Москва
Москва
Петербург
Ельцин, паника, запрет – что пишут о «Левиафане» коллеги из зарубежных изданий Time Out

Ельцин, паника, запрет – что пишут о «Левиафане» коллеги из зарубежных изданий Time Out

В честь «Золотого глобуса», выигранного эпосом Андрея Звягинцева о столкновении человека с государством, мы решили уточнить, действительно ли жесткий, чрезмерный и очень русский фильм так сильно нравится иностранцам – на примере критиков зарубежных изданий Time Out.

Дэйв Кэлхоун, Time Out London:

Не фильм, а чудо-юдо-рыба-кит, сколь гротескный и чрезмерный, столь же и неотразимый, не терпящий сопротивления, продирающий до костей своей мощью и жутью. Свое название картина заимствует у трактата философа Томаса Гоббса, заодно подстраиваясь под его идею о том, что без хорошего правительства и организованного общества жизнь будет мерзкой, жесткой и короткой. Эта трагедия (не без черного, впрочем, юмора) движется согласно своему собственному – порой удивительному – ритму и темпу, нанося хлесткую пощечину современной России. Иные выпивохи наверняка подобрали бы странному, пессимистичному, печальному «Левиафану» алкосоревнование (например, полбутылки водки каждый раз, как в кадре появляется портрет Путина?) – и оно бы непременно заканчивалось суицидом.

Кэйт Вертеймер, Time Out Los Angeles:

Магнум опус российского режиссера Андрея Звягинцева, впервые показанный в основном конкурсе Канна. Главный герой Николай, зарабатывающий починкой машин в маленьком приморском городке, оказывается вовлечен в борьбу за землю с местным мэром. Городская власть превращает в ад жизнь и его самого, и его семьи – сына и второй жены. Звягинцев эффектно очерчивает класс и религию, общественные роли и идентичности, пол, семью и, конечно, государство, создавая всеобъемлющую, едчайшую сатиру. «Левиафан», по словам самого режиссера основанный на «Книге Иова», показывает, как общество может нависнуть над личностью, превращая линию его судьбы в неизбежную, сокрушительную траекторию.

Сантьяго Брусадин, Time Out Istanbul:

«Левиафан» Андрея Звягинцева, принесший российскому режиссеру приз за сценарий Каннского кинофестиваля, – мрачная притча библейского размаха, что уместно, учитывая, что вдохновлялся Звягинцев Книгой Иова. Посреди жутких пейзажей западносибирской (на самом деле, место действия фильма – побережье Баренцева моря, – прим. Time Out Москва) деревни местный житель Коля пытается защитить свою землю от напоминающего Ельцина мэра. Получилась впечатляющая критика постсоветской коррупции и лицемерия православной церкви. Надо ли говорить, что в России фильм запрещен? (на самом деле нет: он выйдет в прокат 5 февраля – правда, с цензурированным матом – прим. Time Out Москва).

13 января 2015
ЧЕМ ЗАНЯТЬСЯ НА WEEKEND? ПОДПИШИСЬ НА САМОЕ ИНТЕРЕСНОЕ

Еще по теме

Левиафан

Левиафан

Самый громкий российский фильм года — притча Андрея Звягинцева о безнадежности человечества.
Загружается, подождите...
Загружается, подождите...
Загружается, подождите...
Регистрация

Войти под своим именем

Вход на сайт
Восстановить пароль

Нет аккаунта?
Регистрация