Романтический реализм. Советская живопись 1925–1945

До 22 ноября в Манеже работает выставка, посвященная искусству большой советской утопии. Time Out прошелся по главным разделам экспозиции и разобрался, почему идеология СССР так напоминала свергнутую ей религию.

Образ вождя:

Исаак Бродский. В. И. Ленин в Смольном

Несмотря на то, что в Советском Союзе властвовал воинственный атеизм, все религиозные герои в общем-то остались в строю, только сменили имена. Мессией стал Ленин, победивший смерть и оставшийся «живее всех живых», и его преемники, которые не просто сменяли Ильича на посту главы страны, но и хранили его священный «дух революции». Следом за вождем следовал пантеон комиссаров, маршалов и наркомов, которые защищали советский народ и заботились о нем. Идею того, что небесная иерархия в СССР спустилась на землю, косвенно подтверждает и замысел главного, но так и не построенного советского сооружения — Дворца Советов. Он должен был возникнуть на месте снесенного Храма Христа Спасителя и знаменовать сакральные основания, на которых стояла новая власть. Эту связь не обошли вниманием и создатели экспозиции: план Дворца Советов стал основой ее архитектурного решения.

Территория счастья:

Кузьма Петров-Водкин. Весна

 

Советские лидеры железной рукой вели народ к раю на земле, но для того, чтобы его достичь, нужно было пройти ряд испытаний: выполнить пятилетку за три года, окончательно избавиться от частной собственности и наконец обезвредить всех врагов народа. Лишения и страдания текущего момента в расчет не принимались, ведь все жили скорым приходом социализма. Так же обстоит дело и в религиозных общинах: их участники часто переносят лишения во имя будущей лучшей жизни.

Новый человек, новое тело:

Александр Дейнека. Утренняя гимнастика

Новый мир подразумевал появление нового человека, а у нового человека должно быть новое тело. Но, как и все в Советском Союзе, оно становилось коллективным и использовалось для общественного блага. В первые годы советской власти была распространена «теория стакана воды», согласно которой сексуальные потребности должны были удовлетворяться без всяких «условностей», так же просто, как жажда. Позже эта теория потеряла свою популярность, и советское общество деэротизировалось, но тело все равно не принадлежало отдельно взятому человеку. Во-первых, оно становилось инструментом построения социализма, во-вторых, было элементом грандиозных парадов физкультурников — почти религиозных шествий. Они прославляли жизнь на Красной площади перед телом мертвого «отца»-Ильича.

Красная армия:

Александр Дейнека. Оборона Севастополя

Религиозная система обычно дает понять, что есть добро, а что - зло, и советские люди тоже знали это со всей отчетливостью. Зло с 1925 по 1945 год меняло обличья, но неизменно мешало построению рая. Сначала оно проявлялось в злостном сопротивлении свергнутых классов, потом — в реакционном кулачестве, следом — в абстрактных «врагах народа», а затем в фашистских захватчиках. Если от внутренних бед народ защищал вождь, то с внешними угрозами боролось Святое воинство — Красная Армия. На картине Дейнеки ее одетые в белое бойцы сражаются с облаченными в черное фашистскими силами тьмы под Севастополем. Все происходит на полыхающем красном фоне, навевающем мысли о Судном дне. Впрочем, художник не сомневался в том, кто будет удостоен вечного блаженства: все, кто не шел к социализму, оказывались обречены на непрекращающуюся агонию буржуазного общества.

Изображения: МВО Манеж

МВО Манеж

4 — 22 ноября 2015

Спецпроект

Загружается, подождите ...