Москва
Москва
Петербург
Вин Дизель: «Меня используют как мясо, но я вернусь к комедии»

Вин Дизель: «Меня используют как мясо, но я вернусь к комедии»

Переживший уже четыре «Форсажа» актер верит в свое актерское мастерство.
Твой герой Доминик — эмигрант из Мексики, а его напарник Брайан О’Коннор — белый американец, который вырос в условиях так называемой американской свободы. Но именно Доминик выглядит как совершенно свободный человек. Ты сам придумал такую трактовку роли?

Ну ты даешь… Это же какой интересный у тебя подход… как будто мы тут Шекспира прямо играем… Я даже не задумывался об этом. А ведь точно! Хм… ты меня тут подловила. Свобода Доминика, наверное, все-таки определяется сценарием. Наверное, он по сути своей даже больше американец, чем Пол, его страсть к машинам больше говорит об американской, автомобильной культуре. Но, если уж быть до конца честным, я вообще не думал об этой стороне характера Дома… Ты меня еще раз убедила в том, что я давно подозревал… Герои фильма начинают свою собственную жизнь после того, как их хотя бы раз увидели зрители. Каждый наделяет героя картины каким-то своим понимаем. Иногда герой оказывается глубже, чем ты его пытался показать, а иногда мельче, ущербней. Ну как можно не любить такую работу, а? Никогда точно не угадаешь, что получится!

Ты когда-нибудь попадал в ситуацию, когда кто-то пытается взять тебя на слабо, мол, ты такой весь с виду крутой, а вот на самом деле… Может, в баре что-нибудь такое было?

Ну, мне как-то везло, наверное. Никто меня на кулачный бой не вызывал и не пытался проверить, чье кунг-фу лучше. А может, дело в том, что в барах бываю редко. Я имею в виду, в тех барах, где можно на такую проверку напороться. Времени у меня мало, а в барах принято торчать подолгу. Но если говорить о внешности, то мое тело, к которому я отношусь очень ответственно (смеется), не должно вызывать ощущение, что я сильней и круче всех. Моя задача донести до людей тот факт, что я уверен в себе, что у меня есть стержень, центр, если хочешь, который позволяет мне эту уверенность поддерживать. Мне не нужно самоутверждаться за чей-то счет, как это часто делается в драках. Я просто живу по принципу древних римлян: «В здоровом теле — здоровый дух».

Одна из самых интересных твоих ролей — в фильме Сидни Люмета «Я виновен», и это сатира. Планируешь когда-нибудь вернуться к комедии?


О, это одна из самых любимых моих работ. Люмет позволил мне посмотреть на себя с совершенно другой стороны… Он помог мне осознать, что актер может вырваться из порочного круга стереотипов. Меня же обычно используют как мясо, в экшенах, где нужны мускулы, сурово сдвинутые брови, плотно сжатые губы… Тут большого мастерства не надо. А Сидни позволил мне почувствовать себя актером. Фильм был очень камерным, почти театральным. Я был очень счастлив. Я знаю, что обязательно вернусь к комедии, и другие жанры попробую. Я ведь ужасно любопытный. Однако зритель требует свое… Ему нравится Доминик Торетто. Ну, я дам ему Доминика.

Так будет и пятый «Форсаж»?

Не знаю, посмотрим. Но зацепку мы, конечно, оставили, разве нет? (Подмигивает.)

ЧЕМ ЗАНЯТЬСЯ НА WEEKEND? ПОДПИШИСЬ НА САМОЕ ИНТЕРЕСНОЕ
Загружается, подождите...
Загружается, подождите...
Загружается, подождите...
Регистрация

Войти под своим именем

Вход на сайт
Восстановить пароль

Нет аккаунта?
Регистрация