Кэрри Фишер: «Вся моя жизнь — сплошные “Звездные войны”»
Time Out застал принцессу Лейю между кроненберговской «Звездной картой» и «Звездными войнами», возвращающимися на экран в 2015-м.

Заслуги Фишер не ограничиваются одной-единственной ролью принцессы Лейи. Среди прочего дочь голливудских звезд Эдди Фишера и Дебби Рейнольдс написала несколько бестселлеров, в которых показала себя одним из самых едких хроникеров Голливуда. Знание местных нравов наверняка вдохновило и ее блестящее камео в «Звездной карте», черной комедии Дэвида Кроненберга, в которой фабрика грез предстает террариумом, полным обдолбанных, извращенных гадюк.

Как вы оказались в «Звездной карте»?

Честно? По блату! Я сделала автора сценария фильма Брюса Вагнера крестным отцом своей дочери — и все, чтобы получить эту роль.

Изображение Голливуда в «Звездной карте» — преувеличение?

Трудно преувеличить то, что по своей сути является гиперболой. Более-менее все, что описал Брюс, происходило на самом деле. Да, он нагнетает мрака, но он не придумал ничего такого, чего не слышал от друзей и знакомых. Жить в Голливуде — все равно что всюду ходить с гранатой, у которой выдернута чека.

Каково это психологически — стать знаменитой в таком юном возрасте?

Слава окружала меня всю жизнь. В подростковом возрасте в ее фокусе оказалась уже я сама, и не буду скрывать, это было неожиданно. Вначале мне даже нравилось: «Эй, с ума сойти, я знаменитость». Но люди думают, что быть знаменитым — то же, что быть любимым, а это не так. Всем кажется, что, если у тебя есть деньги и внимание, ты должен быть счастлив. Как же!

В своей автобиографии вы пишете: «Джордж Лукас разрушил мою жизнь». Шутите?

Да. Он, конечно, изменил мою жизнь, но разрушить ее было невозможно — она с самого начала была странной.

Каково было сниматься в новых «Звездных войнах»?

Мне понравилось! Вся моя жизнь — сплошные «Звездные войны», так что это не была сделка с дьяволом. Всего лишь с «Диснеем». Было похоже на летний лагерь для дроидов, и я была рада воссоединиться с Харрисоном Фордом и Марком Хэмиллом. Новички оказались в полном порядке: мы втроем были как старая гвардия, а они — как салаги в учебке. И мы их подзуживали все время: «Ближайшие сорок лет про все остальные ваши роли вспоминать никто не будет!»

Вы принцессу Лейю за эти сорок лет не возненавидели?

Как можно?! Я — это Лейя, Лейя — это я. Я уже не разделяю себя и героиню — вся моя жизнь давно превратилась в комикс, в мультфильм. В моем-то возрасте было бы смешно страдать из-за этого. И фанаты «Звездных войн» всегда так милы со мной — даже если я вытатуирована у них на руке.

Самая худшая татуировка с вашим изображением?

Худшие — те, которые сделаны в местах, где реально больно что-то накалывать! А еще иногда фанаты просят расписаться на татуировке — и потом накалывают твой автограф тоже. Обычно в одержимости нет ничего хорошего, но эта еще довольно невинна, так что я не против.

Интервью Кэтрин Брэй