Москва
Москва
Петербург
Александр Арсентьев: «Я перехоронил человек двести»

Александр Арсентьев: «Я перехоронил человек двести»

Исполнитель главной роли в премьере Пушкинского театра «Письмо счастья» о новом для Москвы латышском режиссере Дж. Дж. Джилинджере, ну и немного о себе.
Джилинджер — «распространенная» латышская фамилия…

Насколько я понимаю, Джилинджер — это творческий псевдоним. Нам он сказал: «Зовите меня Джил». Джил — известный в Латвии режиссер, работает в театре «Дайлис». Он — бывший рокер, и выглядит, как человек с «роковым» прошлым. Хотя в свои 42 года, он уже дедушка. Пьесу Танкреда Дорста «Фернандо Крапп написал мне письмо» он уже ставил в Риге десять лет назад.

Дж. Дж. эмоциональный, как все прибалты?

Он умеет взрываться, особенно, когда показывает, как надо играть роль. Но на актерах не срывается. Говорит: «Есть три вещи в жизни — алкоголь, сигареты и секс — которые удерживают тебя в уравновешенном состоянии». Наверное, благодаря этому он — человек сбалансированный. И профессионал — мы выпускаем спектакль за полтора месяца, четко укладываясь в график. С Джилом интересно и легко — и по-человечески и творчески. Он из тех редких режиссеров, которые не напрягают, не требуют от тебя невозможного. Но умеют сделать так, что у тебя получится то, что сначала кажется невозможным.

И что для вас такого особенно невозможного?

Стилистика современного немецкого театра, я бы сказал. Сама пьеса достаточно жесткая в человеческих проявлениях персонажей. В крайности проявления эмоций. Такая сдержанная северная эмоция, когда ты сидишь на бочке с порохом, и зажженный фитиль потихонечку подбирается к этой бочке.

А поконкретнее, что там, в бочке?

История драматическая. Я играю миллионера, который любит в извращенной форме. Может, это сильно сказано. Потому что, наверное, так любят многие мужчины. Считают, что говорить о любви не надо — и так все понятно. А женщинам мало поступков, им нужны слова, эмоции, что для Фернандо Краппа — мишура, лишнее. Любовь есть как вещь у вас в кармане, кричать не надо. Крапп знает, что любит, и ему достаточно. Не обязательно говорить об этом своей жене. А когда появляется третий — некий Граф — Крапп не идет бить морду, а очень элегантно поворачивает ситуацию так, что и жене, и Графу становится не по себе.

В Школу-студию МХАТ вас принимал сам Ефремов. Чем удалось его пленить?

Олег Николаевич при приеме задал всего один вопрос: «Вам сейчас двадцать два года. Что вы делали до этого?» Я рассказал на полном серьезе о том, как после школы меня забрали в армию, как мне, не игравшему ни на одном музыкальном инструменте, предложили играть в военном оркестре. Дирижер сказал: «Улыбнись», — я улыбнулся, дирижер поставил диагноз: «Трубач». Я за час выучил партитуру четвертого марша Шопена на тубе и со следующего дня стал ездить «на жмура» — в похоронной команде. Военный оркестр на похоронах — самая дешевая услуга, деньги платить не надо, надо всего лишь накормить музыкантов.
…Знаете, я за время солдатской службы перехоронил так человек двести. Научился философски относиться смерти. Живут люди разными путями, а путь на кладбище один и тот же: одни те же ветки на земле, одни и те же машины везут, все та же наша похоронная команда…

27 февраля 2009,
ЧЕМ ЗАНЯТЬСЯ НА WEEKEND? ПОДПИШИСЬ НА САМОЕ ИНТЕРЕСНОЕ
Загружается, подождите...
Загружается, подождите...
Загружается, подождите...
Регистрация

Войти под своим именем

Вход на сайт
Восстановить пароль

Нет аккаунта?
Регистрация