Сергей Бабкин и группа K.P.S.S.: «Маска мне не нужна»
Экс-половинка группы «5’nizza», актер, музыкант и поэт Сергей Бабкин рассказал Time Out о своих многочисленных проектах.
У тебя много нестандартных идей. С какими программами ты сейчас выступаешь?

Во-первых, сам — только я и гитара; потом с Сережей Савенко (кларнет). Я считаю, это отдельные программы, потому что когда я один, то делаю этакий моноспектакль, а когда с партнером — это другое, там идет диалог. Еще есть проект классической музыки, «Аминь.ru», и пародийный блатняк «Взблатнулось». И есть группа K.P.S.S. Раньше это была просто программа с названием «КРОК» («шаг» в пер. с укр.). Я искал что-то смешное со словом «рок», но мне так уже не нравится. Да и вообще «рок» — это не описание того, что мы делаем.

То есть K.P.S.S. — это отдельное явление?

Да, я на этом настаиваю. Но все равно иногда пишут: «Новый проект Сергея Бабкина». У нас уже есть полная программа, с которой мы выступаем (16 песен, 1,5 часа), есть свои поклонники.

Почему такое название?

Это первые буквы имен участников группы: Костя, Петя, Стас, Сережа.

Как у тебя дела с джазовой программой?

Репетиции начались в конце января. Там те же музыканты, что и в классике: Ефим Чупахин (фортепиано), Сергей Савенко (кларнет), Константин Шепеленко (ударные), Игорь Фадеев (бас-гитара). Песни эти мы уже исполняем, в итоге будет новый альбом классики.

Тебе предлагали тексты песен?

Да, такое было, но из «не своих» я исполняю только две песни во «Взблатнулось». У нас в театре есть актер Сергей Савлук. Его отец Федор Савлук пишет стихи. Он художник, с командой они ездят по Украине и за рубеж — расписывают церкви. На его стихи написаны песни «Алкоголизм» и «Башмаки». Мне приносили тексты, я читал, пробовал, но… Может быть, это только пока. Недавно увидел видео: маленький мальчик читает «На Земле безжалостно маленькой…» Роберта Рождественского. Просто потрясающе! Мне сразу захотелось на это стихотворение песню сделать.

Почему ты в последнее время стал выступать без грима?

Частично из-за того, что люди говорили: «Не видно глаз». Есть черные впадины, улыбка — маска. Я спорил с ними: это человек такой в маске поет, и я так отделяю себя от него. А потом подумал: зачем она нужна? Она пронесла эту мысль — и спасибо. Теперь для «Аминь.ru» все мы надеваем белые брюки и рубашки. Во «Взблатнулось» вообще шикарно: и очочки, и усики, и кепочка.

У тебя есть «мертвые» песни, которые больше не цепляют?

Есть те, которые я перестал исполнять. Не могу себе объяснить, почему. В основном из старых. Я даже слов и аккордов не помню. «Закаменела злость», «Надоело», «Америка», «Дурак», «Даволен» (пишется именно так), «Шизофрения» — их много.

В свои 19 лет ты ходил бы на концерты Сергея Бабкина?

Я тогда слушал «Чижа». Думаю, да, ходил бы.