Москва
Москва
Петербург
Klaxons: «Это было чистое безумие — мы упарывались каждый день»

Klaxons: «Это было чистое безумие — мы упарывались каждый день»

Участники группы — о временах ню-рейва и о том, почему их галлюциногенные дни уже позади.

Неоновые принцы ню-рейва Klaxons выросли — Джеймсу Райтону, Джейми Рейнолдсу и Саймону Тейлор-Дэвису перевалило за 30. Райтон даже женился на Кире Найтли, после чего естественным образом перекочевал со страниц NME на обложки журнала Hello. Прошлый их концерт в Москве в качестве зрителя посещала Земфира, а этот может оказаться последним — в группе, похоже, какие-то неполадки.

Сейчас, когда вы на четвертом десятке, вы можете сказать, что ваш образ жизни изменился?

Джейми: Определенно. В свое время нас отличала выдающаяся развязность. Каждый день все упарывались наркотой. Это было, вероятно, самое дикое время в нашей жизни — мы кому угодно могли показать, что значит быть самой сумасшедшей группой планеты.

Наверняка у вас есть пара сумасшедших историй.

Джейми: Мы записывались во Франции и употребили огромное количество неизвестных веществ. Во время записи любое решение мы согласовывали с яблоком за дверью, к которому обращались «мистер Табернекл». Мы так и говорили нашим менеджерам: «Нам нужно обсудить это с мистером Табернеклом».

Джеймс: Они появились у нас через четыре или пять недель после начала записи, которые мы провели в глуши, без единого человека вокруг. Только мы, мешок препаратов, гнилое яблоко и телескоп. Мы дали им послушать весь этот реально странный материал, который мы записали. Они заплакали.

И сейчас все поменялось?

Джейми: Сейчас мы в туре три дня, и никто еще не сделал ни глотка. Мы больше не шизим. Мы в клубе трезвенников, которые пишут музыку для людей, которые под нее будут сходить с ума.

Больше никаких неопознанных веществ?

Джейми: Уже некоторое время никаких. Мы выбрали зеленый чай и добрую порцию водорослей.

Вы ждали пять лет, прежде чем выпустить альбом «Love Frequency». А чего ждали-то?

Джеймс: Людям, с которыми мы работали, нужно было время. Том Роуландс из Chemical Brothers не спешит.

Джейми: Все суперответственные и щепетильные. Они занимаются этим так долго в силу своего профессионализма.

Саймон: Они делают по 10 версий трека, чтобы потом выбрать одну.

Альбом звучит более мейнстримно — это ваш выбор?

Саймон: А песни такие же, как и раньше. Но по уровню продакшена — да, мы хотели, чтобы они звучали в духе времени.

Чтобы отражали музыкальную сцену?

Саймон: Были ее частью. Были сегодняшними. Записанными в 2014-м.

Поэтому вы работали с такими крупными современными дэнс-продюсерами?

Джейми: Ну да, конечно. Мы видели, что Gorgon City не только сочиняют тяжелую бас-музыку, но и интересуются поп-музыкой, делая свежий звук и классные мелодии. Бас-музыка — внимание к ней в прошлом году было очень впечатляющим.

Джейми: Посмотри на английские чарты — сейчас там реальная поп-музыка, и это круто — быть ее частью.

А коммерческий успех имеет значение?

Джейми: Это вечная морковка перед носом. Даже если ты играешь в самой великой груп- пе мира, всегда есть что-то, чего тебе не хватает. Чего нам не хватает? Мы хотим играть большие концерты, собирать много людей и добавлять хит-парадам немного странности.

ЧЕМ ЗАНЯТЬСЯ НА WEEKEND? ПОДПИШИСЬ НА САМОЕ ИНТЕРЕСНОЕ
Загружается, подождите...
Загружается, подождите...
Регистрация

Войти под своим именем

Вход на сайт
Восстановить пароль

Нет аккаунта?
Регистрация