«От меня ждали 12 “Everything Is Embarrassing”»
Люди, купившие билеты на концерт, выкладывают их фото с подписью «Только доживи». Такой уж у Скай Феррейры имидж.

В 21 год Скай Феррейра знает, что значит быть в центре внимания. Она работала моделью у Ива Сен-Лорана, фотографировалась для обложки альбома топлесс и попадала в лапы наркополицейских вместе с бойфрендом-музыкантом Захари Коулом и горой препаратов. За шумихой легко было забыть о музыке. Но выход альбома «Night Time, My Time» и последовавший мировой тур возвращают нас к разговором о ее песнях — а не о том, как она выглядит. И дотянет ли до концерта. Подробонее здесь

— Ты рано начала карьеру.

— Когда я переехала в Нью-Йорк, мне исполнилось 17 лет. При мне было 6 сумок. Я нашла апартаменты через Craigslist — и это был провал. В кухне жили муравьи, ванная была в плесени, а полы разваливались под ногами. Последней каплей оказались тараканы. Я сказала, что иду искать новый дом, и вышла под снегопад.

— Прошло пять лет с подписи под контрактом с лейблом Capitol до выхода альбома «Night Time». Что ты чувствуешь, когда он наконец-то издан?

— Это еще нужно осмыслить — ведь вся моя юность в этих песнях. Это не совсем то, чего люди ждали от меня. Они, вероятно, хотели 12 песен «Everything Is Embarrassing», а я не могла этого сделать. Но я на 100 процентов уверена в этом альбоме и не стала бы ничего в нем менять.

— Почему в итоге лейбл согласился выпустить альбом на твоих условиях?

— Мы дошли до точки, когда люди больше не верили в меня. Я должна была пойти на компромисс. Так что я взяла и написала новые песни. И мы свели их за оставшиеся три недели. Пока мы готовили этот альбом, мне кажется, песен 400 ушло в мусорную корзину.

— Много в твоих песнях правды о тебе?

— Удачными у меня получались только откровенные песни. В реальном мире у меня не слишком классно с коммуникацией — вот для чего нужны песни.

— Как артистка противоречивая и конфликтная, ты наверняка следила за Pussy Riot?

— Да, и это классно, что они получают так много поддержки. Это хороший пример того, что могут социальные медиа. Нам говорят, что в интернете один сплошной троллинг, но есть и противоположные примеры.

— Что касается троллинга в твиттере, как ты на него реагируешь?

— Когда это становится слишком агрессивным и оскорбительным, я могу написать пару слов в ответ. Иногда это весело, иногда через край. Но я стараюсь ничего не воспринимать слишком всерьез в твиттере. Ведь, как правило, я даже не представляю, кто там мне пишет.