13 московских бойкотов: кто против кого
Time Out собрал самые громкие случаи последних лет, когда москвичи переставали куда-то ходить по моральным соображениям.

Москвичи любят обсуждать в соцсетях, надо ли наливать кофе экстремистам и стоит ли ходить в бар «Редакция» после того, как там побывал экс-премьер Донецкой народной республики Бородай. Объявлять бойкоты в городе тоже любят, причем по разным поводам: кто-то не смотрит НТВ, потому что там «скандалы, интриги, расследования», а кто-то — с тех пор как патриарх призвал игнорировать канал из-за показа «Последнего искушения Христа». Конечно, здесь общественные кампании не такие масштабные, как в Лондоне и Нью-Йорке, где, например, гей-бары в свое время отказывались от русской водки, но интересные казусы тоже случаются.

«Farш» — из-за «Единой России»

Не разделяющие политические взгляды Аркадия Новикова москвичи перестали ходить в рестораны Novikov Group после того, как он вступил в «Единую Россию». Но пока счет в пользу кухни, а не политики: Новиков открывает популярные рестораны один за другим, на его счету порядка 50 заведений, в том числе пять в Лондоне — и они обычно проблем с клиентами не испытывают. В связи с чем любопытно провести эксперимент: накормить бойкотирующего едой из «Farш», потом сказать ему, откуда она — и посмотреть на реакцию.

Книжный фестиваль — из-за отмены спектаклей

Прошлым летом Минкульт отменил несколько спектаклей на традиционном Московском международном открытом книжном фестивале в ЦДХ. В ответ в событии отказались участвовать издательства «НЛО» и Corpus, свои программы сняли Colta.ru и премия «Просветитель». В этом году фестиваль вообще переформатировали, он стал называться «Книги России» и прошел на Красной площади. Бойкот перешел из активной фазы в молчаливую и недоуменную: Corpus и такие писатели, как Лев Рубинштейн, мероприятие проигнорировали (хотя книги Рубинштейна там продавали), а пользователи соцсетей с изумлением смотрели, как по площади, на которой презентует новый тревелог глава ЦИК Владимир Чуров, разгуливают вроде бы оппозиционно настроенные Борис Куприянов и Ирина Прохорова.

«Евросеть» — из-за Охлобыстина

Бойкот начался в январе 2014-го, после того как тогдашний креативный директор «Евросети» Охлобыстин сообщил, что всех геев стоило бы «живьем в печь бросить». В соцсетях сразу же появились призывы перестать покупать товары компании, а ЛГБТ-организации написали в Apple письмо с призывом пересмотреть отношения с «Евросетью». Через две недели Охлобыстин добровольно уволился (после этого призывы не ходить в салоны не прекратились), но Baon, куда борец с нетрадиционными ценностями устроился после ухода из сети сотовых магазинов, москвичи почему-то решили остракизму не подвергать. Позиция — позицией, а шопинг по расписанию.

Uber и Gett — из-за дешевизны

В феврале водители объявили трехдневный бойкот агрегаторам такси Uber, Gettaxi и «Яндекс». Активисты уверяли, что на линии в Москве не вышли 4000 таксистов — но ни сервисы, ни Дептранс уменьшения количества машин не заметили. Забастовка полностью провалилась, хотя в Европе удачные примеры противостояния агрегаторам есть: например, во Франции после недавнего протеста таксистов руководство Uber просто арестовали. Теперь в Париже, в отличие от Москвы, дешевого такси не будет.

«Ив Роше» — из-за дела Навального

В конце 2012-го директор «Ив Роше Восток» Бруно Лепру написал заявление в Следственный комитет, в котором просил проверить контракт, заключенный компанией с Олегом и Алексеем Навальными. Расследование, а потом суд продлились до конца 2014-го, в результате Алексей Навальный получил условный срок, а его брат — настоящий. Все это время москвичи бойкотировали салоны «Ив Роше», но их популярность с тех пор только выросла. Ждем, когда кого-нибудь посадят по жалобе «Боди шоп».

Музей архитектуры — из-за дома Мельникова

В прошлом году МУАР выселил из дома Мельникова внучку архитектора и душеприказчицу его завещания Екатерину Каринскую — и открыл там музей, куратором которого назначили другую внучку, Елену Мельникову. Архитектурная общественность, возмущенная происходящим, написала открытое письмо с требованием прекратить выселение, но ее не послушали. Теперь многие москвичи говорят, что никогда не пойдут в дом Мельникова — но, строго говоря, большинству из них это при всем желании не удалось бы. Желающих попасть в музей гораздо больше, чем мест, а билеты на экскурсии раскупают уже через час-два после начала продажи.

«Медуза» — из-за «телочек»

Казалось бы, скандал с твитом «Медузы» про «телочек» давно исчерпан, но в конце июня у него случился сиквел. Издание сделало публикацию про ролики-победители Каннских львов и анонсировало его «ВКонтакте» фразой: «Как правильно поддерживать женщин: не истерить из-за «телочек», а создавать крутые рекламные кампании, выигрывающие «Каннских львов». Публика обиделась и снова объявила бойкот. «Следует определить выводы. Для меня они таковы — никаких ссылок на материалы «Медузы» и контактов с этим проектом», — написал, например, в фейсбуке редактор отдела политики и экономики конкурирующей с «Медузой» «Новой газеты» Кирилл Мартынов.

«Эхо Москвы» — из-за девушки в очках

Леся Рябцева ворвалась в жизнь москвичей в прошлом году. Она успела оскорбить сразу всех либерально настроенных публичных людей: от Навального до Шендеровича. Теперь кто-то не приходит на программы «Эха», кто-то запрещает перепечатывать на его сайте свой блог. Разумеется, Леся сразу же вошла в десятку самых цитируемых журналистов России.

«Магнит» — из-за трех пачек масла

Скандал начался в Петербурге, когда в полиции умерла пенсионерка, которую охрана супермаркета задержала, заподозрив в краже трех пачек масла. К бойкоту призывали в разных городах, в том числе в Москве. Более 40% слушателей, опрошенных «Эхом» в феврале, согласились, что после инцидента товары в торговой сети покупать не надо. Если теперь еще начнут бойкотировать «Пятерочку» за то, что ее охранник избил посетителя до перелома черепа (и это не первый случай), москвичам останется ходить только в «Глобус гурмэ» и «Азбуку вкуса» — хотя что-то подсказывает, что они этого делать не будут.

Детский мир — из-за реконструкции

Детский мир реконструировали шесть лет. Все это время «Архнадзор» призывал прекратить разрушать здание и интерьеры и даже писал об этом письма президенту. А когда весной магазин открыли (у него даже сменилось название — теперь это просто Центральный детский магазин), москвичи разделились на два непримиримых лагеря. Одни принципиально не пошли в Детский мир, потому что он уже не тот, что прежде, а другие побывали на открытии и теперь восхищенно рассказывают о Музее детства и огромных часах.

Фильмы Михалкова — из-за Михалкова

Попытки заниматься ресторанами, «Бесогон-ТВ» и другие общественные инициативы немного отвлекли Михалкова от основной профессии. Он стал восприниматься не как режиссер, который снимает кино, а как человек, который хочет с помощью фильмов донести до зрителей определенный месседж. Не то чтобы москвичи бойкотировали Михалкова сознательно, но ходить на его фильмы они как-то перестали. Его ленты одна за другой проваливаются в прокате — например «Солнечный удар» при бюджете в 24 млн долл. собрал всего 1,7 млн, — но это не мешает режиссеру снимать новые.

Музей кино — из-за увольнения Клеймана

У музея все еще нет своего здания, но когда оно появится (новые залы обещают открыть в 2017 году в 36-м павильоне ВДНХ) — туда точно не будет ходить большинство тех, у кого музей ассоциировался с Наумом Клейманом, который был одним из его основателей и более 20 лет — официальным директором. Впрочем, преданных сторонников у старого музея мало: когда его лишали залов на Пресне, митинги в защиту собирали несколько сотен человек. Остальные зрители (а их были многие тысячи) тогда махнули рукой и с удовольствием перешли на бесплатные пиратские торренты.

Газманов — из-за звонящих колоколов

Любимого певца лужковской мэрии не любил лично Сергей Капков: в свое время он умолял РЖД перестать играть песню «Москва! Звонят колокола!» на вокзалах. И где сейчас тот Капков? Любимца хипстеров с весны нет в правительстве Москвы, а бравурную композицию про звон колоколов в поездах и залах ожидания по-прежнему регулярно ставят.