Майкл Фассбендер: «С удовольствием бы сыграл Бонда»
Между двумя ролями в новых «Людях Икс» ирландец превратился в суперзвезду и теперь рассказывает нам, как ему в этом качестве живется.

Рецензию на фильм «Люди Икс: Дни минувшего будущего» читайте здесь

— Когда вы подписывались на «Людей Икс: Первый класс», то только набирали обороты, а сейчас вас знает каждый, причем благодаря ролям в авторском, а не массовом кино. Это сказалось на вашем отношении к франшизе?

— Нет, как было и с первым фильмом, меня зацепил сценарий. Я до последней страницы не мог от него оторваться — будто обезумел! Мне не важно, авторский фильм или нет, это никак не сказывается на выборе ролей.

— «Дни минувшего будущего» — фильм даже по комиксным меркам чрезмерный: путешествия во времени, большая политика, еще большая драма. Не боялись вляпаться в совсем уж оголтелый китч?

— Нет. Ты должен рисковать, иначе никак. Не подумайте, что я не боюсь неудач. Наоборот, я все время боюсь облажаться. Но я не даю этому страху одолеть меня. На меня сценарий на физиологическом уровне подействовал, я просто почувствовал, что должен быть в этом фильме.

— Магнето — еще один в вашей галерее мрачных, сложных персонажей. В жизни же вы вообще не похожи на меланхолика с душевными ранами. Люди не удивляются при знакомстве?

— Подозреваю, что удивляются. Но этот парадокс зависит лишь от точки зрения. Например, мы смеемся над шутками комиков — в жизни же они часто оказываются мрачнее тучи. Такое, думаю, удивляет еще сильнее.

— Вы легко выходите из образа? Каково, например, было переключаться, играя садиста в «12 годах рабства»? Что вы делали, когда после сцены изнасилования Стив Маккуин говорил: «Снято»?

— Бежал куда глаза глядят! А если серьезно, мне в какой-то момент пришлось прийти к осознанию, что работу лучше на дом не брать. Актерская профессия и так способствует самокопанию — до одержимости самим собой. Так что я принял осознанное решение оставлять своих персонажей на площадке. Я тщательно готовлюсь к роли, тяжело тружусь, пока съемочный день идет, и мгновенно забываю все, когда он заканчивается.

— Вы же ни разу, кажется, не играли простого парня, обычного отца семейства?

— Мне всегда хочется, чтобы этот простой семьянин попал в переплет! Если честно, меня самого это беспокоит — один тяжелый персонаж за другим. Черт знает почему. Я не против комедий, только не зовут почему-то.

— А Бонда бы сыграли? Вы же тоже известный адреналинщик — любите гоночные машины, даже на это интервью приехали на спортбайке.

— Бонда? Без вопросов. Мне он всегда был симпатичен. Учитывайте, что я не молод — я рос с ним вместе, музыку из фильмов Бондианы назубок знаю до сих пор. Но вообще по сравнению с настоящими адреналиновыми торчками я говно на палочке. Гонки я люблю, вот только сам гоняю паршиво.

— Вы все еще живете в той самой квартирке в Лондоне, где обитали еще до того, как на вас свалилась слава. Почему не переехали?

— Вам бы следовало вместо этого спросить, почему я даже перестановку в квартире ни разу не сделал с тех пор, как въехал в нее. Не знаю, почему я так и не переехал. Я там и временито особо не провожу.

— В Голливуде у вас репутация настоящего дикаря...

— Ну, не знаю. Наверное, она лучше продается, чем «Майкл Фассбендер, обычный парень».

— Постойте. А как же эти слова Киры Найтли: «Когда на вечеринке нужна бутылка шампанского, можно быть уверенной: ее принесет именно Майкл Фассбендер»?

— Элементарная вежливость. Кто же идет в гости без бутылки?

Спецпроект

Загружается, подождите ...