Москва
Москва
Петербург
Итоги театрального сезона: что такое настоящие вечные ценности

Итоги театрального сезона: что такое настоящие вечные ценности

Дебюты выпускников, успехи ветеранов, а также доносы, увольнения, травли — и как это все примирить.

Итоги прошедшего театрального сезона обнадеживают и настораживают одновременно. Обнадеживают — потому что молодое поколение из «многообещающего» превратилось в активного участника процесса. Среди лучших премьер сезона — режиссерский дебют Александра Молочникова в МХТ им. А. П. Чехова «19.14». Новое актерское поколение «Студии театрального искусства» ярко дебютировало в «Самоубийце», поставленном их учителем Сергеем Женовачом, а выпускники мастерской Евгения Каменьковича и Дмитрия Крымова блеснули в постановке Крымова «О-й. Поздняя любовь» (на фото вверху) по драме Островского в «Школе драматического искусства». Самым ярким актерским дебютом стала роль Полины в спектакле Романа Самгина по тому же Островскому «Доходное место» (Театр им. А. С. Пушкина), исполненная Анастасией Мытражик — выпускницей Мастерской Олега Кудряшова 2014 года.

Сцена из спектакля «Доходное место»: Александр Дмитриев, Анастасия Мытражик

Одним из важнейших событий сезона стало возникновение нового театра «Мастерская Дмитрия Брусникина», родившегося из выпускного курса этого года Школы-студии МХАТ. Ребята играют свои спектакли в «Театре.doc», и в «Практике», и в Боярских палатах, и на совсем не театральных площадках. В их репертуаре уже семь названий. Причем есть и классика («Бесы»), и вербатим («Это тоже я»), и поэтический спектакль «Переворот» по Пригову, и пластический «Конармия» по Бабелю. И на всех аншлаги. Новый и первый для себя профессиональный сезон «Мастерская Брусникина» будет работать в Театре-студии «Человек».

О признании профессиональным сообществом своего нового поколения говорят и итоги фестиваля «Золотая маска». Лауреатами стали спектакли режиссера Марфы Горвиц «Золушка» («Практика») с Надеждой Лумповой в заглавной роли и режиссера-педагога Светланы Земляковой «Петр и Феврония Муромские» («Практика») с Инной Сухорецкой в заглавной роли. А их сокурсница по Мастерской Олега Кудряшова выпуска 2010 года Ксения Орлова и вовсе получила «Маску» за лучшую женскую роль («Возмездие 12», режиссер Клим, ЦДР) — а в номинации были, между прочим, Алиса Фрейндлих, Ксения Раппопорт и Елизавета Боярская.

Сцена из спектакля «Бесы» («Мастерская Дмитрия Брусникина»)

И все, кажется, хорошо. Вот только что будет с этим живым, талантливым, свободным театральным народом теперь, когда чиновники от культуры устроили настоящую травлю именно этому всему живому, талантливому и свободному? Опубликован список провинившихся исказителей Пушкина, который возглавил Римас Туминас за спектакль «Евгений Онегин». Оргвыводы по доносам частных лиц, правомерность которых даже суд опроверг: снятие директора Новосибирского оперного театра Бориса Мездрича по доносу нарушившего тайну исповеди священника. Травля с овчарками независимого «Театра.doc». Попытки поставить под контроль независимый фестиваль и премию СТД России «Золотая маска». И под конец сезона Прокуратура разослала письма пяти московским театрам с требованиями (выдвинутыми в нарушение всех процессуальных норм и не основанными ни на одной статье закона) отчитаться за репертуар, назвать «лиц, допустивших к публичному просмотру» спектакли, которые в этих театрах и не шли никогда.

Впрочем, еще до открытого объявления Минкультом войны «так называемым деятелям культуры» предчувствие войны стало основной темой всего сезона. Формальным поводом для столь очевидной тенденции стали юбилеи мировых войн: столетие начала Первой и семидесятилетие окончания Второй. Но сюжетами юбилейных спектаклей чаще всего становились не военные подвиги и не истории верности и любви, а личная способность человека противостоять кошмару истории, принимать решения, не оправдываясь обстоятельствами, брать на себя ответственность за эту историю и за поиски выхода. Героями спектаклей были не солдаты или офицеры, а гражданские лица. Юристы — в мудром, взвешенном, без тени агрессии «Нюрнберге», поставленном Алексеем Бородиным по сценарию Эбби Манна в РАМТе. Актеры — в жестком спектакле Адольфа Шапиро «Мефисто» (МХТ им. А. П. Чехова), который приземлил конфликт романа Клауса Манна между гением и властью до более актуальной именно сегодня попытки заурядности прорваться в «первачи», не гнушаясь коллаборационизмом. Богема — в двух спектаклях-кабаре: «Войне» Владимира Панкова (МТФ им. А. П. Чехова, Эдинбургский международный фестиваль в сотрудничестве с SounDrama Studio) и «19.14» Александра Молочникова (МХТ им. А. П. Чехова). Наконец, простые обыватели — в «Морском путешествии 1933 года» Юрия Еремина, театральной вариации на тему фильма Стенли Крамера «Корабль дураков» (Театр им. Моссовета).

Сцена из спектакля «Мефисто»: Алексей Кравченко, Светлана Иванова-Сергеева

Ответственность человека перед самим собой, его способность противостоять навязанным ценностям, чужим или собственным иллюзиям стали темами лучших спектаклей прошедшего сезона, которые, казалось бы, на злободневные проблемы реагировали не впрямую. Неизбежность пробуждения, пусть и трагического — пульсирующая мысль спектакля «Бег» по пьесе Михаила Булгакова, поставленного Юрием Бутусовым в Театре им. Евг. Вахтангова. Сама надежда убежать в новую жизнь превращена режиссером в горячечный тифозный бред, повторяющееся наваждение, сон о спасении, о возможности зацепиться за пробегающих мимо. 

Сцена из спектакля «Бег»: Екатерина Крамзина, Виктор Добронравов, Валерий Ушаков

Герой спектакля Сергея Женовача «Самоубийца» по комедии Николая Эрдмана («Студия театрального искусства») тоже пытается сбежать от жизни. Но по мере того, как его юношескую горячность разные взрослые дяди и тети пытаются нагрузить «высшими смыслами», «скрепами» и «героизмом протеста», молодой Подсекальников все острее начинает чувствовать ценность каждого мгновения жизни.

Жестокий, но отрезвляющий урок молодому «коллеге» дает университетский преподаватель Джордж (мощная и безжалостная игра Игоря Гордина — одна из лучших ролей сезона) в спектакле Камы Гинкаса по пьесе Эдварда Олби «Кто боится Вирджинии Вулф» (Московский ТЮЗ). Разнузданная ночная попойка с семейным скандалом и обвинениями друг друга в неосуществившихся надеждах — вот к чему приводит погоня за общепринятыми ценностями.

Сцена из спектакля «Юбилей ювелира»: Наталья Тенякова, Олег Табаков

Тихий, статичный, неторопливый «Юбилей ювелира», поставленный Константином Богомоловым по сентиментальной пьесе современной английской актрисы и драматурга Николы МакОлифф на сцене Художественного театра, кажется конечной остановкой всеобщего бега. Умирающий от рака старик мечтает дотянуть до собственного девяностолетия, потому что грезит обещанием королевы (мнимым, но в которое он уже давно привык верить как в реальное) посетить его юбилей. Супруга сотворяет для него иллюзию королевского визита, чтобы муж умер счастливым. Но утешительный сюжет взрывают, не повысив ни разу голоса, два потрясающих актера — Олег Табаков и Наталья Тенякова. 

Может быть, именно отклик зрителей на талантливо показанное выражение любви, понимание и приятие себя и другого — единственное спасение современного театра от враждебной реальности и политических игр.

27 июля 2015,
ЧЕМ ЗАНЯТЬСЯ НА WEEKEND? ПОДПИШИСЬ НА САМОЕ ИНТЕРЕСНОЕ

Еще по теме

Ксения Орлова: «Когда я получила “Золотую маску”, маленькая амбициозная девочка внутри меня порадовалась»

Ксения Орлова: «Когда я получила “Золотую маску”, маленькая амбициозная девочка внутри меня порадовалась»

Летом, когда вся театральная Москва на фестивале в Авиньоне или просто отдыхает, Time Out встречается с молодыми актерами и режиссерами, обратившими на себя внимание в прошедшем сезоне.
Александр Молочников: «Если б я умел драться, как Джеки Чан, перемочил бы всех, кто лезет в свободный театр»

Александр Молочников: «Если б я умел драться, как Джеки Чан, перемочил бы всех, кто лезет в свободный театр»

Летом, когда вся театральная Москва на фестивале в Авиньоне или просто отдыхает, Time Out встречается с молодыми актерами и режиссерами, обратившими на себя внимание в прошедшем сезоне.
Марфа Горвиц: «Влияние “Золотой маски” на неокрепшие умы — испытание. Ничего страшнее случиться не может»

Марфа Горвиц: «Влияние “Золотой маски” на неокрепшие умы — испытание. Ничего страшнее случиться не может»

Летом, когда вся театральная Москва на фестивале в Авиньоне или просто отдыхает, Time Out встречается с молодыми актерами и режиссерами, обратившими на себя внимание в прошедшем сезоне.
Загружается, подождите...
Загружается, подождите...
Загружается, подождите...
Регистрация

Войти под своим именем

Вход на сайт
Восстановить пароль

Нет аккаунта?
Регистрация