Восемь лучших выставок: от главного проекта «Другой Лондон» до персоналки Дианы Арбус.
Previous
Фотобиеннале-2014: лучшее
1/8

Француз Анри Картье-Брессон начал фотокарьеру с того, что на коронации Георга V повернулся к августейшей особе задом и стал снимать толпу. Швейцарец Роберт Франк был одержим визуальными возможностями лондонского тумана. Немец Эмиль Отто Хоппе в 30-х снимал банкиров в котелках, а сорок лет спустя итальянец Марио де Бьязи документировал «луки» юных лондонских модников ровно в таких же головных уборах. В коллекции Эрика и Луизы Франк, которая была подарена галерее Тейт, находилось 1400 фотографий, снятых с 1880-х по 2000-е годы. Почему для выставки «Другой Лондон» был выбран период с 30-х по 70-е? Почему один из самых ярких городов планеты представлен здесь исключительно в черно-белых тонах?

Уайтхолл, Парламент или Гайд-парк выглядят так же, как и сегодня, но руки в перчатках и битый кирпич под ногами говорят, что идет Вторая мировая война. В 1942-м Вольфганг Сушицки запечатлел огромную воронку от бомбы у Собора святого Павла. Благодаря сделанному в 1945-м снимку Феликса Мана мы видим чудо включившегося света после шести лет тотального затемнения. В 1935-м Дора Маар фиксирует, как кто-то собирает пожертвования в День Империи. Но кого, кроме жителей королевства, над которым когда-то не  заходило солнце, может волновать День Империи? Кто еще заметит, что на Вестминстер-бридж нет трамвайных путей, а в районе доков Сент-Катарин нет и следа престижного жилья и привлекающих всеобщее внимание магазинов? Да и людей на улицах подозрительно мало. Присмотритесь, и Лондон 30–70-х покажется вам не другим городом — другой страной.

Next