Москва
Москва
Петербург
Кто и зачем реставрирует московские вывески

Кто и зачем реставрирует московские вывески

Второй месяц группа активистов реставрирует в Кривоколенном переулке вывеску 1920-х годов. Time Out узнал у организатора, реставратора и сотрудника архитектурного музея, в чем важность старых надписей, нужны ли они москвичам и почему этим не занимаются городские власти.

В Кривоколенном переулке на уровне второго этажа на строительных лесах сидят две девушки и ковыряются в стене. Вокруг них толпятся прохожие – кто-то фотографирует, кто-то пытается вступить в диалог, кто-то читает надпись на растянутом на лесах плакате с ответом на все вопросы: здесь идет реставрация случайно найденной вывески, финансируют работы сами москвичи. Тут же перечислены способы помочь реставраторам деньгами. Судя по старой вывеске, здесь когда-то находилась контора загадочного инженера Фалькевича, и теперь активисты изучают архивы, чтобы узнать, что происходило в этом здании почти век назад.

Наталья Тарнавская, организатор:

«Эта история началась в 2012 году случайно. На Малой Бронной шел ремонт фасада, и открылась часть вывески. Мы увидели, что идет ремонт, и если мы ничего не сделаем прямо сейчас, то через два дня ее замажут. У нас не было времени просить у кого-то помощи – добиваться поддержки властей, к сожалению, приходится очень долго. Поэтому мы быстренько все это взяли в свои руки, собрали деньги, получили разрешение, наняли реставраторов. Все последующие вывески открывались случайно, и каждый раз мы оказывались в ситуации, когда делают ремонт и, если не взяться сейчас, то вывеску просто испортят. Вывески находят краеведы, потому что у них наметан глаз. Вывеску в Кривоколенном, например, нашел известный краевед Денис Ромодин.

У нас нет какого-то бренда, мы никак себя не называем – говорим только абстрактное “мы”. Нам кажется нечестным пиариться, потому что эта реставрация – заслуга огромного количества людей, которые помогают нам финансово, и мы не хотим паразитировать на них.

Мы все из градозащитного сообщества и довольно давно заботимся о состоянии старой Москвы, состоим в различных общественных движениях, в “Архнадзоре”, например. Некоторые из нас — профессиональные краеведы, другие — просто неравнодушные к городу люди. Поэтому, когда мы видим что-то разрушающееся, мы уже не можем пройти мимо – для нас это как собачку оставить замерзать на улице.

Нас часто спрашивают: “Зачем вы реставрируете вывески, если рушат целые дома?” Но это две разные проблемы, которые не имеют друг к другу никакого отношения. Потому что от того, что мы перестанем реставрировать вывески, дома не перестанут рушить. Мы делаем то, что попадается под руку и нам под силу. Это обязательно нужно делать, потому что, во-первых, дом с красивой вывеской разрушить сложнее, чем без нее. Во-вторых, история деталей всегда интереснее, чем просто рассказ о доме, – именно за ними кроется живая история.

Дом в Кривоколенном в этом смысле очень показателен: это такая серая громина, в которой сейчас ничего нет – там обычные жилые квартиры. Его построили в 1914 году, но это единственное, чем он примечателен. Теперь там появится вывеска, гласящая, что здесь была контора такого-то инженера, и о доме можно будет рассказывать истории. Понятно, что историческая и художественная ценность этой вывески условна — это пример обычной торговой рекламы. Но именно в культуре повседневности и содержится настоящая история Москвы.

Сколько сил нам придется потратить на получение разрешения от государства, зависит от статуса дома. Дом в Кривоколенном и здание аптеки не являются памятниками архитектуры, поэтому нам не пришлось получать разрешение от Департамента культурного наследия – только от владельцев дома. Но это все равно долго: вывеску в Кривоколенном мы нашли еще зимой и с весны до середины лета оформляли все бумаги. Нам необходимо разрешение от жильцов – они, к счастью, были не против. Сказали только, что главное, чтобы там не оказалось похоронное бюро, а все остальное их устроит.

В случае, если дом оказывается памятником архитектуры, это долгая и сложная история – тогда нужно получать разрешение от Департамента культурного наследия. Департамент по идее сам должен этим заниматься, но сейчас они к нашей проблеме глухи. Разрешение на реставрацию, хоть и долго, но дают, и уже хорошо.

Мы не знаем, кто дает нам деньги, – это обычные жители Москвы. Дают очень разные суммы – от 50 рублей до десятков тысяч. Мы пробовали просить денег у государства, но на нас не обратили внимания. Надеемся, что постепенно нами все же заинтересуются, но цели такой не ставим – как градозащитники, мы хорошо понимаем, как тяжело вторгаться в политику города.

Сейчас у нас четыре проекта: два законченных, один в работе, а четвертым займемся уже следующим летом.

Мы приглядываем за нашими вывесками. С аптекой вышла неприятная история: это старейшая аптека Москвы – и недавно она закрылась, а на ее месте будет ресторан. Это позор и для города, и для жильцов дома, что они не отстояли ее – у них есть право вето, но они ничего не сделали. Правда, новые владельцы обещали сохранить вывеску – они планируют назвать ресторан “Старая аптека”. Но в любом случае мы будем бороться за эту вывеску до последнего. Это ведь не просто так, мы в это вкладывали и деньги, и силы.

У нас есть отреставрированные государством вывески: на углу Маросейки и Большого Златоустинского переулка восстановлена огромная мозаичная вывеска конторы француза Дютфуа. Есть восстановленная вывеска императорского яхт-клуба у памятника Петру. Но государство этим занимается, только когда реставрирует здание полностью».

Стас Чижиковский, сотрудник музея архитектуры имени Щусева:

«Это и есть наша история. Наши дедушки и бабушки с этим жили, и, слава богу, хоть что-то до нас дошло. Мы хотим, чтобы и наши дети и внуки увидели, как красиво жила страна – не в какой-то пластмассе и крашеных железяках, которые, не успев построиться, уже разваливаются, а вот так, по-настоящему. Это мы и пытаемся спасти. Вывески – это тоже важно, это такой же элемент, как любая архитектурная деталь. Но с вывесками нам самим проще справиться, чем, например, отреставрировать здание целиком.

Это уже третья вывеска, которой мы занимаемся. Реставрация производится народными средствами. Конечно, были попытки привлечь государство, но оказалось проще привлечь народ. Пока будешь договариваться с чиновниками, от вывески ничего не останется. Так было с “Аптекой”: там по соседству нашлись еще вывески, но, пока нам удалось добиться хоть какого-то разрешения на реставрацию первой, больше половины уже замазали».

Екатерина Дмитриева, реставратор:

«Сейчас мы снимаем верхний слой штукатурки, а потом будем укреплять и красить. Важность этой работы прежде всего историческая – по таким крупицам можно составить картину прошлого. Открывается надпись, что здесь была заводско-техническая контора инженера, фамилию которого мы пока не знаем. По этой фамилии можно будет найти родственников этого человека, узнать, в какое время существовала эта контора. Надпись будет украшением и ориентиром в этом районе, как наша “Аптека” сразу стала местной достопримечательностью. Людям, которые здесь живут, это нравится. Безразличных мало. Мы уже познакомились с несколькими жильцами, и они очень довольны».

17 августа 2015,
ЧЕМ ЗАНЯТЬСЯ НА WEEKEND? ПОДПИШИСЬ НА САМОЕ ИНТЕРЕСНОЕ

Еще по теме

Загружается, подождите...
Загружается, подождите...
Загружается, подождите...
Регистрация

Войти под своим именем

Вход на сайт
Восстановить пароль

Нет аккаунта?
Регистрация