Кара Делевинь: «Не соглашаюсь на роли, от которых не хочется плакать»
Одна из самых известных супермоделей планеты дебютировала в качестве актрисы — и рассказала Time Out о «Лице ангела», хейтерах и бровях.

Что мы знаем о Каре Делевинь? У нее самые известные брови на планете. Если у нас семьи — то у нее родословная (The Daily Mail назвал ее «образцом челсийской породы»). Она супермодель нового поколения: ее бренд построен на 2,2 млн подписчиков в твиттере и тусовках с подружками по профессии. Она изобрела косоглазые селфи. А теперь можно добавить еще один пункт — она прирожденная актриса.

Без шуток — Делевинь прекрасна в новой британской драме «Лицо ангела». И строго говоря, играть она начала раньше, чем выходить на подиум. В 17 Кара была близка к тому, чтобы заполучить главную роль в «Алисе в стране чудес» Тима Бертона. Затем ее открыла агент Кейт Мосс, и вскоре Делевинь уже была суперзвездой. Режиссер «Лица ангела» Майкл Уинтерботтом называет ее рожденной для экрана: «Уже через пять минут после встречи с Карой я знал, что она идеально подходит».

Сам фильм — вовсе не кино об Аманде Нокс, как писали ранее, подразумевая реальное дело убитой в Италии английской студентки. Он скорее исследует, как громкие судебные процессы вроде этого превращаются в ярмарку тщеславия. Немец Даниэль Брюль играет режиссера по имени Томас, который приезжает в Италию, надеясь снять кино по похожей трагедии. Делевинь — легкомысленная английская студентка Мелани, год живущая на Апеннинах и выступающая гидом Томаса.

Ваш персонаж в «Лице ангела» буквально излучает энергию и оптимизм. Можно ли сказать, что в Мелани есть что-то от вас?

Определенно. Но она позитивнее меня — хотя бы потому, что у меня куда больше забот! Для нее это вообще первое в жизни приключение после окончания школы. Она приехала в Италию сама, учиться, заводить друзей, работать. Думаю, это самое беззаботное время в ее жизни. Но я на нее похожа. Всегда ищу возможность повеселиться.

Каково быть успешной в таком юном возрасте — когда все твои друзья еще только в начале карьеры?

Это странно. Я вообще-то собиралась в театральную школу. Думала, что буду той оторвой, которую на год отправляют в академотпуск, затеряюсь на пару лет где-то в Индии. Никогда не думала о будущем. Да и в принципе начала что-то планировать только полгода назад, как раз потому, что я до сентября буду занята с фильмом, а в следующем году сыграю еще в одном. Но я всегда знала, что хочу играть и заниматься музыкой.

Вас беспокоит, что наверняка найдутся те, кто будет ерничать по поводу перехода из моделей в актрисы?

Нет. Как только меня утвердили на первую роль, я сказала себе: «Плевать, кто и что скажет». Работа говорит сама за себя. Люди могут считать меня кем угодно и наклеивать на меня какие угодно ярлыки. Я всего лишь хочу делать хорошее кино с людьми, которые меня вдохновляют. Правда, признаюсь, мне в кино все еще очень страшно. Пока не успела расслабиться.

Вы не думали о том, что так долго были моделью, что стать актрисой будет уже невозможно?

Еще как. Когда я впервые работала на Неделе моды, то подумала: «Ну все, с актерской игрой покончено. Ты встряла». И как только я стала моделью, мне начали приходить идиотские сценарии с ролями тупой блондинки, которую сразу убивают, или сексуальной подружки, и так далее. Я бы скорее умерла, чем стала такое играть. Так что на какое-то время о кино пришлось забыть. А когда меня позвали на пробы в первое нормальное кино, я плакала, настолько была рада. Не играть в кино — на пробы!

Не так уж много хороших ролей для красивых 20-летних девушек.

Да. И на каждом фильме, где я работала, мне приходилось сражаться за реплики в сценарии и за собственную точку зрения. Обычно режиссер и продюсер — мужчины. Кино помешано на мужском взгляде на мир. Но я не отмалчиваюсь, я обычно взрываюсь: «Женщины так себя не ведут». Или: «Девчонка сказала бы иначе в этой ситуации». Меня раздражает, что мужчины неправильно понимают женщин! И все молчат об этом. Но я лучше буду неправа, но, по крайней мере, озвучу женскую позицию. Важно, чтобы в кино были нормальные женские ролевые модели.

К каким ролям вас тянет?

Прямо сейчас я играю суперзлодейку в комиксном блокбастере «Отряд самоубийц». Не соглашаюсь на роли, от которых мне не хочется плакать, которые меня не вдохновляют. Хочется чувствовать, что я бы согласилась сама заплатить за право играть такую роль.

У вас 2 миллиона подписчиков в твиттере и 10 миллионов в инстаграме. Не было желания все это заблокировать и стать отшельницей?

Не представляете какое! Но я, похоже, обречена. Я уже это не контролирую. Одни комментируют, как я выгляжу, другие — какой я человек, как будто они знают! Иногда я грущу и думаю: «Боже, я никогда не смогу от этого отказаться. Точка невозврата пройдена». Бешусь — знаете как? Но в то же время это моя жизнь, и другой я не хочу. И честно говоря, плевать я хотела, что они там думают. Я счастлива.

Когда на вас подписался десятимиллионный человек в инстаграме, вы покрыли себя фруктами с ног до головы. Что сделаете, когда будет 20 миллионов?

Хороший вопрос. Понятия не имею! Черт. Скайдайвинг?

Нравится жить на чемоданах?

О нет! В данный момент у меня три чемодана в номере отеля. Я раньше паковала вещи, как подросток — все внутрь просто побросала и в путь. Теперь у меня настоящий ритуал: включаю музыку и пару часов собираюсь. Я становлюсь организованной — кто бы мог подумать?

Какой вы были в школе?

Я была ботаником, хотя никто не верит в это. Сидела в музыкальной комнате или писала пьесы. И я любила снимать. У меня был старый лэптоп Apple, который я соединяла с камерой и ходила всюду, снимая видео. Но я была и непослушной, издевалась над всеми, разыгрывала друзей.

На Парижской неделе моды вы только раз прошли по подиуму — для Chanel. Завязываете?

Не-а, мне не нравится слово «завязывать». Я никогда не завяжу — хочу делать все. Сейчас у меня как модели просто перерыв. Для Chanel и Карла сделала исключение. Обожаю их. Лагерфельд — гений.

Вы настоящая актриса. Какие еще ваши таланты нам предстоит открыть?

На этом все. Я перед вами как на ладони.

Если бы вы были супергероиней, какие бы предпочли сверхспособности?

Я бы хотела уметь принимать форму кого угодно и чего угодно.

В чем секрет ваших бровей?

Когда они по форме приближаются к моноброви, я их выщипываю. А так не трогаю вообще. Это секрет, который мне передала бабушка.