Москва
Москва
Петербург
Том Харди: «Безумный Макс просто хочет домой, к собаке и телевизору»

Том Харди: «Безумный Макс просто хочет домой, к собаке и телевизору»

Звезда нового «Безумного Макса» рассказывает Time Out, как снимался лучший блокбастер этого лета.

В канадском Калгари, где Том Харди рассказывает нам, как во второй половине 2012-го провел шесть месяцев в удушающе жаркой Намибии на съемках, сводит зубы от холода. Харди, впрочем, не привыкать к крайностям. Моложавый, подкачанный 37-летний лондонец заслужил первую прессу ролью культового британского бандоса в «Бронсоне», а в прошлом году выдал эффектный моноспектакль в автомобильной саспенс-драме «Лок». Но он появлялся и в блокбастерах (Бэйн в «Темном рыцаре: Возрождении легенды»), и в стремных ромкомах («Значит, война» — опыт, который Харди клянется, что не повторит). Теперь он вжился в роль, которая 35 лет назад сделала международной звездой Мела Гибсона: это Макс Рокатански, воин дороги.

«Он всего лишь мужик, который хочет вернуться домой, — говорит Харди о своем персонаже. — Мужик за рулем, с которого хватит, который хочет к собаке и телевизору. Проблема в том, что у него нет ни дома, ни телевизора, ни собаки. Нет ничего, кроме тишины, боли и разрушения. Это классический супергерой-страдалец».

Не говоря уже о том, что Макс — узнаваемо австралийский герой, помешанный на моторах. В 1979-м «Безумный Макс» эффектным, высокооктановым ревом запустил режиссерскую карьеру Джорджа Миллера. Автовестерн о мести, разворачивающийся на смутном постапокалиптическом фоне, при бюджете в 400 тысяч австралийских долларов оказалася мировой грайндхаус-сенсацией. Сиквел взвинтил бюджет и трюки, а его закованные в кожу и шипы фрики-персонажи стали каноническими для историй о постъядерном будущем (вплоть даже до пародии в недавнем «Губке Бобе»). Но слишком легковесный и китчевый, не обошедшийся без Тины Тернер третий фильм франшизу убил.

Миллер пытался возродить ее начиная с 2001 года — тогда на главную роль все еще предполагался Мел Гибсон. Но за три месяца до начала съемок случилось 11 сентября, и его экономические последствия сделали проект невозможным. Миллер взялся за «Делай ноги!». Годы спустя, уже с Харди и Шарлиз Терон, вновь запущенный проект столкнулся с новым препятствием — на австралийские соляные озера обрушились проливные дожди, и съемки пришлось переносить в Намибию.

Не облегчал производственный процесс и вольный подход Миллера к сценарию. «Ортодоксальным его точно не назовешь, — признается Харди. — Сценарий менялся каждый день. Теперь, когда я уже видел фильм, понимаю: Джордж просто не мог выразить его одним только сценарием. Для него каждая машина — персонаж. Каждое колесо, каждый руль — дотошно продуманная деталь реквизита. Если бы он мог пересчитать каждую крупицу песка, летевшего сквозь окна, то закаталогизировал бы их — потому что это был очень хороший песок».

Предсказуемым на съемках был только объем каскадерской работы. «Вокруг — горы тяжелого металла на раскаленном солнце, — рассказывает Харди. — В сюжете — столкновения машин лоб в лоб, удары, прыжки, раны. День изо дня на протяжении шести месяцев нас подбрасывали в воздух и бросали о металл».

Харди, впрочем, считает, что результат стоил таких мучений: «Как зрелище “Макс” не уступает фильмам о супергероях. Это проверенный тремя десятилетиями герой и сюжет от автора оригинала. Все на полную. Вы должны это увидеть».

14 мая 2015,
ЧЕМ ЗАНЯТЬСЯ НА WEEKEND? ПОДПИШИСЬ НА САМОЕ ИНТЕРЕСНОЕ

Еще по теме

Что смотреть на этой неделе?

Что смотреть на этой неделе?

Редкий по зрелости и оригинальности панк-блокбастер, угарные акапелла-сиквел и феминистский фарс, ретроспектива Веры Хитиловой — в обзоре премьер недели.
Безумный Макс: Дорога ярости

Безумный Макс: Дорога ярости

Четвертый фильм в буйной постапокалиптической франшизе Джорджа Миллера проносится как торнадо на фоне современных тихоходных блокбастеров.
Загружается, подождите...
Загружается, подождите...
Загружается, подождите...
Регистрация

Войти под своим именем

Вход на сайт
Восстановить пароль

Нет аккаунта?
Регистрация