Kids
Москва
Петербург
«Умей жить»

«Умей жить»

Актриса, основавшая фонд «Подари жизнь», не устает повторять, что детская онкология — не приговор.
Уже четвертый год к 1 июня вы делаете большой концерт. Все уже должно идти по накатанной колее, а вы, говорят, каждый раз волнуетесь. Почему? И можно ли это волнение сравнить с предпремьерным?

Это волнение в сто раз сильнее: каждый раз ставим новые задачи и, стало быть, заново изобретаем велосипед. В этом году мы хотим привлечь как можно больше людей, чтобы они поняли, что могут легко и быстро помочь. Мы были приятно удивлены, что федеральный канал «Россия» согласился нам дать эфир в хорошее время.

А что вас так удивило? Разве это не нормальная реакция?

Опыт прошлых лет показал, что до сих пор такие мероприятия в нашей стране считаются неформатными на ТВ. Несколько лет мне упорно твердили, что не надо беспокоить наших бедных и несчастных людей: они откажутся смотреть на чужие проблемы и просто выключат телевизор. Я не могу забыть, как несколько лет назад пришла в одну популярную программу. Перед эфиром мне предложили подписать бумагу, что я могу говорить о чем угодно, только не о больных детях. Я, разумеется, не подписала ее, повернулась и ушла. Так что волнение наше абсолютно естественное, потому что каждый раз боимся, что может получиться формальное, проходное мероприятие, а этого категорически не хочется.

Все ваши спектакли, в конечном итоге, про обнаженную душу — и про вашу душу в том числе. Вы настолько обнажены, так рвете себя изнутри не только на сцене, что это видно невооруженным глазом. Заподозрить вас в формальности просто невозможно.

Спасибо за хорошие слова. Но задача у нас сложная — пройти по тонкой грани: как можно большему количеству людей объяснить, что детский рак лечится, при этом не превратить все мероприятие в сладкую патоку.

Естественный вопрос: зачем собирать деньги, если этими проблемами занимается государство? Лечение онкологических больных финансируется ведь из бюджета.

Государство лечит бесплатно, и врачи работают за зарплату и взяток не берут, но стоимость лечения одного ребенка до полной ремиссии — очень высока: иногда до миллиона долларов. Ни в одной стране мира подобные заболевания не лечат только за счет государства.

На Западе выздоравливают 90% детей с онкологическими диагнозами, а в России — от 40 до 60%, все остальные не вылечиваются.

В Америке ежедневно (!) собирается на эти цели около миллиона долларов со средним взносом в 5 долларов. Нам конечно далеко до этих показателей. Но я убеждена, что чем больше людей почувствуют свою сопричастность, тем быстрее эти цифры будут меняться в лучшую сторону. А еще мне кажется, что люди не должны стесняться переводить маленькие суммы — в каждом отделении Сбербанка лежат заполненные платежки, эта процедура не займет много времени. Можно еще завести пластиковые карты Сбербанка «Подари жизнь» и тогда, расплачиваясь ею за покупки, вы автоматически будете переводить с каждой тысячи три рубля в наш фонд, и еще свои три рубля, взятые за транзакцию, переведет банк. 6 рублей — сумма незаметная, но из таких пожертвований и собираются миллионы.

Год назад я попала по работе в детский дом. Это было сильное потрясение: мне казалось, что теперь я каждые выходные буду туда ездить. Потом замоталась, но каждое утро я просыпаюсь с ощущением стыда. При этом прекрасно понимаю, отсутствие времени — отговорка. У вас или у Дины Корзун его в разы меньше, а вы не отступаете. Где силы черпаете?

Если вам стыдно, то это уже неплохо. Надо постараться, чтобы подобная помощь вошла в привычку — потом все гораздо легче. И вообще нормальные добрые поступки никогда не даются легко. Оставаться человеком всегда сложнее, чем превратиться в быдло. Я горжусь отрядом волонтеров фонда — их около 250 человек, молодых, активных, креативных. Ведь дело не только в деньгах — психологическая помощь нужна и детям, и родителям (наш фонд оплачивает работу психологов). Но иногда просто прийти и пообщаться с маленьким человечком, который принимает сильнейшие препараты (а они отражаются и на эмоциональном состоянии), — очень важно. В этом году концерт со мной и Диной будет вести Артур Смольянинов, который два года назад пошел в больницу и с тех пор там просто поселился. Так что подвижничество в буквальном смысле тех людей, которые к нам присоединяются, и дает силы двигаться дальше.

Скольких детей удалось вылечить?

Я помню их имена, веснушки на их личиках, цвет глаз, но я их как-то не считала. Но недавно сама поинтересовалась. В этом году только из РДКБ после полного выздоровления домой уехали 65 человек. Кто-то скажет — капля в море, но для каждого позади — два года лечения, отчаяние, надежда, страх. Знаете, что меня бесит? Когда взрослые дядьки говорят: «Зачем тратить деньги на безнадежных, лучше помочь здоровым!» Кто из нас вправе решать, кому и сколько осталось жить?! Да, не всех удается вылечить, но по крайней мере эти два года ребенок проживет с ощущением, что о нем заботятся. За границей вопрос так даже не стоит: там не отправляют детей без лекарств умирать домой в одиночестве, а дают поддерживающую терапию столько, сколько возможно.

Страшно это все.

Я запрещаю произносить это слово, потому что слова материализуются. Хорошие мысли, кстати, тоже. Так что думайте о том, что все будет хорошо. Медицина ведь не стоит на месте, и вполне возможно, что за время поддерживающей терапии изобретут новое лекарство, которое поможет ребенку, который до того считался безнадежным, и он все-таки уедет домой здоровым.

Мне кажется, вашим девизом стала фраза из книги «Как закалялась сталь», которую цитирует ваша героиня в спектакле «Голая пионерка»: «Умей жить, когда жизнь становится невыносимой».

Похоже на правду, хотя фразу эту я просто ненавижу.

Почему?

Потому что хочется, чтобы жизнь была прекрасной и выносимой.

Понятно, когда родственники людей, которым вы помогли, говорят, что вы посланы им Богом, но самое поразительное: то же самое говорят режиссеры, с которыми вы работаете, — от Кирилла Серебренникова до Алвиса Херманиса.

Да вы что?

Херманис даже собирается ставить теперь спектакль именно на вас.

Я была бы счастлива: работать с ним такое счастье, все артисты, участники спектакля даже плакали, когда он уезжал. Это такое замечательное ощущение времени и пространства на каждой репетиции — как будто только что прошел дождь и воздух наполнился озоном, что даже дышать становится легче.
ЧЕМ ЗАНЯТЬСЯ НА WEEKEND? ПОДПИШИСЬ НА САМОЕ ИНТЕРЕСНОЕ

Еще по теме

Загружается, подождите...
Загружается, подождите...
Загружается, подождите...
Регистрация

Войти под своим именем

Вход на сайт
Восстановить пароль

Нет аккаунта?
Регистрация