Сергей Пускепалис: «Мне просто радостно приходить в этот театр»
Актер и режиссер о своей премьере в «Современнике» на фестивале «Черешневый лес» по пьесе Ясмины Реза, только что получившей премию Лоуренса Оливье.
Вы больше не главный режиссер Магнитогорского театра драмы. Где трудоустроились?

Сейчас ставлю спектакль в «Современнике», потом буду снимать кино по Алексею Слаповскому. В Магнитогорске пять лет проработал с огромным удовольствием — обоюдным, но полтора года назад контракт закончился. К тому же в прошлом году я выпустил курс при магнитогорской консерватории (театральный факультет), а наш театр получил «Золотую маску» за «Грозу» — все дела вроде завершил. Такой «дембельский аккорд» в качестве главного режиссера. И на этой хорошей, светлой ноте покинул театр, чтобы творческий союз не перерос в обыденность существования. И купил недвижимость в Железноводске, куда и переехала наша семья.

От кого исходила идея постановки именно в «Современнике» и именно «Бога резни»?

Галина Борисовна пригласила меня. Посмотреть на живую Галину Борисовну и пообщаться с ней глаза в глаза — уже хорошо, не важен даже результат. Она «нарыла» пьесу и предложила постановку мне, с условием, что «если не понравится, то ставь, что захочешь». Некий карт-бланш, который все же должен отражать творческие запросы театра, то есть пьеса современного автора…

Отчего вы не предложили любимого вами Алексея Слаповского, которого ставили уже раз пять?

Предложил. Я возвращаюсь к Слаповскому через два-три года после очередной постановки, это для меня всегда экзамен, проверка. Но при выборе пьесы Ясмины Реза учитывались разные обстоятельства, в том числе «политические», это первый перевод пьесы в России, осуществленный Дмитрием Быковым. Кроме того, у Ясмины Реза есть некое сопряжение с волнующей меня темой кризиса среднего возраста. Пьеса — про несвободу от людей, которых мы любим, и которая с возрастом накапливается, угрожая эту любовь превратить в ненависть. И вдруг складывается ситуация — совершенно случайно, незапрограммированно, неожиданно (что мне очень нравится!), — и маховик затянувшихся недомолвок начинает раскручиваться со страшной силой. И происходит какое-то очищение, даже физическое.

Постановка Евгения Каменьковича знаменитой пьесы Реза «Арт» с успехом держится в репертуаре «Табакерки» 10 лет. За счет чего?

Пьесы Реза настолько капиталистические, такие выдержанные! Если правильно распределено, структурировано, дальше все начнет самопочкованием делиться, развиваться. И актеров я подбирал, понимая, какого уровня квартет должен получиться: чем сильнее партнер, тем сильнее искра, которая выбивается. Две семейные пары, которые репетируют, — Ветров и Бабенко (Реи), Дроздова и Юшкевич (Валлоны). Квартет получается замечательным — на репетиции иду как на праздник. Хотя еще до начала репетиций поймал себя на мысли, что мне просто радостно приходить в этот театр, не потому, что легендарный, и не зная даже, что меня ждет.

Спецпроект

Загружается, подождите ...