Эмиль Хирш: «Для большинства актеров получить любую роль — уже везение»
Актер, ставший главной из многих удач «Властелина разметки», — о ремейках, крысах и не снятом, но судьбоносном «Козле».

— Дэвид Гордон Грин сам предложил вам роль в этом проекте или вам пришлось добиваться его расположения на пробах?

— На самом деле весь проект сложился из-за счастливого случая. Я работал над собственным сценарием, все действие которого умещается более-менее в одну комнату. И позвонил Дэвиду задать ему пару вопросов о микробюджетных постановках. Мы знакомы уже восемь или девять лет — должны были в свое время снимать фильм с названием «Козел». «Козел» до съемочной площадки так и не добрался, а тут у меня появился повод связаться с Дэвидом после долгого перерыва. Он очень вежливо ответил на все вопросы, а через пару дней перезвонил и сказал, что после нашего разговора не может отделаться от мысли обо мне во «Властелине разметки». Мне просто невероятно повезло.

— Вы успели посмотреть оригинальный исландский фильм «Так или иначе», пока готовились к роли?

— Нет, я даже избегал его — потому что ты сразу начинаешь искать недостатки в игре и сюжете оригинала, ставишь под сомнение ре- жиссерские и актерские решения. Я вообще замечал, что, бывает, люди берутся за ремейк — и осознанно идут в противоположном оригинальному направлении. И лажают, потому что уводят сюжет не туда. Часто те или иные приемы диктует инстинктивное понимание персонажа — и ты приходишь к тому же, что и твои предшественники, но сам.

— Какую интонацию вы хотели выжать из этого материала и что вы сами думаете об отношениях Элвина и Лэнса?

— Мне хотелось, чтобы получилась драма о людях, смешных от природы. Я знаю уйму смешного народа — невероятно смешных, забавных людей, которые при этом не пытаются быть смешными. Они не шутят все время, нет, смешнее же всего недостатки людей, о которых сами они забывают, при этом постоянно нехотя напоминая о них всем вокруг. Что до Элвина и Лэнса, тут то же самое: Лэнс замечает в Элвине то, что тот сам не видит, например неадекватность его отношений с сестрой Лэнса. Лэнс с самого начала понимает, что Элвину не удается быть мужчиной в базовом, фундаментальном смысле. Так что, когда Элвин начинает ворчать, что Лэнс все делает неправильно, тот немедленно вскрывает его лицемерие.

— Фильмы Дэвида Гордона Грина во многом строятся на работе его постоянного оператора Тима Орра.

— Мы с Тимом работали над фильмом «Вымышленные герои» в 2004-м, так что мы старые друзья. Я доверяю ему, потому что работал с ним еще в юности, это всегда привязывает. Если тебе нравится тот, кто тебя снимает, ты более открыт. Ты не защищаешься, ты более расслаблен, и твоя игра получается интереснее, естественнее.

— Не могу не спросить о песне «Bad Connection», которую вы с Полом Раддом исполняете в кадре. Вы же сами ее написали, правда?

— Ага. Мы с Полом оба любим импровизировать. А тут оба начали петь на площадке — и не переставали. Так получилась мелодия, которая потом вылилась в эту песню.

— Вы успели поработать с такими интересными режиссерами, как Уильям Фридкин, Оливер Стоун, Шон Пенн, Вачовски. Насколько серьезно вы выбираете роли?

— Все про это спрашивают, а у меня вообще нет ощущения, будто я что-то всерьез выбираю. То, что я успел сыграть у таких мастеров, просто большая удача. Для большинства актеров получить любую — подчеркиваю, любую — роль уже везение. Я никогда об этом не забываю — у меня много друзей-актеров в Лос-Анджелесе, и большая часть из нас почти не работает. Даже те, кто пользуется спросом, проводят перед камерой максимум 60 дней в году. Это до обидного мало. Так или иначе, дело не в осознанности того, как строишь карьеру, — скорее в пути, который ты для себя видишь. Я редко рефлексирую об этом. Веду себя как крыса в лабиринте — двигаюсь вперед, и каждый раз, когда нужно сделать выбор, на тот момент мне кажется, что есть только один вариант.