Цветной» реализует остромодную мечту о здоровом образе жизни, у них под боком семейные посетители цирка за здорово живешь рубают пиццу и лапшу. В элитной громадине «Легенд Цветного» пускают пыль в глаза дорогие клубы и рестораны. А на уютном, хоть и обезображенном эстакадой отрезке Садового выстраиваются в один ряд заслуженные старожилы и молодая поросль хипстерских заведений.

И никто никому не мешает, не уводит гостей и не перетягивает одеяло на себя — потому что, кроме «локейшна», важна четкая выверенная концепция. Как сказал один из героев нашего обзора, чтобы быть адекватным этому сгустку дорожных развязок, нужно быть «равным самому себе», и тогда твой гость не проедет мимо.

 

«Probka на Цветном»

Единственный московский проект питерского ресторатора Арама Мнацаканова, дорогой итальянский ресторан с винным уклоном.

Арам Мнацаканов, владелец:

«Почему Probka в Москве открылась именно на Цветном бульваре? Да просто повезло! Редкое для Москвы сочетание — ультрасовременная застройка в историческом центре города, о таком помещении — с витринными окнами и свободной планировкой — ресторатор может только мечтать. Хотя в принципе, если ресторан сделан хорошо, с любовью и знанием дела, он может работать в любом месте. Просто потребуется больше усилий. А Цветной — место проходное, проездное, динамично развивающееся. Огромное количество друзей, наших постоянных гостей, приходят пешком, потому что живут рядом. Да и сам я, приезжая в Москву, из отеля до ресторана всегда предпочту прогуляться. При таком расположении есть возможность сконцентрироваться внутри ресторана на двух важнейших его составляющих — на кухне и атмосфере: оттачивать работу, учить персонал, выше ставить планку во всем.

В Москве по сравнению с Питером больше платежеспособной публики. Но в искушенности, в гастрономических пристрастиях особой разницы нет — в обеих столицах они высокие. В Москве мы практически продублировали питерское меню, хотя и добавили пару “подарков” для москвичей вроде тальолини с чернилами каракатицы и икрой. В остальном — без принципиальных отличий. Потому что наше меню — это та итальянская кухня без купюр и лишних переделок, которую я хорошо знаю и которую люблю сам. Мы классический гастрономический ресторан с простым и внятным меню, замечательной командой и стабильным качеством. И это основные составляющие успеха. В кризис, когда даже люди с достатком стали осмотрительнее, первыми разваливаются те ресторанные проекты, что сделаны на коленке, вне зависимости от среднего чека. Выживает то, в чем есть гармония и доскональное знание предмета.

За три года у “Пробки” сложился свой круг гостей — и на них мы ориентируемся. Русские и иностранцы, гости столицы и москвичи — неважно, мы не делим гостей на категории и искренне любим их всех. Возможно, кто-то из наших постоянных гостей впервые и зашел проверить “новый модный ресторан Арама Мнацаканова”, сработала моя телевизионная известность (Мнацаканов прославился еще и как ведущий реалити-шоу «Адская кухня» и «На ножах» — прим. Time Out). Но через три года этот гость приходит прицельно на нашу домашнюю пасту, на пиццу с трюфелем, который я вожу из Италии, на ризотто с морепродуктами или наш волшебный домашний тирамису. И таких людей, разделяющих мои идеалы, достаточно, чтобы ресторан работал успешно.

Еще до открытия ресторана я говорил, что Probka — мой первый московский проект, он же и последний, другого не будет. Я вообще с возрастом понял, что быть хозяином одного ресторана мне интереснее, чем владельцем крупной ресторанной сети. Я люблю, когда в ресторане у меня свой стол, чтобы принимать за ним своих гостей. Если бы начинал сначала, то, возможно, и в Питере ограничился бы одним проектом. Но что есть, то есть, рестораны — как дети: думали об одном ребенке — а нарожали десяток, и все любимые, всех надо вывести в люди».

 

«Казан бар»

Ресторан среднеазиатской кухни, где вопреки названию почти вся еда готовится в тандыре.

Иван Семин, совладелец:

«Цветной — местоположение вроде бы лакомое, но для ресторана сложное. Этот кусок “московского Сохо” — новый кластер элитного жилья, дорогого шопинга, офисных центров — начал формироваться лет пять назад. И рестораны встали сюда соответствующие. Кризис всю это красивую историю, конечно, сильно подпортил. В результате многие хорошие проекты с Цветного уходят. После неудачных ребрендингов закрылась Osteria numero Uno, Ginza покинула универмаг “Цветной”. Вымывается ресторанный “средний класс”, теряет целевую аудиторию. И остается либо дорогой сегмент — “Пробка” или “Будда Бар” для жителей “Легенд Цветного”, либо дешевые кафешки и фастфуд в районе старого цирка — детишек, которых мамы приводят на представление, все равно надо кормить. Между ними — поток мрачных лиц, который утром идет из метро на работу, а вечером — с работы до метро. Поэтому “как в Сохо” пока не получается.

Надо сказать, что среди ресторанов в здании “Легенд Цветного” у нас самый доступный чек, но к нам все равно сначала боялись заходить люди с улицы. Ориентировались на цены соседей, видели через окна по-европейски стильный интерьер с открытой кухней — и думали, что и у нас запредельно дорого. Дошло до смешного — пришлось писать на окнах названия блюд с ценами: “самса — 100 р.”, “лагман — 290 р.”, — и тогда народ пошел. Именно соотношение цены и качества — то, чем “Казан бар” интересен для гостей. Плюс тандыр (в ресторане их два, для хлеба и для мяса) — жанр, который у нас пока явно недооценен. На самом деле этот супергаджет может запросто убрать с кухни массу приспособлений, в том числе мангал — шашлыки в тандыре получаются не хуже. Да и обрастающий румяной корочкой в жерле печи цыпленок-тандури в режиме онлайн реально разогревает аппетит гостей. Мы сразу ушли от аутентичности — цветастых ширм, ковров, расписных пиал. И намеренно подаем еду на европейской посуде. Делать вид, что мы не в Москве, а в Ташкенте, смысла нет, тем более эта ниша уже занята всевозможными чайханами. Поэтому, не цепляясь за среднеазиатский колорит, мы можем, кроме вполне ожидаемых шашлыков, лепешек и плова, ввести в меню немного Индии, немного паназии. Да и офисным работникам, которые составляют основную часть посетителей, в европейских декорациях удобнее, чем среди тюбетеек».

 

Фермерский рынок и рестораны на верхних этажах универмага «Цветной» — Colors, Have A Nice Day, Tapas x Pintxos, Hummus Bar (на фото) и прочие

Заповедник органики и здорового питания в самом модном универмаге Москвы.

Андрей Станкин, владелец Mallina Management Solution, управляющей компании гастрономической зоны универмага «Цветной»:

«Мы хотим сделать фудмаркет на пятом этаже универмага “Цветной” главной органической точкой в Москве. Похожие проекты есть и в Европе, и в Америке. А Москве явно не хватает масштабных концепций с идеологией здорового и натурального питания. Био- и фермерские продукты находятся буквально под носом у ресторанов “Цветного” — и это большой для них плюс: каждое утро повара могут выбрать все, что им нужно. И у каждого ресторана — своя история, интересный шеф и идея. Например, в Tapas x Pintxos мы пригласили Пабло Викари, виртуоза из Сан-Себастьяна, чтобы гости могли совершить путешествие в Испанию, не покидая Москвы. В Colors у руля стоит известнейший израильский шеф Эзра Кедем, чье мастерство высоко ценит сам Ален Дюкасс. В Hummus Bar хумус готовят по старейшему израильскому рецепту, и он точно самый правильный в Москве. Have A Nice Day — ресторан здоровой еды, но шеф-повар Саид Фадли делает ее еще и очень вкусной.

Мы создаем пространство, где все элементы интегрированы в единое целое, чтобы дать людям возможность купить в одном месте свежую рыбу и морепродукты, органические товары с международным сертификатом, натуральную косметику, свежий хлеб, приобрести готовую еду или пообедать в ресторане. Наша аудитория очень разная: утром и в обед это сотрудники бизнес-центров, студенты и туристы, а ближе к вечеру к ним присоединяются те, кто приехал специально на шопинг в универмаг, а заодно за продуктами и поужинать. В выходные и праздничные дни преобладает семейная аудитория.

Здоровый образ жизни — это система ценностей. Поэтому мы постоянно расширяем ассортимент. Уже сейчас в “Цветном” можно купить биосертифицированную косметику и средства для уборки дома, в планах — “натуральные” детские игрушки, товары для йоги, отдельные стенды для диабетических, кошерных и халяльных продуктов».

 

«На кранах»

Бар от основателей «Варки» — с грилем и российским крафтом.

Иван Алавердов, совладелец:

«Бар “На кранах” стал логичным развитием сюжета нашего предыдущего проекта, бара “Варка”: никаких революций, просто хороший бар с интересной крафтовой линейкой. У нас 21 кран с российским крафтом и постоянной ротацией сортов и где-то 100 наименований пива в бутылках. А еще имеется полноценная открытая кухня с грилем — это для баров подобного рода большая редкость, у них мало где вообще есть еда. А у нас в меню — куриные крылья BBQ, жареные свиные ребра, чили кон карне, несколько видов бургеров, и не потому, что нынче это общемосковская классика, просто показалась уместной именно западная съестная атрибутика. И, кстати, никаких комплексных обедов, супов и десертов нет и не будет. Крафтовое пиво само по себе плотнее и насыщеннее, чем продукция промышленных пивоварен. Поэтому в сопровождении едой оно не слишком нуждается — простых закусок вполне достаточно.

Почему мы открылись именно в районе Цветного? Во-первых, из крафтовых баров мы тут первые — это открывает определенные перспективы. Во-вторых, мы ориентируемся на разных потребителей — от хипстеров, рокеров и ребят в тяжелых ботинках и вязаных свитерах до работников офисов, госслужащих и просто людей, живущих по соседству. Ну и, наконец, мы же не на первой линии, а в тихом московском переулочке с хорошей, настоявшейся “бандитской” репутацией — и нет никакого смысла фильтровать случайных людей, которые шли-шли по бульвару и случайно к нам зашли, из них остается в лучшем случае процентов десять.

Весной — очень надеюсь, что власти это согласуют — мы откроем во дворе свой “Пивной сад” с грилем, жаровней и столами на улице. Без стилистики шашлычной на ВДНХ, без ресторанного гламура. Будет свободный, чистый, почти пикниковый формат, где главное — комфорт, ну и, конечно, много крафта, хорошего и разного».

 

«Сахли»

Интеллигентная домашняя кухня и грузинское гостеприимство в Большом Каретном.

Лилия Арутюнова-Медзмариашвили, хозяйка:

«“Сахли” по-грузински значит “дом”. И когда мне предложили заняться рестораном, я отнеслась к этому как к обустройству собственного дома: в интерьер постепенно перекочевали вещи, долго хранившиеся в нашей семье, — фарфор, вазы, художественные альбомы из домашней библиотеки, настоящие раритетные грузинские ковры. Мы не приглашали дизайнера, потому что ресторан, как дом, должен жить своей жизнью, постепенно обрастать вещами. Перед входом в зал висит моя работа — портрет грузинки.

Наше меню опирается на домашние рецепты, а не на сложившиеся в Москве стереотипы. Все повара на кухне — грузины, и это тоже важное правило. Пхали, хачапури, лобиани, конечно, присутствуют, но они готовятся именно по уникальным семейным рецептам, которые стали нашей визитной карточкой. Например, сациви из раков, которое в меню со дня открытия. Или свежесваренный сыр, домашний вариант сулугуни, приготовленный на нашей кухне. Или мой фирменный апельсиновый пирог, на который гости заходят специально. Вообще, как в любом грузинском доме, у нас множество домашних заготовок — варим компоты, лимонады, варенья. Недавно стали сами солить селедку и подавать ее с перепелиными яйцами — потому что мы в Москве, а в Москве без селедки какое же застолье.

Мне кажется, что мы держим наших гостей именно атмосферой. В основном это люди творческие, интеллигентные — бывает много артистов, приходят балетные из Большого театра, всей труппой. Бывает Познер, заходил Кустурица, наведался Рэйф Файнс, сидели музыканты Rolling Stones. Много людей из политики, есть олигархи — во дворике оставляют машину и охрану, а к нам поднимаются без церемоний, как в знакомую квартиру. Мы тут недавно решили давать своим гостям расписывать тарелки на память — и уже обзавелись целой коллекцией. Некоторые, вздумай мы продать их на аукционе, стоили бы немалых денег даже из-за автографа. Удивительно, что “Сахли” с самого начала жил без всякой рекламы, гостей нам привело сарафанное радио. Знаете, тут приезжали иностранцы прямо из аэропорта, чемоданы оставили при входе — оказывается, им про нас рассказали, и они сразу к нам: боялись не успеть.

По выходным устраиваем концерты — например, грузинское мужское многоголосие, такие семейные вечера тоже работают на атмосферу. В общем, мы для московской ресторанной действительности скорее исключение. Место совсем не проходное, попробуй найди в Каретных переулках. Но эта затерянность нам на руку — нет “забежавших” людей, нет спешки. Все знакомые, или знакомые знакомых, или те, кому нас порекомендовали. А наше дело — принять их по-грузински, не обмануть ожиданий».

 

«Итальянец» и «У Джузеппе» (на фото)

Два легендарных итальянских заведения, где готовят без всякого русского акцента, словно на дворе все еще счастливые нулевые.

Галина Дувинг, владелица:

«На Цветном я прожила несколько лет. Но “Итальянца” открыла здесь не из-за какой-то особой специфики района, а скорее исходя из сиюминутной ситуации — помещение было в собственности одной итальянской компании, и она там все переделала так, как ей казалось правильным, а потом решила все срочно продать. И это было чудо — какие-то рукотворные росписи на стенах, плитки на полу. Они даже краску для потолков привезли итальянскую. Китч — но китч стопроцентно итальянский. Потом я показывала помещение профессиональным архитекторам, советовалась, что можно улучшить, а они мне в один голос: “Тут все неправильно, но ты ничего не трогай — только испортишь”. Я и не стала трогать, и получился “Итальянец”.

Он никогда не был модным, зато был ироничным и чуточку наивным. По духу — итальянская “МариVanna”, но только не специально отрепетированная, а спонтанная. Словно бы раз — и ты из Москвы вдруг сбежал куда-нибудь в апеннинскую глушь, в Апулию или Лигурию. И кухне оставалось только следовать за декорациями: мы сразу сделали меню донельзя традиционным, основанным на прекрасных продуктах — были буррата, осьминог, домашняя паста с белыми грибами, тунец, фуа-гра. Меню за 15 лет почти не изменилось, даже специальные сезонные вкладки мы делаем из старых блюд. Потому что кухня — это тоже важная часть атмосферы, к нам годами ходят на любимые блюда. И за 15 лет я ни разу не видела, чтобы “Итальянец” был наполнен меньше, чем на 100%.

Этот ресторан очень красиво стареет — из-под китчевости вдруг проступает какое-то подлинное благородство времени, как бывает у красивых пожилых людей. И сейчас к нам ходят уже те, кого когда-то папы и мамы приводили за ручку. Для многих “Итальянец” — ресторан для семейных торжеств. Здесь не было ни одного капитального ремонта, хотя за это время мы подготовили два проекта реконструкции, но и они уже успели морально устареть, и мы плюнули и оставили все как есть. Никому ведь не придет в голову менять росписи, например, в венецианском палаццо, даже если кому-то они кажутся несовершенными.

Потом у “Итальянца” появился филиал — остерия “У Джузеппе”, маленькая, домашняя, неформальная, где можно запросто поболтать с поваром, съесть обед у стойки. Сначала остерия называлась “У Джованни”, в честь тогдашнего шеф-повара “Итальянца”, и, помню, когда она только открылась, в каком-то ресторанном обзоре написали, что вот, мол, повар молодец, ушел из-под гнета хозяев, открыл свое дело и перестал драть с гостей космические деньги. И дальше на три страницы о том, что “У Джованни” хорошо, а в “Итальянце” плохо. А это просто другой формат, у которого те же хозяева, и пасту на кухне лепят те же руки. Просто демократичная остерия — это игра по другим правилам. Хотя меня опять все ругали за выбор помещения — и двор обшарпанный, и вид на помойку. А мне эта помойка дорога. Как дорог этот старый двор, эти дворовые собаки, эти мамы с колясками, эти бабушки на лавочке. Настоящая, немного бестолковая жизнь старых московских переулков, которая делает Москву адекватной Италии».

 

«Сыр»

Открывшийся в 2001 году в довольно странных интерьерах сырной головы, первый новиковский итальянский ресторан вот уже 15 лет держится на плаву благодаря шеф-повару Мирко Дзаго.

Мирко Дзаго, шеф-повар:

«В 2001 году через общих лондонских знакомых со мной связался Аркадий Новиков. Тогда я как раз ждал приглашения из Нью-Йорка, но оно что-то запаздывало, и я подумал — почему бы и не съездить в Москву? Перед первой дегустацией навел справки о том, какую кухню предпочитает мой потенциальный работодатель, но сделал все по-своему: подал поросенка в шоколаде, мороженое из спаржи и морского черта с бобовыми. Новиков оценил — в Москве тогда так никто не готовил. Шеф в “Сыре” предполагался совсем другой, но когда стало ясно, что он не потянет, на проект поставили меня. И, скажу честно, никто не ожидал, что в первый же день работы к нам выстроятся очереди. Помню, я тогда 47 дней подряд не уходил с кухни. Какой там отпуск, какой выходной! У нас были все. Меня как-то вызвали в зал, чтобы поприветствовать одного из вип-гостей. Мы с ним мило обсудили достоинства пасты с морепродуктами, а потом оказалось, что это был Абрамович — я же не знал его в лицо.

В самом начале в одном из залов на втором этаже планировали сделать бильярдный зал — казалось, что размеры помещения это вполне позволяют, — но потом, конечно, ни о каком бильярде не было и речи. К нам бронировали места за месяц, на входе козыряли удостоверениями разных важных организаций только для того, чтобы достать стол. И, удивительное дело, за 15 лет “Сыру” удалось удержать свою публику. На кухне ведь не обязательно быть авангардистом — нужно быть вкусным и равным себе. Конечно, и сувид, и пакоджет сегодня — обычное дело. Но исходить надо все-таки из продукта. Начав с классического итальянского меню, со временем я сумел настроить его на свой лад: например, вителло тоннато у нас подавали в форме ролла, а тирамису — в виде коктейля, и это те метаморфозы, которые все равно остаются в рамках итальянской кухни, но при этом не дают посетителю скучать. Сегодня на нашем отрезке Садовой-Самотечной, где ресторан за рестораном, сложился какой-то правильный баланс: хипстеры ходят в Zupperia и Glenuil, а в “Сыре” сидят люди постарше, которые много где были, много что видели и приходят не ради тусовки, а прицельно на любимые блюда».

 

Цветной бульвар:

Bar Port

Ощущение от интерьера — круизная яхта, пришвартованная в Милане. Но Bar Port существует в типичном московском режиме: по будням открывается в 9 утра, в полдень предлагает бизнес-ланчи, ближе к вечеру — аперитив, а по пятницам и субботам функционирует до 5 утра в режиме клубных вечеринок dance&drink. Коктейли — курортные, кухня — итальянская. В данный момент новый шеф-повар Андреа Галли настраивает меню на современную волну.

Max Brenner

Флагманская точка сети израильских шоколадных баров. Шоколад отличный, и на продукте здесь явно не экономят. Тема раскрыта во всех возможных подробностях: есть вафли, крепы, мороженое, шокококтейли, горячий шоколад и пицца с шоколадом. Хит продаж — шоколадный шприц, «безболезненный укол счастья». Дети с удовольствием разглядывают систему труб на потолке, по которым будто бы тоже течет шоколад, а родители тем временем могут отвлечься от сладкого, например, на дижонский салат.

Buddha Bar Moscow

Откройся самый масштабный из 15 мировых «Будд» в Москве лет на пять раньше — и этот четырехэтажный, с террасами, вип-залами, драгоценным деревом, резьбой и гигантским Буддой собственной персоной ресторан-бар-дворец стал бы такой же точкой притяжения золотой молодежи с платиновыми картами, как в свое время Soho Rooms. Но в эпоху хипстеров нового места силы из Buddha Bar так и не получилось. Сейчас это что-то вроде круглосуточного банкетного зала для жителей «Легенд Цветного», где дорого-богато — но и только.

Red Cup

Пермская франшиза кофеен — наш ответ Starbucks. Кофе продают навынос в симпатичных красных бумажных стаканчиках, сливки, сиропы и маршмеллоу добавляют щедро, десерты не требуют долгих раздумий у стойки. Качество кофе на твердую четверку. Большой капучино стоит 180 р., правда, за холдер придется доплатить еще 10 р.

B&B Burgers

Представитель внезапно разросшейся сети (сейчас в ней уже семь точек), классический бургер-джойнт в манхэттенском духе. Любой бургер из десятка имеющихся в наличии можно изменить или дополнить по собственному вкусу: попросить приготовить его с белой или черной булкой или удвоить количество котлет. Кроме того, в меню значатся фирменные сэндвичи, фруктовые пироги и домашний лимонад.

«Петров и Васечка»

Коктейльный бар во дворе за рестораном «Лаваш» намеренно себя не афиширует и работает без вывески. Жанр — «дружеский алкодосуг» с турнирами по пунш-понгу и теккену (тем, кто не имеет представления, что это такое, все объяснят на странице бара в фейсбуке) и трансляциями важных футбольных матчей. В карте — вся коктейльная классика плюс немного авторских миксов (показательна «Ингеборга» на основе апероля с ликером личи и розы), в меню — хитро выстроенные барные закуски вроде бургера с кактусом.

«Черетто»

Кафе от виноторговой компании Simple и ресторанного холдинга «Фреско». Повар русский и готовит итальянскую кухню так, как может в санкционный период: панцанелла с фетой, цезарь с креветками, паста с лососем и раздел сашими и суши для удовлетворения потребительского спроса. По понедельникам и четвергам устраивают устричные дни с бесплатными бутылками белого вина.

Terra & Mare Rome-Barcelona

Главный вектор концепции — кулинарный круиз из Италии в Испанию, где ризотто и паэлья, тапас и брускетты сосуществуют на равных правах. Пить под тапас нужно вино — у всех на виду поставили монументальный винный шкаф. Довеском к гастрономическому досугу служит культурный: на первом этаже развернута экспозиция современного искусства.

Krispy Krеme

Чистой воды guilty pleasure — от пухлых, густо пропитанных начинкой приторных пончиков оторваться решительно невозможно. Американский бренд запустил на рынок Аркадий Новиков, и уже пару лет от него нет спасения — даже выпархивающие из «Цветного» феечки не могут пройти мимо, не умяв пару рингов и шеллов прямо из коробки.

«Пипл & Паста»

Спагетти-бар на месте легендарной в 90-х кофейни «Александрия». Теперь здесь самообслуживание, пасту лепят на открытой кухне, а стены очистили от фальшивой позолоты до кирпича. Каждый может собрать свой пазл, выбрав макароны-основу, а к ним один из стандартных соусов — от арабьяты (совсем не острой) и белого песто (то есть песто со сливками) до курицы или лосося. В «антикризисном меню» прописаны блюда не дороже 200 р. — цезарь, фасолевый и кукурузный супы, а также пара элементарных пицц в мини-формате.

Wok to Walk

Кроме Москвы, сеть лапшичных родом из Амстердама имеет точки в Риге, Барселоне и Лондоне. Меню действует по принципу конструктора: выбираешь лапшу, наполнитель и соус и посыпаешь арахисом, кинзой или кунжутом. Лапшу жарят на газовом воке и собирают все элементы в коробку ровно за 69 секунд.

«Жан-Жак»

Французская распивочная Мити Борисова — не лучше и не хуже остальных. Специфика «Жан-Жака» на Цветном в том, что здесь чуть меньше загульной молодежи, зато чуть больше мужчин при галстуках и девушек с дизайнерскими сумками.

«Пряности и радости»

Сетевые грузинские радости от «Гинзы». Вечнозеленых растений, терракотовых горшочков с крупами и банок со специями тут собрали такое количество, будто ресторан готовится к новой волне пищевого эмбарго. На первом этаже обедают, на втором еще и выпивают за стойкой. Из всего эклектичного меню лучше выбрать эларджи, долму и хачапури.

 

Трубная площадь, Трубная улица и «Неглинная Плаза»:

«Кофемания»

Самый богемный из ресторанов сети — на стенах художественно выщербленная штукатурка от Марата Ка, а интерьер делали французы. И это единственная «Кофемания» с контактной стойкой — можно присесть и обсудить с бариста достоинства, например, кенийского зерна. Дополнительный бонус к ресторанному залу — несколько столов в атриуме «Неглинная Plaza» с атмосферой зимнего сада.

Mary Chocolatier

Кондитерский прилавок и кофейня на три стола от старейшей марки артизанального бельгийского шоколада Mary. На витрине в основном красуются конфеты — с нугой, пралине, шоколадными хлопьями, плюс печенье и мармелад ручной работы. Упаковка изысканно винтажная: пунцовые сердца и белые шляпные коробки подходят для самых церемонных подарков. Хозяйка кассы, перевязывая купленные коробки шелковой ленточкой, обязательно предупредит, что шоколад надо съесть максимум за пару недель — он сделан без химических добавок.

Bar BQ Café

Концепцию круглосуточного бара «для всех» создал Хенрик Винтер, датчанин, выросший в США и долго живший во Франции. Но получилось у него как-то очень по-московски: в меню — привычная смесь пожарских котлет и гунканов, в коктейльной карте — лонг-дринки с сиропами и бесконечные шоты, партию кальянов исполняют паровые коктейли, по пятницам — диджеи и танцпол. Зато здесь трогательно отмечают все американские праздники, ко Дню благодарения жарят индейку, а днем предлагают детское меню. Много иностранцев, половина из которых здоровается с барменами за руку.

«Рулет»

Брускетты, цыпленка тандури и тыквенный суп с креветками готовит талантливый Тимур Абузяров, недавно открывший замечательный Beer Happens. 

«Юность»

Интерьеры Tapa de Comida отбелили до состояния берлинского сквота и запустили внутрь команду учеников Ивана Шишкина. Кухня более экстремальная, чем в Delicatessen, подача задиристая, а блюда не всегда докручены по вкусу. Зато, если Москву накрывает какое-то новое поветрие — вроде севиче или стремления молоть хумус из всего, что есть под рукой, — в «Юности» его точно поймают.

Kvadrat

Крохотная пиццерия на шесть столов возле Трубной площади. У руля — римлянин Алекс Тодаро с дипломом профессионального пиццайоло. Под его присмотром получается в меру пухлая и хрустящая лепешка квадратной формы, которую режут еще на несколько мелких квадратиков, чтобы удобнее было жевать на ходу. Всю сопутствующую снедь — рисовые шарики супплино, капрезе и тирамису — продают в основном навынос в пластиковых боксах. На итальянские продукты вроде соусов или пасты принимают заказы по телефону.

 

Садовая-Самотечная и улицы за Садовым кольцом:

Settebello

Условно итальянский ресторан во дворе Театра кукол с налетом былой популярности (здесь начинал свою московскую карьеру Валентино Бонтемпи). Нынче в меню помещают итальянские салаты, пасты, бефстроганов и пельмени, а зарабатывают на свадьбах — внушительный каминный зал со стульями в чехлах и белыми скатертями едва ли не ежевечерне закрывают на банкет.

Little Craft Bar

Чтобы вычленить этот действительно карликовый бар из потока подобных, нужно отметить следующее: в доступе 10 кранов с крафтом из Москвы, Подмосковья и Екатеринбурга, в том числе экспериментальные сорта с постоянной ротацией. Ближе к ночи через проектор транслируют прямо на стену рок-концерты, обстановка — аскетично-готическая. В скором времени к пиву обещают подогнать закуску в виде фалафеля.

«Табуле»

Преемники помещения, где раньше квартировал «Бурый лис и ленивый пес», смешали воедино армянскую и грузинскую классику, щедро разбавив ими заявленную на вывеске ливанскую тему. Народу уже полно, а долма, кучмачи и лобио выходят у поваров так же убедительно, как хумус, табуле и фалафель.

«Маркет»

Один из самых старых рыбных и одновременно паназиатских ресторанов. Снаружи — обычный старомосковский особняк, внутри — декорации в стиле «баунти» с тростниковым навесом и огромной, длиной в 10 метров, рыбной витриной. Можно подойти, выбрать любого морского гада с прилавка, сказать официанту, как его приготовить: поджарить на воке, на углях, припустить на пару или в бульоне, — и смотреть, как на открытой кухне сырую провизию превращают в готовое блюдо.

Zupperia и Glenuill

Два авторских проекта от неутомимого реформатора московских вкусов Глена Баллиса. Внешне эти заведения, находящиеся через стенку, выглядят почти близнецами: открытая кухня, вытянутый зал, плитка «кабанчик», грифельные доски. В коротких меню намешаны брускетты, ливанские салаты, лапша рамен и дьявольские яйца — по этим лекалам сегодня строит меню половина модных заведений города.

Sofra

Турецкий ресторанчик на 40 посадочных мест с мезе и халяльным мясом, турецкими завтраками и бизнес-ланчами. В Стамбуле таких заведений тысячи, и никто на них не обращает внимания, в Москве же такой достоверности лахмаджун, пиде с суджуком, сарму и лебнийе еще поискать. Кебабы и кюфту жарят на мангале, отдельные части халяльного ягненка запекают на вертеле. Порции обильные, так что лучше приходить компанией.

 

Неглинная улица:

«Узбекистан» и «Белое солнце пустыни»

Пространства бывшего советского ресторана «Узбекистан», открытого в 1951 году, в 90-х хватило аж на два парадных ресторана Аркадия Новикова: «Белое солнце пустыни» с киношными декорациями и обновленный «Узбекистан» с интерьерами шахского дворца. Оба — настоящие культурные институции, памятники не хуже Третьяковки или Кремля. На двоих один и тот же пространный том меню — кухня узбекская, азербайджанская, арабская, китайская, нескончаемые шашлыки по-карски, кролик по-арабски, фатих, чебуреки и дим-самы. Потчуют обильно, церемонно и со знанием дела. В залах сидят все те же государственные мужи высоких рангов — с годами меняются только марки лимузинов на стоянке.

«Сыто Piano»

Единственное место в районе Цветного и Неглинной, где можно пообедать за 230 р.: за эту цену с 11.00 до 17.00 предлагается комплект из салата, супа и каких-нибудь элементарных роллов. Если за неделю собрать четыре чека бизнес-ланча, пятым накормят бесплатно. Еда не бог весть какая, но свежая, порции честные, и в обед студенты и офисные работники толкаются локтями за тесно поставленными столами. На ту же не слишком взыскательную молодую аудиторию рассчитаны и вечерние скидки — вроде четырех лонг-айлендов за 699 р. или безлимитного пива за 399 р.

8 декабря 2015,
ЧЕМ ЗАНЯТЬСЯ НА WEEKEND? ПОДПИШИСЬ НА САМОЕ ИНТЕРЕСНОЕ

Еще по теме

12 хороших ресторанов, которые скоро откроются в торговых центрах

12 хороших ресторанов, которые скоро откроются в торговых центрах

Ресторанная активность в этом году переместилась в торговые центры. Теперь даже центровые рестораторы, чьи заведения гораздо проще представить на Патриарших прудах, начали активно осваивать спальные районы.

10 ресторанов-долгожителей, которые не испортились

10 ресторанов-долгожителей, которые не испортились

Time Out выбрал еще десять заведений, которые открылись больше десяти лет назад — и не только не превратились в места-артефакты, куда ходят исключительно из ностальгических побуждений, но и вполне могут дать фору новым.

Лучшие пельмени Москвы

Лучшие пельмени Москвы

Зимой нет ничего лучше порции горячих сытных пельменей. Они у нас будут в моде всегда, их кулинарная суть — в мудрости вековых традиций и фундаментальной простоте. Но в хороших ресторанах эта простота обманчива — здесь пельмени готовят с грибами и телячьими хвостами, с карасями и гребешками, а вместо сметаны подают с эспумой из пармезана.

Загружается, подождите...
Загружается, подождите...
Загружается, подождите...
Регистрация

Войти под своим именем

Вход на сайт
Восстановить пароль

Нет аккаунта?
Регистрация