Москва
Москва
Петербург
Вокруг дома Мельникова разразился скандал

Вокруг дома Мельникова разразился скандал

О том, что сейчас действительно происходит с домом-памятником, мы спросили у директора Музея архитектуры им. Щусева Ирины Коробьиной и ее заместителя Павла Кузнецова, под чьим патронажем находится сооружение. 


Дом-мастерская архитектора Константина Мельникова (Кривоарбатский пер., 10) — эталонный памятник советского конструктивизма. Для многих — символ города, не менее важный, чем Кремль или собор Василия Блаженного. Вот только за последние десятилетия с домом уже успели приключиться 33 несчастья, и конца им нет по сей день. Возможность обрушения, скандал с Екатериной Каринской, внучкой архитектора, якобы выделенный бюджет на реконструкцию, долгожданная смена охранного статуса, открытие Музея Константина Мельникова... О том, что сейчас действительно происходит с домом-памятником, мы спросили у директора Музея архитектуры им.Щусева Ирины Коробьиной и ее заместителя Павла Кузнецова, под чьим патронажем находится сооружение.

— Дому-мастерской присвоили новый статус — «объект культурного наследия федерального значения». Что это значит? Быть объектом регионального значения для сохранения памятника недостаточно?

— Дому присвоена наивысшая степень охраны. Это своего рода государственная гарантия, что над ним не надругаются. Не в смысле вандалов, а в смысле реконструкции — никаких изменений, только реставрация.

— Какие теперь шаги предпримет музей им. Щусева?

— Необходима опись мемориального имущества. Но есть большое но: на данный момент там проживает внучка Мельникова — Екатерина Каринская с семьей. Необходимо отделить ее личные вещи от мемориальной обстановки, описать ее, подготовить к музеефикации. Одновременно приглашаются эксперты, которые смогут разобраться, как вести реставрацию дома, по этим данным определят необходимый бюджет. Начавшаяся больше 10 лет назад застройка района вокруг дома Мельникова ухудшила гидрологическую ситуацию. Состояние дома сложное — требуются неотложные меры по его спасению. Однако даже такую несложную процедуру, как опись обстановки, сейчас сделать затруднительно, не говоря уж о работе специалистов-реставраторов, поскольку у Музея архитектуры отсутствует доступ в дом.

— В чем суть тяжбы?

— Половина прав на дом принадлежит Музею архитектуры, другая половина — Елене, младшей дочери Виктора Константиновича Мельникова. Свою долю она готова передать государству при условии создания там музея. Однако здесь разворачивается настоящая семейная драма: старшая дочь Екатерина считает, что отец был не в себе в момент составления завещания, и отказывается признавать документ. Она самолично провозгласила себя смотрителем дома, проживает там c семьей, пускает туда только избранных, кого она сочтет нужным (например, сестру Елену не пускает). Из-за этого работы по обследованию и реставрации не могут начаться.

— Были ли попытки государства договориться с ней по-хорошему?

— Конечно! В свое время даже были выделены две квартиры на ул. Генерала Тюленева. В них, согласно решению суда, Каринская была выписана еще в 1996 году, а ее прописка в доме объявлена недействительной. Но, насколько нам известно, она приватизировала их на родственников и теперь на камеру разводит руками и говорит: «Где же я буду жить, если съеду?» Можно сказать: она проживает в доме незаконно.

— Почему никто не вмешается в эту ситуацию?

— Существует проект мирового соглашения между всеми участниками судебного спора по дому, включая Росимущество, о передаче второй части дома государству. Угадайте, чья подпись на нем отсутствует? Без нее документ, увы, не действителен. Музей не имеет полномочий выселять человека, мы не можем заставить ее собрать чемоданы и выставить за порог. Однако, пока идут все эти переговоры, здание разрушается. Момент необратимости не за горами.

— Что происходит с музеем, который, по завещанию, должен открыться рядом с домом?

— Теперь, когда получен новый статус дома, на очереди исполнение воли Виктора Константиновича Мельникова — создание музея отца и сына. В завещании написано — помещение вблизи дома Мельникова. Поэтому музей откроется на Воздвиженке, в 10–15 минутах ходьбы от дома. Правда, такая ситуация не устраивает Каринскую. Она считает, что это слишком далеко.

— А почему и правда не открыть музей в соседних домах?

— Район Арбата сильно застроен, там просто некуда воткнуться. Открытие экспозиции музея запланировано на ближайшие 10–12 месяцев, сейчас идут переговоры со спонсорами. После реставрации сам дом Мельникова станет частью музея, важным объектом показа.

— В прессе были сообщения, что бюджет на реконструкцию выделен в конце 2013 года.

— Это не соответствует действительности. Вообще, в истории с домом Мельникова есть очень много неточностей, особенно со стороны прессы. Нашим музеем подана заявка на бюджетные средства, и мы надеемся в ближайшее время получить их, для начала — на обследование и противоаварийные меры. Пока сложно сказать, сколько всего потребуется средств на полноценную реставрацию, очевидно, что это не один десяток миллионов рублей. И займет она не один год.

27 марта 2014,
ЧЕМ ЗАНЯТЬСЯ НА WEEKEND? ПОДПИШИСЬ НА САМОЕ ИНТЕРЕСНОЕ

Еще по теме

Загружается, подождите...
Загружается, подождите...
Загружается, подождите...
Регистрация

Войти под своим именем

Вход на сайт
Восстановить пароль

Нет аккаунта?
Регистрация