Москва
Москва
Петербург
Александр Молочников: «Если б я умел драться, как Джеки Чан, перемочил бы всех, кто лезет в свободный театр»

Александр Молочников: «Если б я умел драться, как Джеки Чан, перемочил бы всех, кто лезет в свободный театр»

Летом, когда вся театральная Москва на фестивале в Авиньоне или просто отдыхает, Time Out встречается с молодыми актерами и режиссерами, обратившими на себя внимание в прошедшем сезоне.

Чудесный выпуск «Мастерской Леонида Хейфеца» 2012 в ГИТИСе дал московским театрам нескольких актеров, сразу же получивших главные роли. Александр Паль в Театре им. Маяковского, Олег Ребров в Московском ТЮЗе, Александр Петров в Театре им. М. Н. Ермоловой и Александр Молочников в МХТ им. А. П. Чехова. Причем у Молочникова за два сезона — несколько главных ролей в премьерах и интересные работы в самых разных экспериментальных проектах. И вдруг в начале прошедшего сезона на малой сцене МХТ им. А. П. Чехова Александр Молочников поставил как режиссер несерьезный спектакль-кабаре на серьезную тему «19.14», в котором французские и немецкие солдаты во время Первой мировой войны проходят путь от патриотических фантазий через взаимную ненависть к саморазрушению.

С чего вдруг успешного и очень востребованного актера понесло в режиссуру?

Почему вдруг? В детстве на Новый год я попросил в подарок дирижерскую палочку, играл спектакли для родителей и на дверь комнаты повесил табличку «дЕректАр тИатра».

Сцена из спектакля «19.14» (реж. Александр Молочников): Артем Быстров и Софья Райзман

Понятно теперь, почему вы в «19.14» не только режиссер, но еще и автор — любите дирижировать процессом. Но ваше кабаре выглядит скорее как продукт коллективного творчества с элементами актерской импровизации. Это очень идет спектаклю. Чувствуется, что делали его друзья, ведь там заняты несколько ваших однокурсников.

С одной стороны, я уверен, что режиссура — не коллективная профессия: решать все надо по-своему и никого не слушать. Репетиция удается только тогда, когда есть более-менее ясный план, и в «расфокусе» мелькает результат. Но, с другой стороны, воплощение этого плана удается мне только тогда, когда артисты понимают тему, способ существования, форму и постоянно предлагают дурацкие решения. Я страшно рад, что со мной в одном театре мои однокурсники. Рад, что у нас случился «19.14». Рад, что и в следующей моей работе, которую планирую выпустить в декабре, один из них тоже участвует.

Почему вы для спектакля о войне выбрали жанр кабаре?

Кабаре — это слишком весело, война — слишком невесело. Захотелось совместить.

Сцена из спектакля «Лес» (реж. Кирилл Серебренников): Александр Молочников и Наталья Тенякова

Ну, кабаре у вас получилось весьма острое, с четкой гражданской позицией. Как вы относитесь к атмосфере мракобесия, так ощутимо сгущающейся сегодня вокруг театра?

Мне кажется, самое страшное — пытаться это мракобесие обойти. Его не обойти, на то оно и мракобесие. Очень важно проявить крайне активную гражданскую позицию (выйти на площадь, собирать подписи и что там еще делают), если случится наезд на кого-либо из коллег. Это война: ничего не ведающие в театре люди лезут душить то, что я так люблю. На их радикальные действия отвечать надо как можно жестче. Если б я умел драться, как Джеки Чан, перемочил бы в одиночку всех, кто лезет в свободный театр. Но я так драться не умею, поэтому пытаюсь сделать про этот морок новый спектакль.

24 июля 2015,
ЧЕМ ЗАНЯТЬСЯ НА WEEKEND? ПОДПИШИСЬ НА САМОЕ ИНТЕРЕСНОЕ

Еще по теме

Ирина Апексимова: «Шлейф от недавних революций на Таганке непростой»

Ирина Апексимова: «Шлейф от недавних революций на Таганке непростой»

Совет директоров столичных театров наконец утвердил концепцию развития Театра на Таганке, предложенную его новым директором Ириной Апексимовой, которая ответила на вопросы Time Out о неясном будущем легендарной Таганки и о том, захотят ли режиссеры связываться со скандальной труппой.
Загружается, подождите...
Загружается, подождите...
Загружается, подождите...
Регистрация

Войти под своим именем

Вход на сайт
Восстановить пароль

Нет аккаунта?
Регистрация