Москва
Москва
Петербург
2008 — открытие «Гаража» и «Артплея», Германика в кино и конец клубного гламура

2008 — открытие «Гаража» и «Артплея», Германика в кино и конец клубного гламура

«Стиляги» как образец неглупого коммерческого кино

Стремление отечественной киноиндустрии сорвать кассу не всегда оборачивалось неподъемным «Адмиралом», трэш-комедиями и патриотическими остросюжетными залипухами. «Стиляги» Валерия Тодоровского, оформившие в мюзикл ретродраму о первых советских хипстерах, доказали, что условно коммерческое кино может быть и нестыдным. В прокате фильм, правда, недобрал зрителей, что компенсировалось высокими рейтингами телепремьеры и тем фактом, что «Стиляги» запустили сразу несколько актерских карьер, от Шагина и Матвеева до Брик и Вилковой. Еще одной находкой Тодоровского стало смелое решение в качестве саундтрека использовать переосмысленные хиты протестного рока 1980-х: несмотря на пару спорных номеров, эти песни добавляют «Стилягам» дополнительное, универсальное измерение.

Открылась Арма17

Гигантский клуб на задворках Курской приучит ночных жителей Москвы к 24-часовым рейвам и небывалым лайнапам с техно-звездами — лететь в Берлин за чем-то таким отныне не обязательно. За свою яркую 8-летнюю историю успеет сгореть, переехать и грандиозно закрыться весной 2014-го. Впрочем, не навсегда. Реинкарнация «Армы» — на новой площадке — должна случиться очень скоро. Пока же команда отстреливается вечеринками в неожиданных местах.

Наталья Каплинская (сооснователь «Армы 17»):

«То, что мы делали в 2008 году, и то, что у нас получилось, — это, конечно,
два разных клуба. До открытия  «Армы» с техно мы не особо сталкивались. Мы вышли из прогрессив-хауса. Нашими кумирами на тот момент были Джон Дигвид, диджей Саша, Ник Уоррен. Только когда мы провели первый Cocoon со Свеном Ватом, первый фестиваль «Log», то поняли, что любим техно, любим минимал и хотим в этом направлении развиваться.
Нас сравнивали с  «Бергхайном», но потом перестали. Что-то, конечно, общее есть. Но мы не старались подражать, более того, мы побывали в нем только через два года после того, как открыли  «Арму». Ну и «Бергхайн» все-таки мужского рода, а «Арма» —  женского. Про новое помещение мы расскажем, как только придет время. Может быть, в этом году. Пока наша ближайшая наша задача — Хеллоуин. Он пройдет не в нашем новом здании. Это будет временная площадка, разовая. Мы нашли шикарное помещение на Трехгорной мануфактуре. Это последний этаж большого здания, которое идет вдоль улицы Родчельской. Всего в этом сезоне мы отработаем 5 вечеринок на разных площадках». Ближайшая — Хеллоуин на Трехгорной мануфактуре (1 ноября).

Открылся Artplay на бывшем заводе «Манометр»

За «Винзаводом», на территории бывшего приборостроительного завода «Манометр», открывается мини-город для архитекторов и дизайнеров Artplay. Он обрастает редакциями прекрасных, но известных почти только «Артплею» журналов, интерьерными магазинами и «Британкой» — школой дизайна, в которую идут за двойным дипломом те, кто устал от МАРХИ. Попутно руководство «Артплея» вместе с московскими урбанистами проводит конкурс на создание скамеек, детских площадок и прочих необходимых городу объектов, который неожиданно для самих организаторов приобретает международные масштабы. Тем самым «Артплей» пытается превратить в арт-квартал все пространство вокруг Курского вокзала. За несколько лет дело двигается с мертвой точки: так, немецкое бюро TOPOTEK1 расписывает туннель у вокзала портретами горожан, которые скинулись на краудфандинговой платформе.

Открылся «Гараж»

Институция Дарьи Жуковой шумно открылась выставкой Ильи Кабакова с огромной очередью на вернисаже — и не менее громко закрылась в 2011-м ретроспективой «бабушки перформанса» Марины Абрамович, куда звезда пожаловала сама и для которой - выставки - была придумана вариация знаменитого ее перформанса в нью-йоркском МоМА «В присутствии художника», когда зритель сидел лицом к лицу с художницей: теперь в «Измерении магии взгляда» показания мозговой активности визави считывали специальные датчики, смешивая художественную лирику с научной физикой. «Гараж», показавший ретроспективу Уильяма Кентриджа и историю перформанса, пустивший на свою площадку, пожалуй, лучший в московской биеннальной хронике основной проект III смотра, придуманный знаменитым Жан-Юбером Мартеном, сочетал такие показы, например, со смотром ухищрений дигитального искусства, стал еще одним местом силы московской арт-тусовки. Институция понимала, что людям нужно хорошее кафе и интересный книжный магазин - плюс к выставкам-лекциям. И никого особо не смущало, что ходить на улицу Образцова довольно далеко. Когда пришло время переезжать, в 2012-м в Парке Горького японский архитектор Шигеру Бан соорудил овальный временный павильон. Праздник трудящихся в 2014-м «Гараж» отметил новым статусом Музея современного искусства, хотя в целом выставочная активность в Парке Горького стала менее резонансной, зато здесь начали поддерживать молодых художников. Возможно, когда летом будущего года откроется основное здание, которое из павильона «Времена года» под музей приспосабливает голландец Рем Колхас со своим бюро ОМА, тут снова начнут показывать выставки-блокбастеры. По крайней мере, обещают. На очереди осенью 2015-го — Луиз Буржуа.

«Solo»

Театральный центр «На Страстном» собрал первый международный фестиваль моноспектаклей «Solo». Оказалось, что этим жанром балуют себя не только актеры, а за эти годы в фестивале приняли участие настоящие звезды: Константин Райкин, Петр Мамонов, Александр Филиппенко, Алексей Девотченко, Евгений Гришковец. Но и большие режиссеры: Роберт Уилсон (США), Теодорос Терзопулос (Греция), Важди Муавад (Канада), Пиппо Дельбоно и Ромео Кастеллучи (Италия).

Валерия Гай Германика становится самым эффектным персонажем киноиндустрии

Ученица Марины Разбежкиной, автор пары драйвовых натуралистичных документалок и просто эффектная девушка, Валерия Гай Германика в 2008-м вдруг становится эпатажным олицетворением нового поколения российских кинематографистов, воспитанных не столько киношколами, сколько теми же засранными подъездами, где обитают их герои. Поколение схлынуло, не успев оформиться хотя бы в несколько фильмов, но Германика осталась — даром, что ли, сделавшая ей имя картина называлась «Все умрут, а я останусь». Правдоподобный нигилистский надрыв и еще более правдоподобный подход к персонажам, проповедуемые Германикой, востребованы у продюсеров и сейчас, впрочем, в большей степени телевизионных, где режиссер сделала «Школу» и «Краткий курс счастливой жизни» (а сейчас снимает еще один сериал), а не киношных.

Пожар в «Дягилеве» как начало конца лакшери-клубов

Куда пойти потанцевать, но так, чтобы нормально было? Раньше ответ был один: «Дягилевъ». Ложи за десятку евро. Паша на фейсе. Синиша и Козлов — на сцене. Горобий — за кулисами. Смэш — за вертушками. Тысячи ищущих глаз, хватающих рук, извивающихся полуголых красоток на каблах, секс и драгз в туалетах и далее по списку… Закат эпохи лож начался с пожара. Сгоревший в 2008-м году «Дягилевъ» стал главной темой для разговоров клубной Москвы. Экономический кризис поставил точку в истории лакшери-клубов нулевых. Последний из могикан Soho Rooms с ложами от 65 000 до 250 000 р. по пятницам и субботам еще держится, а в королевской порой можно увидеть олигархов со свитой. Но это лишь отголоски былой роскоши.

Открылся «Метрополис»

«Метрополис» стал первым московским моллом нового, приближенного к европейскому формата. Главное отличие от более древних собратьев — грамотное зонирование пространства: одежда для взрослых в одном месте, спортивные товары и детские вещи — в другом. К слову, именно тут открылся первый в городе H&M, который до сих пор остается одним из самых больших в Москве.

23 октября 2014
ЧЕМ ЗАНЯТЬСЯ НА WEEKEND? ПОДПИШИСЬ НА САМОЕ ИНТЕРЕСНОЕ

Еще по теме

Загружается, подождите...
Загружается, подождите...
Загружается, подождите...
Регистрация

Войти под своим именем

Вход на сайт
Восстановить пароль

Нет аккаунта?
Регистрация