Эмили Блант: «Я бы не назвала себя хорошей певицей»
Одна из самых востребованных актрис Голливуда о мюзикле «Чем дальше в лес…» и убийствах Тома Круза.

Когда мы в последний раз видели Эмили Блант, дело происходило в одном из самых умных блокбастеров этого лета — «Грань будущего», и среди прочего в обязанности актрисы входило раз за разом стрелять Тому Крузу в лицо. Эта роль окончательно утвердила Блант в статусе одной из самых интересных артисток современного Голливуда, способной одинаково успешно отыгрывать более-менее традиционную мелодраму (как, например, в «Пятилетней помолвке») и служить «цельнометаллической сукой» в «Грани будущего», неочевидно феминным символом войны между людьми и пришельцами-оккупантами.

Когда «Грань будущего» только выходила, ее режиссер Даг Лайман заявил Time Out, что «это идеальный фильм. Если вы любите Тома Круза, то будете довольны: это классический экшен-эпос с Крузом. Если же нет — тем лучше: Круза в кадре убивают 200 с лишним раз». Вопрос в том, каково было служить ангелом смерти для заслуженного артиста. «Никакого удовольствия мне это не доставляло — только муки совести. Да и перед Томом было, мягко говоря, неловко. Он же легенда!» — смеется Блант, не без облегчения рассказывая нам о том, что в ее втором блокбастере за год, новогоднем «Чем дальше в лес…», обошлось без такого настойчивого смертоубийства.

Многомиллионная диснеевская версия хитро закрученного мюзикла Стивена Сондхайма добиралась до экрана больше десяти лет (мюзикл впервые появился на Бродвее в 1986-м и моментально стал хитом), пока не обзавелась подходящим режиссером — съевшим на киномюзиклах собаку Робом Маршаллом (это он ставил оскароносный «Чикаго» и несколько менее успешный «Девять»), и Блант признается, что согласилась на этот легкий жанр только потому, что «Чем дальше в лес…» отличается от большинства его образцов. «Это невероятно сложный, эмоциональный мюзикл, который составляют сразу несколько знаменитых сказочных сюжетов, но при этом он не заканчивается классическим “Жили долго и счастливо”»,— говорит Блант о фильме, в котором вместе с ней снялись еще несколько представителей голливудской элиты: Мерил Стрип, Анна Кендрик, Крис Пайн, даже Джонни Депп. «В нем есть многослойность, несколько глубоких, совсем не сказочных подтекстов. Мюзиклы Стивена Сондхайма всегда перепридумывают каноны жанра, всегда провоцируют зрителя задуматься о чем-то значительнее сюжета — и этот не исключение».

Что же касается традиционных вызовов, которые мюзикл ставит перед актером, то Блант, в отличие от некоторых своих партнеров по фильмам, на них не жалуется. «Не поймите меня неправильно,— говорит она. — Я бы не назвала себя хорошей, даже средней, певицей, но мне и не нужно было ей быть. Чем хорош Сондхайм — он хочет, чтобы исполнители привносили реализм в то, что они делают. Он предпочитает актеров, которые немного умеют петь, певцам, которые немного умеют играть. Мне это подошло прекрасно!»

Интервью Кэтрин Брэй